Неделя 35-я по Пятидесятнице (проповеди)

22 января \ 4 февраля в 2024 году


Утр. — Ев. 2-е, Мк., 70 зач., XVI, 1-8. Лит. — 1 Тим., 280 зач. (от полу́), I, 15-17. Лк., 93 зач., XVIII, 35-43. Мчч.: Рим., 99 зач., VIII, 28-39. Лк., 105-106 зач., XXI, 8-19.


Проповедь митрополита Сурожского Антония

Исцеление слепого

Лк.18:35-43.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Перед Крещением Господним, перед тем славным днем, когда Христос пришел на берега Иордана креститься от Иоанна, святой Иоанн Креститель призывал всех к нему приходящих к покаянию, то есть к тому, чтобы отвернуться от всего, что делало их недостойными собственного человеческого звания, недостойными Бога, призывал их к тому, чтобы предаться Богу всей душой, всем умом, всем сердцем, всей волей — и всей крепостью и слабостью своей.

И так же Церковь, перед началом вскоре наступающего Поста, предоставляет нам несколько подготовительных недель, когда из недели в неделю будут явлены нам самые обыкновенные, но и самые разрушительные грехи, которые нам мешают стать Божиими людьми.

Перед началом этих подготовительных недель вспоминается слепой Вартимей, которого Господь исцелил от приобретенной слепоты. Таковы и мы; мы не слепы от рождения, — мы делаемся слепыми, потому что видимое нам закрывает взор к невидимому. И вот, мы должны в течение этой недели поставить перед собой вопрос о нашей слепоте и о прозрении. Прозреть нам надо во многих отношениях. Нам надо научиться видеть в себе зло, которое делает нас мелкими, недостойными даже человеческого звания, не говоря уже о том, что оно нас делает неспособными приобщиться Божественной природе, — что является нашим призванием. Но мы должны также научиться видеть в себе образ Божий, ту святыню, которую вложил в нас Господь и которую мы должны уберечь, укрепить, которой мы должны дать воссиять полным светом через подвиг всей жизни.

Мы должны также научиться по-новому вглядываться в нашего ближнего. Мы слишком легко видим его недостатки; мы должны, в течение этих дней и последующих недель, научиться так всматриваться в глубины каждого нашего ближнего, чтобы увидеть в нем этот святой, Божественный образ, и научиться благоговейно, трепетно относиться к каждому человеку вокруг нас.

Но для того, чтобы видеть, нам порой нужно посмотреть на себя в зеркало; какое же зеркало у нас есть? — Евангелие. В Евангелии мы видим совершенного Человека Иисуса Христа, каким мы призваны стать. И мы видим вокруг Него и праведников и грешников: и грешников погибающих, и грешников в покаянии спасающихся. Давайте читать Евангелие благоговейно, вдумчиво, серьезно, с тем, чтобы через него увидеть в себе и все светлое, и все темное, чтобы научиться видеть и в других тот невечерний, неумирающий свет, которого никакая тьма не может заглушить ни в нем, ни в нас. И тогда мы сможем устремиться через подготовительные недели Великого Поста к дивным дням Страстной седмицы и к Воскресению Христову. Аминь.

13 января 1991 г.

Проповедь митрополита Сурожского Антония

Слепой Вартимей

Лк.18:35–43.

Слепой человек, который сидел у врат Иерихонских, знал, что он слеп. Мы тоже слепы — и мы не знаем этого. Он знал, что слеп, потому что все вокруг него могли свидетельствовать, что они видят, а он не видит, могли ему описать, что они видят, и он мог понять, чего он лишен.

Мы слепы, и если сравнивать нас со святыми — такими же, как мы, людьми, но которые просветлели душой, прозрели сердцем, умом, — то ясно делается, как многого мы не видим. Но первая наша беда в том, что так редки среди нас люди со зрением, а еще страшнее то, что мы верим, будто состояние большинства — нормальное состояние, а если кто — редкий! — видит, слышит, чует, понимает, переживает необычайное, то он — вне нормы, он не обязательно является меркой для нас и судом над нашей слепотой, нечуткостью, мертвостью. В те времена в тех местах, где были явлены святые, с ними поступали, в общем, так же, как люди поступили со Христом: слушали недоверчиво, воспринимали слова насмешливо, к советам их не прислушивались, пути их не следовали. Порой дивились тому, что им дано, но считали это настолько необычайным, настолько неестественным, что к этому и стремиться нет смысла. Так и теперь мы слепы, мы не видим, не чуем. И надо себе поставить вопрос: чего же мы не видим, к чему мы слепы? Тогда, может быть, нам и придет на мысль прислушаться и попробовать понять.

Слепы мы к тому, что Бог посреди нас; в храме, вне храма — везде присутствует Господь; а мы живем, словно Его нет. Он рядом с нами, мы Им дышим, движемся, есмы — и не отдаем себе в этом отчета, приписываем себе жизнь, силу, ум, переживания, дарования, успех; однако проходим мимо Того, Кто есть источник всего. Мы слепы в этом отношении: среди нас Господь — а мы можем думать пустые думы, переживать бессмысленные переживания, вести между собой тленные и растлевающие беседы. А Он стоит безмолвно, как нищий стоит у двери: не взглянет ли кто на Него, не обратит ли кто внимание, не учует ли кто Его присутствия, не переменит ли Его присутствие чего-либо в сердцах, в мыслях, в словах людей?..

И мы не видим; и нас так много, невидящих, что нам это и не странно: все слепы — значит, это норма! Как это страшно! А когда мы посмотрим вокруг себя, то мы такие же слепые. Каждый человек — образ Божий, икона, подобие; а мы ничего подобного не видим в нем. Пусть, конечно, эта икона изуродована — но разве мы к иконе, изуродованной человеческой грубостью, так относимся, как относимся к человеку? Если мы найдем икону растоптанную, оскверненную — с каким благоговением, с какой болью сердечной мы ее поднимем, прижмем к сердцу, унесем к себе, вычистим, поставим, как мученицу, на святое место и будем рассматривать то, что ее изуродовало, как раны, и благоговеть перед этим, потому что в этом мы увидим образ того, что случилось с Богом, когда Он стал Человеком: как Его люди били, как топтали, как оплевывали, как смеялись над Ним — это мы можем увидеть в иконе, написанной красками и пострадавшей.

А когда перед нами нерукотворный образ — человек, мы видим в нем — не знаю что, только не образ Божий, и относимся к нему, конечно, не так, как отнеслись бы к иконе, о которой я сейчас сказал… Разве нам разрывает сердце уродство человека — что он зол, что он завистлив и т. д.? Нет! Нам не больно от этого, нам противно! И другому так же противно смотреть на нас, потому что мы такие же, как те, кого мы осуждаем… И вот слепой в потемках бьет слепого, и никто из них не признает, что сам слеп и что это — ужас…

И еще: все в руке Господней; пути Божии неисповедимы: они бывают страшны; они бывают так светозарны, что слепит очи; они бывают так скромны, неприметны, что нужно все наше внимание, чтобы уловить действие Божие. И вся наша жизнь, жизнь каждого отдельного человека, каждого из нас — в руке Господней. И все, без исключения, что в ней происходит, имеет смысл, если бы мы только прозрели и поставили вопрос: Куда ведет Господь? Что это значит? — а не кричали: Мне неудобно! Мне больно! Меня это раздражает! Не хочу этого! Отойди прочь, Господи, с Твоими блаженствами, которые говорят о голоде, и о плаче, и о гонении, и об одиночестве… Не хочу того!..

И мы слепы: слепы в своей жизни, слепы в сложной, богатой жизни других, кто с нами связан; слепы в понимании путей Божиих в истории, слепы по отношению к отдельным лицам и к целым группам людей — верующим, неверующим, своим, чужим; к своим так же слепы, как к чужим… Разве это не ясно, если только подумать?

А мы сидим в пыли у врат Иерихонских и воображаем, что зрячи. Проходит Христос, и мы голоса не возвысим, не крикнем о помощи; нет нужды, чтобы нам говорили: “Молчи, не тревожь Учителя”… Что мне от Него нужно? Я все знаю… Что Он может мне дать? Я зрячий, я живой… Неправда! — и слеп, и мертв! И только от Него может быть прозрение, и только от Него может быть жизнь. Но вот, мы не видим этого и не просим — а Он проходит; больше того: останавливается, стучит в дверь ума, сердца, жизни всеми событиями, всеми людьми, всеми переживаниями, всем без исключения, чем полна моя личная жизнь, и жизнь каждого вокруг, и всех, и всего мира и вселенной. А мы не слышим даже стука, даже гласа Господня, и не отворяем…

Перечтем этот рассказ. Христос спрашивает: Что тебе от Меня нужно?.. Мы бы ответили: Да ничего мне не нужно, Господи; все у меня есть… Или, наоборот, чего только мне ни нужно — богатства, славы, дружбы, тысячи вещей, только не Его и не Его Царства. И поэтому и не слышим мы или слышим так редко: “Прозри! Ты же веруешь, ты поверил! Ты — на грани зрячести, так прозри же, это в твоих руках!” Не слышим мы этого слова не потому, что у нас какая-то теоретическая вера бессильна, а потому что ничего нам не нужно, мы “зрячи”. Как это страшно!

Подумаем все над этим пристально, пока еще можно прозреть и увидеть, как богата славой жизнь, как близок Господь, как сияет Он славой вечности, как бесконечно Он смиренен, кроток, близок к нам, как лежит это сияние Господне на каждом лице, как на иконе, бьет ключом жизни в каждом событии, в каждом человеке, зовет нас: Разомкнись! Открой глаза, открой сердце, разомкнись! Пусть воля твоя будет гибкой, свободной! Пусть тело твое будет, как земля богатая перед посевом Господним, и тогда жизнь будет!.. Рождается жизнь в человеке и вокруг него ширится, как свет, как тепло, как радость, как вечность. Все нам дано, и как мало мы это берем… Дай нам Господь мужество быть правдивыми, и дай нам Господь радость — радость прозреть! Аминь.

Проповедь игумена Никона (Воробьева)

На Лк.18:35–43.

…Счастлив слепец невидевший и веровавший (Лк. 18:35-43).

Отчего книжники, фарисеи — «интеллигенция» — не веровали в Иисуса Христа? Они видели чудеса и слышали Слово Божие. Значит, есть слепота душевная. Такая слепота в наше время охватила почти всех: и интеллигенцию, и простой народ.

Не только не видят эти слепцы, но и не хотят увидеть по гордости, по несознанию своей слепоты, по отсутствию веры в существование особого зрения. Второй вид слепоты — ненависть и злоба: «кто ненавидит брата своего, тот во тьме находится и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому чтоослеплены у него глаза» (1Ин. 2:11). Есть третья слепота — страстей и суеты. «Вижу… людей, как деревья» (Мк. 8:24). Все мы относительно слепы.

Слепота души гораздо опаснее и тяжелее слепоты телесной: ибо душевная слепота может привести к вечной погибели. Блажен, кто познает свою слепоту и всем сердцем будет умолять Спасителя об исцелении, будет сокрушаться и каяться.

52 правило Апостольское: «Аще кто епископ или пресвитер обращающегося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен из священного чина. Опечаливает бо Христа рекшего: «Радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся» (Лк. 15:7, 10).

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

О Иерихонском слепом

Лк.18:35-43.

Слышали вы в нынешнем Евангельском чтении повествование о чудесном исцелении слепого в Иерихоне Господом нашим Иисусом Христом.

Обратили ли вы внимание на то, как настойчиво, как усиленно он просил у Господа об исцелении? Он просил, он вопиял, он умолял, и апостолы Христовы запрещали ему кричать, чтобы не беспокоил Господа.

А Господь подозвал его и возвратил ему зрение.

Помните ли о том, как настойчиво умоляла язычница-сирофиникиянка Господа Иисуса Христа об исцелении ее беснующейся дочери? Помните ли, с какой настойчивостью искала кровоточивая женщина исцеления от Него, надеясь, что одним прикосновением к одежде Его получит исцеление?

Не примеры ли нам все это? Не научение ли о том, что и мы, когда нуждаемся в благодати Божией, должны настойчиво, усиленно вопиять к Нему, просить, просить, пока не получим; должны настойчивостью молитвы своей быть подобны Иерихонскому слепцу, женщине-сирофиникиянке и жене кровоточивой.

Это первое, что я хотел сказать вам.

А теперь углубим наши мысли и спросим себя, почему Господь наш Иисус Христос творил такое множество исцелений больных?

Все, кто внимательно читают Евангелие, знают, что все чудеса Христовы имели своей целью облегчение страданий человеческих. Он исцелял слепых, хромых, очищал прокаженных — исцелял всяких больных, которые во множестве приходили к Нему. Он насытил пятью хлебами и двумя рыбками огромное количество голодного народа.

А если кто-нибудь из вас когда-нибудь читал мусульманский Коран, он наверно был поражен глубоким различием между Христовыми чудесами и теми, которые мусульмане приписывают своему пророку Мухаммеду. О, как мало сходства, о, как много фокусного в чудесах Мухаммеда. Как странны они, как не нужны, как бесполезны они для людей!

Итак, Господь наш Иисус Христос в Своих чудесах являл Свою любовь к людям, Свою жалость к страдающим, несчастным, всегда старался облегчить их страдания. Вот это важно, вот это запомните.

Но спросит, может быть, кто-нибудь: «А разве только болезнями и голодом ограничивается круг бедствий человеческих? Разве мало зол и несчастий, и страданий, и мучений зависит от несовершенства общественного и государственного строя, от несправедливости этого строя?»

О да, мы знаем, какое бесчисленное количество бедствий переживали люди во все времена, во всех странах, при всех правительствах, именно по этой причине.

И спросите вы, почему Господь наш Иисус Христос не обращал внимания на эти бедствия, почему в Его деятельности земной ничего не было похожего на дела великих реформаторов, великих законодателей, стремившихся искоренить социальную неправду, положить предел страданиям людей, зависящих от этой неправды.

На этот вопрос отвечу я вам.

Вы знаете, что непосредственно после крещения во Иордане Господь Иисус Христос был уведен духом в пустыню и там провел сорок дней без пищи и питья, готовясь к Своему величайшему служению.

И там, когда на сороковой день Он взалкал, этим воспользовался сатана. Он знал, что долго голодающий человек теряет силу воли, теряет способность сопротивляться, и потому выжидал до сорокового дня, и когда взалкал Господь Иисус Христос, тогда приступил к Нему со своим диавольским искушением.

Не буду говорить о всех трех искушениях, остановлюсь только на одном последнем и самом сильном.

«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне» (Мф. 4, 8-9).

Понимаете ли вы сущность этого искушения, его силу и опасность? Предлагал Ему сатана власть, нераздельную, абсолютную, полную власть над всеми царствами земли, только бы Он поклонился ему. Конечно, Господь отверг и это искушение.

Почему отверг? Потому что предлагал сатана ту власть, которую имеет всякое правительство. А никакая государственная власть не может ни в коем случае обходиться без принуждения, без насилия. Своими законами принуждает она к повиновению, за неисполнение их карает, тяжко карает — заставляет, принуждает, и без принуждения не может действовать никакая, даже самая лучшая, самая совершенная власть. Принуждение есть необходимый атрибут государственной власти.

А Господь разве мог, разве хотел действовать принуждением? О нет, о нет! Он не хотел, Он отвергал всякую власть, связанную с принуждением.

Однажды подошел к Нему некто из народа и сказал Ему: «Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: Кто поставил Меня судить или делить вас?» (Лк. 12, 13-14).

Ему нужна была другая власть: Он искал другой власти, хотел властвовать над свободными сердцами человеческими.

Люди сотворены со свободной волей, они могут избирать в жизни свой путь, какой им нравится: или путь правды и страданий за правду, путь милосердия, путь любви — или путь отвержения всякой правды и служения своим похотям и страстям, могут избрать путь греховный.

Бог никого не принуждает выбирать тот или иной путь, ибо дал нам свободную волю. И вот именно потому, что сотворены мы со свободной волей, Христос не желает воздействовать на нас принуждением, воздействовать так, как воздействует государственная власть.

Он, как Бог, мог бы тяжелыми карами заставить всех людей повиноваться Ему; мог бы всех заставить уйти с пути зла и неправды, мог бы истребить даже самого диавола, но Он нас не хочет насиловать. Он ищет свободного, любовного подчинения Себе. Он ищет в сердцах человеческих веры в Него и любви к Нему. Если находит веру и любовь, то Своею Божественной благодатью спасает такого человека.

Господь и Бог наш Иисус Христос сказал однажды в высшей степени важные слова, которые да не забудет никто из вас: «…из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления…»(Мф. 15, 19).

Он говорит, что источником всех наших действий, добрых и злых, служит наше сердце и, зная это, хотел очистить сердца людей.

Чрез Своего великого апостола Павла Он говорит: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор. 3, 16).

Сердца ваши по воле, по желанию Спасителя должны быть храмами Духа Святаго, сердца должны быть чистыми, полными любви к Богу, полными ненависти ко всякому злу. И такие вполне очищенные сердца могут исправить и все общественные бедствия.

И при самом лучшем политическом и общественном строе, при самых лучших, справедливых законах находится большое количество людей с нечистыми, злыми сердцами. Они боятся только принуждения, боятся наказания, а не хотят, не хотят подчиняться добрым, справедливым законам, стараются обойти их, и бесы научают их, как обходить даже и справедливые законы. И пока не исправятся сердца человеческие, это неизбежно будет повторяться.

Тех, которые недоумевают, почему Христос не заботился об общественных бедствиях, отверг власть политическую, тех попрошу вдуматься в то, что говорю.

Разве не знаете, что Господь всегда учил милосердию, жалости, состраданию, любви, разве не знаете, что на Страшном Суде будет Он судить по одному признаку: делали ли дела милосердия и любви или не делали их. Это единственная мерка, которой будет руководствоваться Всеправедный Судия.

И христиане апостольских времен именно так восприняли учение Христово. Они полны были скорби о бедствиях, которые испытывали нуждающиеся братья их, полны скорби о неравенстве общественном. И эти древние христиане заботились всеми силами, чтобы не было неравенства, не было нищеты. Продавали они имения свои и вырученные деньги приносили к ногам апостолов для распределения между нуждающимися. Все они были одна душа и одно сердце, и среди них не было нуждающихся. Разве это не исцеление общественной несправедливости?

Да, конечно, исцеление, единственное коренное, радикальное исцеление, ибо только когда люди проникнутся жалостью, милосердием к братьям своим, в нужде находящимся, когда будут объединены все люди Божественной любовью, только тогда будут излечены бедствия общественной несправедливости, общественного неравенства. Только тогда будет благодатной жизнь людей, когда во всех стремлениях своих будут руководствоваться законом любви, законом правды все люди.

Вы знаете из газет, что творят американцы в несчастной Корее, стремясь приобрести всемирную власть, насаждая свои законы, готовые утверждать их атомными бомбами. А разве они не считают свой государственный строй совершенным и справедливым, лучшим строя всех других государств?

Если такую чудовищную неправду творят они везде и всюду, что скажем мы об их общественном строе? Скажем, что порочен он, неправеден, несправедлив, что сердца их полны злобы и неправды.

Вот именно зло и неправду хотел искоренить Христос в сердцах человеческих. Своим призывом к любви и милосердию, к состраданию к несчастным хотел Он уврачевать общественные недуги.

Видите, что несправедливо мнение некоторых о том, будто Христос был равнодушен к неправде общественных отношений. Никто с такой огромной глубиной, как Он, не чувствовал этой неправды, никто так горячо не хотел искоренить ее. Но знал Он, что есть для этого одно средство — исправление человеческого сердца.

В этом задача жизни нашей — в исправлении сердец наших и очищении их, чтобы не исходила из них никакая неправда. И только тогда воцарится святая правда в отношениях между людьми, когда сердца всех их станут источниками любви, а не злобы, себялюбия и зависти.

В этом великом деле очищения сердец наших да поможет нам Единый Ведый сердечная.

Аминь.

27 января 1952 г.

Проповедь епископа Митрофана (Зноско-Боровского)

На Лк.18:35–43.

Когда Господь Иисус Христос приблизился к городу Иерихону, у его ворот совершилось одно из последних чудес на благо страждущего человечества.

У ворот сидели нищие, которые просили милостыню. Среди них был слепец Вартимей. Надеясь на хороший сбор милостыни, он не предполагал, какое ожидало его счастье. Заслышав необычайный шум проходящего народа, он узнал, что тут проходит Иисус Назарянин, слава о чудесах Которого гремела по всей стране. Это возбудило в слепце радостную надежду, и он забыв об ожидаемый милостыни, стал кричать: «Иисусе, Сыне Давидов, помилуй мя!» Народ хотел заставить его замолчать, считая этот громкий крик непристойным в присутствии Того, Который вот-вот должен был войти в Иерусалим, как Мессия Своего народа. Но Христос услышал его вопль и Его сострадательное сердце тронулось им. Он остановился и велел подозвать слепца к Себе. Тогда толпа меняет свой тон и говорит слепцу: «не бойся, вставай, зовет тебя». В порыве радости, он, как свидетельствует Евангелист Марк, поспешно сбросил свой плащ, вскочил и подошел ко Христу. «Чего ты хочешь от Меня?» — спросил его Спаситель. «Раввуни», отвечал слепец, «чтобы мне прозреть!» «Прозри, — сказал Христос — вера твоя спасла тебя». Он прикоснулся к глазам слепого и тотчас прозрели глаза его. И недавний слепец пошел за Христом, прославляя Бога.

Слепец прозрел не только физически, его сердца коснулся тот Свет, о котором ап. Иоанн говорит: «Свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоан. 1:5). Посему и пошел Вартимей за Христом, как на землю сошедшим «Светом разума и Солнцем правды». Пошел он за Христом, прославляя Бога, стал благовестником Бога Истинного, Который чрез Иисуса Христа возвестил нам о том, что всем людям дана «власть быть чадами Божиими» (Иоан. 1:12), что все мы, даже самые слабые и грешные из нас, являемся детьми Божиими, имеющими нашим общим Отцом Царя Небесного, и что, как Его дети, все люди равны в своем достоинстве, а посему в отношении их не имеет силы различие между эллином и иудеем, рабом и свободным, так как все мы одинаково дети Божии.

Во Христе воссиял над миром вечный истинный свет, и этот свет неугасим и непобедим, хотя и окружен он непроницаемой толщей тьмы, окружен упорно от света прячущейся злой волей сынов противления. «В Тебе источник жизни… и в свете Твоем узрим свет», — восклицал некогда пророк и псалмопевец Давид (Пс. 36:10). «Бог темные бездны отверзает и выводит тьму к свету», — говорит праведный Иов Многострадальный (Иов. 1:22).

Дорогие мои во Христе братья и сестры! Христа Свет Истинный, просвещающий всякого человека грядущего в мир, прославляли мы с вами в дни праздников Рождества и Богоявления, ныне же зовет нас Промыслитель Господь последовать примеру бывшего слепца Вартимея, для которого Христос стал не предметом веры, а содержанием жизни, Наставником и Водителем, жизненной силой недавнего слепца. Аминь.

Проповедь священномученика Фаддея (Успенского)

На Лк.18:35–43.

Если мы вникнем, братие, внимательнее в нынешнее евангельское чтение (Лк. 18, 35-43) о слепце Вартимее, который сидел при пути, прося милостыни, и был исцелен Господом, шедшим чрез Иерихон, в нем, как обычно, найдем мы весьма многое, относящееся к нам самим; ибо слово Божие в отличие от слова человеческого, в котором большей частью вся мысль видна сразу, — есть глубокий, неисчерпаемый кладезь мудрости Божественной, многих помышлений которой нельзя сразу рассмотреть; из него будут черпать мысли целые поколения и все же никогда всей полноты ведения, соткрытого в нем, не исчерпают.

Слепой, сидящий при пути, это, без сомнения, мы, у которых от страстей житейских так часто меркнет око совести и оттого теряется способность правильно совершать дальнейший путь жизни, так что мы бродим, спотыкаемся, не зная, куда и как далее идти, подобно слепому, или и совсем останавливаем шествие вперед к указанной Богом цели нашего жизненного пути, подобно Вартимею, сидевшему при пути. И как слепец Вартимей не видел даже вблизи Христа ходящего, пока шум толпы народа не обратил его внимания и не заставил спросить, кто идет, так точно и пред нашими очами мысленными часто меркнет образ Христа, пока как-либо особенно не возмутилось море человеческой жизни, пришла в смятение совесть общества и люди вспомнили о Боге, пошли за Ним. И вот этот шум и смятение кругом заставляют и нас, подобно слепцу Вартимею, вспомнить о Христе, вблизи нас ходящем и нас к Себе зовущем непрестанно. Ибо ведь и всегда Он с нами, близ нас. Может ли быть вдали Тот, к Которому мы постоянно обращаемся с молитвенным воззванием: «Иже везде сый и вся исполняяй, прииди и вселися в ны»? Ведь Он, как тень, неотступно следует за нами, но большею частию невидимо, так как очи наши душевные, совесть наша, постоянно меркнут от житейских страстей и не видят ясно, как и тень приметна бывает сзади лишь при более ярком свете солнца.

Христос не только ходит вблизи нас постоянно, нами, однако, редко замечаемый, но и зовет нас непрестанно. Ведь это Его голос в душе нашей совесть, вопиющая неумолчно, даже спящего часто тревожащая ужасными видениями, больного в бреду заставляющая открывать мучающие душу тайны. А как часто и разнообразно слышится слово Христа в читаемом и слышимом Евангелии! Ведь не в церкви только слышится голос Его, но и всюду, как говорил Христос: «Если они [люди] умолкнут, камни возопиют» (Лк. 19, 40).

Пусть слово евангельское не слышится часто опаздывающими в церковь, где его читают, или невнимательными пропускается мимо ушей, пусть в ином доме нельзя отыскать ни одной книги, заключающей в себе слова евангельские, но после того, как Христос ходил по земле и самая земля восприняла в себя шум стоп Его, а воздух огласился словом Его, может ли отзвук Его слова исчезнуть? Не повторяется ли он всюду, как эхо многоголосное, от каждого предмета отражаясь? Ведь в христианстве, в Церкви Божией каждая вещь бездушная, тем более носящий в себе образ Божий человек, восприяли в себя как бы отголосок хождения Бога на земле, Духом Христовым обвеялись; о Христе напоминают, проповедуют тысячью голосов, как слышал некогда наиболее чуткий к гласу возлюбленного Учителя тайнозритель Иоанн Богослов: «И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков» (Откр. 5, 13).

Но если Христос доселе ходит близ нас, если все кругом о Нем нам напоминает, свидетельствует, если Он зовет нас к Себе непрестанно, то обнаруживаем ли мы стремление пойти к Нему так, как слепец Вартимей, сбросивший верхнюю одежду, присоединившийся к толпе тотчас же, чтобы идти за Христом неотступно? Ведь Господь сделал для нас более, чем для Вартимея. Он просветил наши душевные очи Святым Крещением с детства, Он многократно врачевал больные, слепнущие от житейских страстей очи души нашей покаянием, чтобы снова мы могли увидеть Его, подняться и пойти за Ним путем Его заповедей. Мы, по слову нынешнего апостольского чтения, должны бы непрестанно благодарить «Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление кровию Его и прощение грехов» (Кол. 1, 12-14).

С какой радостью мы, подобно облагодетельствованному просвещением телесных очей слепцу Вартимею, должны были бы ежедневно благодарить Господа за дарование света высшего, духовного, взывая со святой Церковью: «Видехом свет истинный, прияхом Духа небеснаго, обретохом веру истинную, нераздельней Троице покланяемся, Та бо нас спасла есть!»76 С какой готовностью, подобно Вартимею, сбросившему с себя верхнюю одежду, дабы скорее и легче притечь ко Христу, должны были бы и мы, по апостолу, «свергнуть с себя всякое бремя и запинающий нас грех, с терпением проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника и Совершителя веры Иисуса»(Евр. 12, 1-2)! А мы все так медлим следовать за Христом, откладываем следование за Ним даже после того, как многократно слышали зов Его, так сердце наше мало к Нему стремится, так оно проникнуто более желанием остаться на житейском «пути», среди слепоты житейских страстей и без помощи со стороны людей, безучастно проходящих мимо и останавливающих наши порывы ко Христу, как народ заставлял молчать слепца Вартимея, взывавшего: «Иисусе, Сыне Давидов, помилуй меня!» Мало того, сердце наше медлит «на пути в Иерихон», на котором мысленные разбойники демоны и страсти так же могут истерзать и изранить, оставить еле живой душу нашу, как поступили некогда разбойники с некоторым человеком, шедшим из Иерусалима в Иерихон, по притче о милосердном самарянине (Лк. 10, 30).

Убоимся совсем остаться во «власти тьмы» (Лк. 22, 53), во власти темных страстей, которые вне Христа. Будем чаще взывать ко Христу словами, святой Церковью влагаемыми в уста наши: «Слыша слепый мимоходяща Тя, Господи, путем, вопияше: Иисусе, Сыне Давидов, помилуй мя; и призвав, отверзл еси очи его. Просвети убо милостию Твоею очи мысленныя сердца и мене, вопиюща Ти и глаголюща»77. Убоимся того, чтобы, когда Господь в последний уже раз позовет нас в чертог Свой, не оказаться нам опоздавшими и не увидеть себя пред закрытыми дверями Его чертога, откуда в ответ на запоздалый зов наш: «Господи, отверзи нам!» скажет Он нам, как неразумным, поздно пробудившимся и медлившим девам: «Истинно говорю вам: не знаю вас»(Мф. 25, 11-12).

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О самом первом из грешников

1Тим.1:15-17.

Каждый раз, приступая к причащению Тела и Крови Христовых, мы слышим одни и те же слова священника, выносящего Святую Чашу: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». Мы готовились, постились, прочитали молитвенное правило, со всеми примирились, и даже получили на исповеди прощение грехов. И все равно – перед Чашей, вместе со священником, мысленно произносим: «…от них же первый есмь аз». Как будто ничего не произошло, и мы ни на шаг не приблизились к Господу Иисусу.

Но зато мы, как никогда, приблизились к… святому Апостолу Павлу, который тоже пишет в послании к Тимофею: «Верно, и всякого принятия достойно слово, что Иисус Христос пришел в мир спасти грешников, из которых я первый». Павел, действительно, сначала был первым из всех, лютейшим, гонителем церкви. Но Господь призвал его, и он стал избранным Его сосудом. Прошло уже много лет, он много потрудился во славу Христову. Он и осознает, что он «помилован, чтобы Иисус Христос» на нем «первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него». И все равно – он пишет эти слова. Не говорит: «когда-то я был первым грешником». Но – снова в настоящем времени: «я – первый из грешников». Как будто он все еще идет со своим карательным отрядом по Дамасской дороге.

Но осознание себя первым грешником не должно отчуждать нас от Чаши Господней, но – наоборот – устремлять к ней. Иерихонскому слепцу, наверное, говорили: куда лезешь? Есть и слепее тебя. Но он, безусловно, ощущал себя первым и единственным из слепцов. И поэтому, хотя и «заставляли его молчать», – он, ничего не желая слышать, «еще громче кричал: Сын Давидов! Помилуй меня»! И действительно: можно ли быть слепее слепого? Можно ли быть грешнее грешного?

И чем сильнее буду осознавать, что «я первый из грешников», тем – более «верно и всякого приятия достойно» будет для меня открываться, «что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников», и что именно на мне Он «показал все долготерпение». И тем сильнее буду воздавать Ему, «нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и славу во веки веков. Аминь».

Проповедь епископа Митрофана (Зноско-Боровского)

Новомученики и исповедники Российские

Сегодня память Новомучеников и Исповедников Российских, пострадавших и принявших венцы мученические от безбожной сатанинской власти, по нынешний день, при явной поддержке т. наз. «свободного мира», угнетающей народ наш российский.

Характерной чертой большинства наших Новомучеников является то, что гонители подвергали и подвергают их мукам не прямо и не открыто за Христа.

Не будь тот или иной преследуемый христианином, не прояви он стойкости и мужества в верности Христу – не было бы и обвинений; отрекись он от Бога и поклонись идолу Маркса-Ленина, то и обвинение тотчас отпало бы.

Одним могучим устремлением к Богу, в любви к Отечеству Православному, была жизнь нашего Государя-Мученика и Его Августейшей Семьи в заточении. Огненною ревностью о Боге и Православном Отечестве горели наши архипастыри, пастыри, многие-многие воины, ученые и труженики земли. Мужественно исповедали свою веру во Христа и верность Ему миллионы наших Новомучеников, претерпевших страшные муки.

В наше лукавое время, диавольские силы, воюющие против Бога, не решаются прямо ставить современным мученикам требование: отречься от Христа. Христианам предъявляют обвинения, в которых они не виновны. Таким образом, гонители соблюдают выгодную для них внешность: мученик страдает, якобы, не за Христа. Но для страдальца и для его обвинителей ясно, что достаточно ему – мученику – словом или намеком показать, что он готов, пусть в самой благовидной форме, отречься от своей веры, отказаться от мужественной в ней стойкости, и он будет оправдан или освобожден от преследований.

Что требуется от нас, дорогие братья и сестры, – в наше лукавое время? От нас требуется одно: верность! Верность Христу чрез верность нашим Новомученикам, как нашим наставникам. Ап. Павел говорит: «поминайте наставников ваших, и подражайте образу жизни их».

Кто отрекается от своих Новомучеников и Исповедников, тот – независимо от того, где он находится: в порабощенной ли России или на свободе за границей – тот отдает себя в руки богоборцев! Не забудьте этого!

За Христа страдали и страдают в порабощенной России все те, кто исповедал свою верность Патриарху Тихону-Исповеднику, кто не скрывал своей верности или, даже, симпатии к Мученику Государю Николаю II-му, как Божиему Помазаннику Царю христианскому, и Его Августейшей Семье. Отречение от верности им было равносильным отречению от Христа.

Все Новомученики и Исповедники Российские всем нам являют пример и путь, коим побеждаются козни врагов Христовых и врагов нашего Отечества Православного. Все они предстоят ныне престолу Божию, вознося молитвы об их и нашем земном Отечестве.

Каждая православно-русская семья должна ныне позаботиться о том, чтобы в ее доме была книга, повествующая о Российских Новомучениках. В каждой православной семье родители должны знакомить детей своих с описанием их жизни и страданий. В наше лукавое время необходимо возвращаться к древнему обычаю чтения в семье житий святых и, прежде всего, житий нам близких, родных Новомучеников Российских. Аминь.

Проповедь протоиерея Василия Михайловского

Объяснение на 1Тим.1:15–17.

Пред днями покаяния св. Церковь приводит нам на память учение св. апостола Павла о том, что Иисус Христос жалеет нас грешных, пришел на землю помиловать, спасти нас, как бы мы ни были обременены грехами, лишь бы только покаялись и исправились.

Св. апостол Павел собственным своим примером убеждает в том. Он говорит:

(гл. I, 15) чадо Тимофей, действительно, верно и всякого приятия, уважения, усвоения достойно (потому что утешительно, благотворно) то слово, или учение, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый, т. е. грешнейший из всех грешников. Кем был прежде апостол? По собственному сознанию, он прежде был и хульник Самого Бога, Господа Иисуса Христа, рьяный, более всех сверстников ожесточенный гонитель христиан и неотступный, упрямый досадитель им (Гал. I, 13-14). Он, дыша угрозою, не довольствовался бедствиями христиан в Иерусалиме; нет, он, запастись рекомендательными письмами, погнался за ними по всей Палестине и даже за границу ее — в Дамаск. Но в нем была такая горячая ревность не по разуму, а по ложному настроению ума в школе фарисейской. Господь видел его дарования, его ревность и обратил их на пользу Своей Церкви. Св. апостол и говорит: Господь, несмотря на мою жестокость, помиловал меня, потому что в иудействе я так поступал по неведению, в неверии (1Тим. I, 13). Из этого апостол убедился, что Господь Иисус не хочет смерти грешника (Иез. XVIII, 32), пришел помиловать и спасти всяких грешников.

При этом св. апостол присовокупляет о себе в назидание и утешение наше следующее:

(ст. 16) но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной. Действительно, из жизни св. апостола утешительно убедиться, как Господь долготерпелив и многомилостив, как долго Он ждет обращения нашего, какими разнообразными путями Он вразумляет и умягчает нашу душу: и громами, и молниею, и болезнями, и бедствиями, и счастием, и видениями, и откровениями. Нам остается только внимательно всматриваться в свою жизнь и чувствовать пути Провидения Божия. И если бы мы постоянно думали о Боге и Его милосердии, то, вероятно, мы были бы мягче сердцем и чище в жизни. Но мы, зная дивное милосердие Божие, на свою погибель успокаиваем себя тем, что Господь долготерпелив; значит, Он пождет нас; еще время не ушло, еще успеем покаяться в поздние годы жизни, а теперь молодо-зелено: душа, почивай, ешь, пей, веселись — так многие беспечно развлекают себя. Да, Господь долготерпелив, это правда; но и долготерпению есть мера, есть предел. Долго Господь ждал покаяния и исправления от людей допотопных, но потом за их упорство покарал их всемирным потопом. Много раз Он являл Свои милости и отеческое благоволение вышедшим из Египта евреям в пустыне; но неблагодарность и ропотливость их лишила почти всех их счастия войти в обетованную землю. Ее наследовали почти только родившиеся в пустыне молодые евреи. Я звал, говорил евреям Бог, но вы не внимали; Я простирал Свои слова к вам, но вы и слушать не хотели. Народ мой забыл Меня (Иер. II, 32). Берегись же, чтобы и ты, христианин, не забыл Господа вовсе (Втор. VI, 12), чрезмерно полагаясь на Его долготерпение. Не медли обратиться к Господу и не отлагай своего покаяния со дня на день(Сир. V, 8); ибо внезапно изыдет гнев Божий, и во время правосудного наказания погибнешь (Сир. V, 9). Не знаешь, когда умрешь. А ныне что-то чаще стали скоропостижно умирать; должно быть, люди беспечнее стали насчет своей загробной жизни.

Принимая во внимание все это, христианин, не рассчитывай безмерно на дивное долготерпение Божие, но и не отчаивайся при тяжести твоих грехов. Потому что нет греха, побеждающего милосердие Божие. Только принеси в своих грехах раскаяние, обратись к Господу с сердцем сокрушенным — Господь и тебя не уничижит, помилует. Кем был раньше Павел апостол? Что делал раньше разбойник, покаявшийся на кресте? Какова была прежде Мария Египетская? Но они теперь — в раю Божием. И ты после покаяния постарайся не возвращаться к прежним своим слабостям, постоянно помни о милостях Божиих к тебе и сохраняй в себе во всю жизнь чувство смирения и благодарности. При таком твоем настроении ты в жизни изменишься, станешь другим человеком, слугою Божиим, общеполезным деятелем во спасение твоей души и во славу Божию, подобно св. апостолу Павлу, из гонителя христиан сделавшемуся апостолом, верным слугою Христовым.

Св. апостол никогда не мог вспомнить своей перемены без благодарности Господу (1Тим. I, 12).

Ст. 17. Да будет же и от нас благодарение, честь и слава, и поклонение Царю веков нетленному, невидимому единому премудрому Богу… во веки веков. Аминь.


Святитель Димитрий Ростовский

«Один слепой сидел у дороги, прося милостыни» 

(Лк. 18, 35)

Православные слушатели! Жизнь человеческая – это пространный путь, которым каждый непрерывно движется к пристанищу вечности. Если и лежит кто или сидит телом, однако же время бежит неудержно. Сидел нынешний слепец при пути земном, но не видел ни пути, ни проходящих по нему мимо. Он принимал милостыню, но не видел ни подателя, ни подаваемого, не видел даже руки своей, что причиняло ему великую печаль, ибо очень велико несчастье быть лишенным драгоценного зрения. Если нынешний слепец от самой своей юности страдал темнотой своих очей, и притом был в большой нищете, то как он мог радоваться?

Поистине, велика печаль в том, чтобы не иметь телесных очей, не видеть солнечного сияния, не созерцать красоты небесной, не видеть всех красот мира, ни ближних своих, ни даже самого себя: велика она и неутолима. Но еще большая печаль и лишение в том, чтобы не иметь душевных очей, данных для того, чтобы ими видеть не солнце вещественное, но даже его Создателя, Который есть Свет присносущный и Отец светов, чтобы видеть не видимые чувствами небеса, но Того, для Которого небеса – престол Царя Небесного, – не землю стихийную и красоту полевую, но духовное украшение небес, – не друзей, могущих измениться во врагов, но неизменных приятелей – святых Ангелов, небесных граждан. Слепец, не имеющий таких очей, гораздо более окаянен, чем нынешний слепец.

Кто же это такой слепец, как он ослепляется и каким образом он исцеляется, об этом я решил беседовать с вашим благочестием и молю Христа Господа, открывшего очи слепому, чтобы Он открыл мне уста говорить полезное, вам же уши, чтобы прилежно слушать, и ум, чтобы уразуметь сказанное, и память, чтобы крепко содержать то, что вы уразумеете.

«Один слепой сидел у дороги, прося милостыни».

Православные слушатели! Человек, созданный Богом из плоти и духа, имеет и плотские очи, и духовные. Плотские очи у него общие с конями, псами, муравьями и прочими зверями воздушными, водными и земными. Душевные же очи у него общие с Ангелами Божиими и с Самим Господом Богом, Который есть Дух, а не тело. Дело плотских очей видеть плотское и вещественное, духовных же – больше духовное. Поэтому как не имеющий плотских очей – это слепец телом, так лишившийся духовных зениц – слепец душой, или духом. Лишается же светлости душевных очей тот человек, у которого сердце или ум помрачаются греховной злобой. Святой Иоанн Златоуст говорит так: «Слепота духовная – это злоба сердца, ибо как слепой не может смотреть на сияние света, так и злобный человек не может понимать тайны благочестия».

Итак, не иной кто-либо является духовным слепцом, как только грешный человек, который, будучи отторгнутым от горней светлости, страдает мраком своего наказания. Ослепляется же грешник очами духовными через телесные чувства, через которые, как через двери или окна, душевные враги, мир и демон с помогающей им плотью, сначала душу ослепляют своими стрелами, а потом и убивают ее. Если душа не постарается заградить эти двери и окна города своего, то и от Врача Небесного не получит исцеления очей.

Святой апостол Павел говорит: «Плоть похотствует на дух» (Гал. 5, 17). Поистине «похотствует» и око плотское на око духовное, чтобы ослепить его, и многие погубили очи духовные зрением очей плотских.

Как прежде всего Адам с Евой были помрачены умом благодаря демону, предстателю тьмы? Ведь наветник дьявол лукаво действовал в Едеме. Он ведь не в своем виде предстал пред Евой, чтобы беседовать с ней, но прикрылся чужим видом. Он употребил образ змея, чтобы не открылись козни его и замышленная злоба. Когда демон сказал Еве: «Не умрете: но знает Бог, что в день, в который вы вкусите от него (от запрещенного дерева), откроются очи ваши, и будете как боги, знающие добро и зло, то лукаво посмотрел на дерево. И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и приятно для глаз, и вожделенно, потому что дает знание, и взяв от плодов его, ела и дала их мужу своему, и они ели; и открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги» (Быт. 3, 4 и след.).

О, демонская прелесть! Открылись у них очи не как Богу, но как грешникам. Открылись видеть наказание, а не благодать, познать срам, а не видеть честь, что и является душевной слепотой. Открыли очи на красивое дерево и за это сделались недостойными видеть всю райскую и небесную красоту. Открыли очи на яблоко, но закрыли от зрения своего Бога, ибо тотчас же скрылись Адам и Ева от лица Господа Бога среди райских деревьев. Открыли очи, но закрыли для себя рай и небо, ибо того и другого были лишены. Лучше было бы им закрыть свои очи и отвернуть их от того дерева, ибо тогда они владели бы раем, как отечеством, и двери небесные они имели бы открытыми не только для себя, но и для всех нас, происходящих от них.

Через плотские очи ослепились умом и все люди вселенной, жившие до потопа, ибо «увидели сыны Божии (сыновья Сифовы) красоту дочерей человеческих» (Быт. 6, 2), дочерей проклятого Каинова рода, прельстились и смешались с ним. Господь всей твари, разгневавшись, навел за это на вселенную потоп и погубил все живое, кроме спасенных в ковчеге.

Лукаво глядя на красоту женских и мужских лиц, злочестивые содомляне пришли в такое неистовство, что похотствовали друг с другом и устремились даже на самих Ангелов, пришедших в город от Авраама, за что были наказаны не только слепотой, так что не видели ворот, но и тем, что вся страна Содомская с пятью большими городами была сожжена огнем и провалилась.

Плотскими очами и царственный пророк навел на свои духовные зеницы мрачную чешую, ибо, когда ходил по палате в доме своем, то увидел в окно моющуюся Вирсавию, жену Уриину, которая была очень красива внешностью, и, прельстившись ее красотой, забыл свою царскую честь, не видел своего пророческого звания, послал за ней и прелюбодействовал с нею.

Дочь Иакова, Дина, хотевшая насытить плотские очи зрением иноплеменников, пошла в город посмотреть дочерей обитателей, поразила красотой своего лица сердце и помрачила своей прелестью умные очи Сихема, сына Емморова, который, увидев и схватив ее, обесчестил, был с ней и смирил ее. За это братья Дины, разгневавшись, напали на город, посекли за одного виновного многих невинных, разграбили все, бывшее в нем, их овец, волов и ослов, взяли все, что было в городе и на поле, все их сбережения, все их сосуды, пленили их жен и разграбили все, что было в городе и в домах (см. Быт. гл. 34).

Злым взглядом плотских очей ослепили свой ум и два старца, бывшие судьями людей израильских в Вавилоне. Они тайком увидели благочестивую и красивую Сусанну, которая нагой мылась в ограде мужа своего, почувствовали к ней похоть, развратили свой ум и уклонили свои очи от того, чтобы смотреть на небо и помнить суд праведных. Они напали на нее, бывшую одной, чтобы осквернить ее, она же охотнее избрала смерть, чем совершение прелюбодеяния. Тогда они пустили клевету, подставили ложных свидетелей и осудили ее на смерть, но Божиим заступничеством по суду пророка Даниила сами оказались достойными смерти и были убиты народом (см. Дан. 8).

Плотскими очами обезумил себя и беззаконный Ирод, ибо, смотря на красоту дочери скверной жены своей и на ее плясание, он неправедно предал на усекновение неповинного пророка, святого Иоанна Предтечу (см. Мф.14, 6–11).

Прекрасно зная это, праведный Иов закрывал очи свои, чтобы не смотреть на женщин, ибо говорит о себе: «Завет положил я очам моим, чтобы не помышлять мне о девице» (Иов. 31, 1). Царствующий же пророк, получив с покаянием исцеление от первого ослепления, усердно взывал к Богу об отвращении своих очей от сует мира сего: «Отврати очи мои, чтобы не видеть суету, на пути Твоем оживи меня» (Пс.118, 37). Премудрый Соломон не отвращал своих очей от чужеземных жен, брал себе жен из иноплеменниц, которыми так обезумился, что стал созидать храмы их идолам и совершать поклонение: «Создал Соломон высокое капище Хамосу, идолу Моавитскому, и царю их, идолу сынов Аммонитских, и Астарте, скверной мерзости Сидонской на горе, которая пред Иерусалимом» (4Цар. 23, 13). О соблазн! Премудрый обезумел, видящий стал безоким и ослепил свои умные очи!

Иисус Навин в древности предостерегал людей израильских, чтобы они не брали себе жен чужеземных, дочерей иноплеменников, и угрожал так: «Если отвратитесь и пристанете к оставшимся из народов сих, которые остались с вами, и вступите в родство с ними, и смешаетесь с ними, и ходить будете к ним, и они к вам: то знайте, что они будут для вас сетью и соблазном, и гвоздями в ногах ваших, и терном в очах ваших» (Нав. 23, 12 и след.).

Соломон, не сохранив этого увещания, попал в те сети и пленился демоном, получил те гвозди и не ходил путем Господнем, получил те тернии в очи свои и потому ослеп и заблудил от Господа к идолам. От света к тьме, от жизни к смерти; исцелился ли он потом и исправился ли, об этом Церковь определенно не говорит.

Такими же сетями был уловлен и Сампсон, этот пресильный вождь и судья людей израильских. Подобным тернием он жилился своих очей не только душевных, но и телесных. Когда он полюбил иноплеменницу Далиду, то прельщенный ее ласками он сказал ей, что причина его силы в волосах. Затем он возлег на ложе ее и уснул. Она же, позвав человека, остригла с его головы семь прядей волос, и отступила от него сила его. Тогда взяли его иноплеменники, выкололи ему очи, повели его в Газу, сковали его медными путами, и он молол в здании темницы (см. Суд. гл. 16).

О скверная любовь! Одна жена победила того, которого не могли одолеть многие тысячи людей. Связала того, кто рвал веревки, как паутину; предала врагам его, враги же выкололи ему очи и, посадив его в темницу, приставили к тяжким жерновам. Так и демон, если отнимет у кого духовные очи, бросает его в греховную темницу и приставляет к жерновам ожесточения сердечного, пока не измучит до смерти.

Ослепляет умные очи и гордость, что случилось на небе с князем тьмы мира сего, с Адамом в раю и с Навуходоносором в Вавилоне. Ослепляет и гнев, ибо помрачает зеницы, так что гневливый уже не может разобрать правды и лжи. Ослепляет и чревобесие, то есть объедение и пьянство. Об этом свидетельствует святой Златоуст, говоря: «Невозможно в пьянстве видеть небесного царствия. Но что я говорю: небесного царствия? В пьянстве не может быть видимо даже и существующее здесь, ибо пьянство превращает нам дни в ночи и свет во тьму, и открытыми очами пьяные не видят того, что у них под ногами». Где царствует пьянство, там изгоняется ум, губится разум, погрешает совесть и извращаются суды.

Ослепляет умные очи и зависть, которая не умеет предпочитать полезное. О ней говорит Златоуст: «Поистине великую силу в ослеплении человеческого ума имеет в себе зависть: зависть ослепила Каина, так что он не видел своего единоутробного брата и безвинно убил его (см. Быт. 4, 8); зависть ослепила и братьев Иосифовых, которые свою же кровь продали в рабство иноплеменникам (см. Быт. 37, 28)». Ослепляет и леность, ибо она отвращает очи от чтения Божественных Писаний и слушания слова Божия, что просвещает ум наш. Она порождает ненависть к труду, учит праздности и рождает всякие злобы. Златоуст повествует так: «Подобает приписывать нашей лености, если мы что-либо преступаем».

Наконец, ослепляет душевные очи всякий грех смертный, который отчасти прощается; говорю «отчасти» потому, что насколько зол грех, настолько он препятствует действию благодати Божией, которая есть свет душевный. Поскольку же всякий человек грешен, следовательно, всякий страдает слепотой душевных очей или полной, или отчасти. Слепота отчасти может быть легко врачуема, полная же очень трудно.

Если кто спросит, как отгоняется эта тьма, то я отвечу: пусть мысленный слепец сидит при пути Православной, Кафолической веры и усердно и прилежно взывает ко Христу Богу: «Иисус, Сын Давидов! Помилуй меня» (Лк. 18, 38). Если же вышеуказанные плотские похоти начнут запрещать ему, чтобы он умолк, то пусть еще сильнее взывает: «Сын Давидов! Помилуй меня» (Лк. 18, 40). Тогда остановится Врач Небесный, повелит привести его к Себе через истинное покаяние и откроет очи одним словом разрешения, даваемого духовным отцом. Вот каков образ духовного просвещения!

Итак, православные слушатели, взывайте ко Господу, пойте Богу, как совершенному Врачу, как Свету, данному «к просвещению язычников» (Лк. 2, 29), как Свету, пришедшему к нам просветить нашу тьму. Спешите к Нему, «ходите, пока имеете свет, чтобы не объяла вас» вечная, беспросветная тьма (Ин. 12, 35).

Христос есть «Свет мира» (Ин. 8, 12; 9, 5), поспешите же к Нему, слепые грешники, и просветит очи ваши, чтобы «не уснули вы смертью и не сказали враги ваши: «Мы одолели его» (Пс.12,5).

Христос Господь есть Свет наш: ходящий за Ним не споткнется и не заблудит во тьму кромешную, но по следам Его или с Ним Самим он войдет во град вечного сияния и присносущной радости, где царствует в неизреченной славе наш Христос Господь с Безначальным Его Отцом и с Пресвятым, Благим и Животворящим Духом ныне и присно, и вовеки веков. Аминь.


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-02-03

(739)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *