Святитель Иннокентий Херсонский: Слово о том, чем грех соблазняет человека

И разум, и опыт, и слово Божие уверяют нас, братие, что грех есть зло великое, и предаваться ему значит быть врагом самому себе. Между тем, что видим мы в мире? Что видим вокруг нас и в нас самих? Грех. Малая только часть избранных Божиих, утвердившись на камени заповедей Господних, оградавшись страхом Божиим и благодатью Христовой, блюдет себя чистою от греха, постоянно сражается с ним во всех его видах, и побеждает его в себе и в других. Гораздо большая часть, если и не оставляет совершенно пути правды и истины, то непрестанно уклоняется от него на десно и шуее.

Еще большая часть людей и не думает о царском пути правды и долга, спокойно позволяет себя влачить страстям по всем дебрям порока. Есть наконец и такие, кои до того раздружились со всякою добродетелью, до того сроднились со всяким грехом, что подобно духам отверженным, готовы навсегда оставаться во грехе, готовы, если бы было возможно, воцарить его над всем миром. Читать далее Святитель Иннокентий Херсонский: Слово о том, чем грех соблазняет человека

(94)

Проповедь протоиерея Александра Глебова: На Мф.11:2-15.

Проповедь протоиерея Александра Глебова

На Мф.11:2-15.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодняшнее евангельское чтение раскрывает перед нами очень необычный эпизод. Это рассказ о человеческой слабости и маловерии. В слабости и маловерии, конечно, ничего необычного нет, и каждому из нас иногда свойственны такие состояния. Но это то, что касается нас, обыкновенных людей, а вот когда речь идет о людях великих, – я имею в виду с религиозной точки зрения великих, о святых, о подвижниках, о тех, к кому мы обращаемся с молитвой, – то часто в нашем сознании их слова и дела лишены какого-либо изъяна или несовершенства. Мы бываем склонны человеческую святость отождествлять с безгрешностью и безошибочностью, и частную точку зрения или высказывание того или иного святого иногда ставим вровень со словом Божиим, а то и выше его.

И вот сегодня евангелист Матфей повествует нам о проявлении слабости, сомнения и маловерия у очень сильного духом человека, у того великого праведника, о котором не людская молва и не человеческая оценка, а Сам Господь сказал: «Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя».

Так Христос сказал о Своем современнике, о Своем родственнике, о пророке Иоанне Предтече. Но сначала несколько слов о том, кем же был Иоанн Креститель, Предтеча Господа Иисуса Христа.

Церковь в своем богословии и песнопениях именует его печатью пророков. То есть таким пророком, который как бы запечатал пророческое служение, завершил его. Завершил вереницу этих богоизбранных мужей древности, которые не давали угаснуть на земле слову Божию, которые не давали возможности погрязнуть этому миру в пороках и беззакониях, которые пробуждали в людях совесть и сохраняли в их сердцах память о Боге.

Сегодня в сознании многих пророк – это тот человек, который в первую очередь пророчествует о том, что произойдет, который предсказывает будущее. Это неправильное представление о сути пророческого дара: пророк – это не предсказатель. Пророк – это человек, которому Господь открывает Свою волю. И откровение Божие могло касаться как будущего, так и настоящего и даже давно прошедшего.
Читать далее Проповедь протоиерея Александра Глебова: На Мф.11:2-15.

(25)

На 2Кор.4:6-15. (проповеди)

Проповедь архимандрита Ианнуария (Ивлиева)

На 2Кор.4:6-15.

Некогда пророк Исаия возвещал о том времени, когда «народ, ходящий во тьме, увидит свет великий» (Ис 9,2). Апостол Павел вспоминает это пророчество, когда пишет, что это время настало: Бог дал ему увидеть этот великий свет, «свет знания о славе Божией в лице Иисуса Христа». «Бога не видел никто никогда» (Ин 1,18), но «видевший Меня, – сказал Спаситель, – видел Отца» (Ин 14,9). Однако увидеть Бога в лице Иисуса Христа способен только тот, в чье сердце прольется свет благодатного откровения. Апостолу такая благодать была дана. И теперь его, Павла, обязанность – нести этот свет далее, просвещая «живущих в стране тени смертной» (Ис 9,2). Апостол пишет о своем великом даре апостольского служения, которому и посвящено Второе послание к Коринфянам. Павел – великий Апостол. И он сознавал свое величие, разумеется, мудро понимая, что этим величием он обязан не себе, а Богу и божественной благодати.

Но, как правило, люди в своем обыденном сознании, считают, что, если некто служит великому делу, то он должен и являть в себе это величие внешним образом: быть «представительным», то есть, желательно, обладать влиянием, быть богатым, здоровым, красивым, красноречивым и так далее. Но ведь ничего такого у Апостола Павла внешне не проявлялось. И противники постоянно указывали на его немощи, на его слабости, на его болезни, на все эти якобы унижающие моменты в его жизни, как на аргументы против его апостольского авторитета. Отвечая своим критикам, Апостол пишет, что свет благодати, драгоценное сокровище Христовой веры и апостольства он носит в «глиняном сосуде» хрупкого, тленного земного существования. Высота служения и человеческая немощь. В этом несоответствии он усматривает глубокий смысл. Какой же? «Чтобы видно было, – пишет он, – что избыток силы – от Бога, а не от нас». Иначе говоря, положительное эхо и впечатляющий результат его служения нельзя считать заслугой его, слабого и немощного человека: это – дело Божие. И Апостол, дабы мы помнили, что немощь – наша, а слава – Божия, не устает повторять парадокс: «Когда я немощен, тогда силен», ибо в немощи совершается сила Христова (2 Кор 12,9-10). Здесь звучит тема переживания креста, который несет в своей жизни каждый христианин, звучит и тема переживания силы Христовой, которая открывается в жизни каждого верующего.

В четырех антитезах Апостол описывает свою ситуацию: он тесним, загнан в тупик, гоним, повержен. Но при этом он не раздавлен, находит выход, не оставлен, не уничтожен. В этом преодолении земных немощей можно было бы усмотреть своего рода стоическую позицию. Ведь именно стоики призывали к выдержке и терпению. Более того, они рассматривали беды, выпадающие на долю человека, как нечто положительное, как воспитательное средство. Но нет, Апостолу Павлу такая позиция чужда. Для него зло есть зло, и скорби суть скорби. И в их преодолении он видит не проявление его собственной силы воли и характера, но знамение силы Божией, действующей в нем.
Читать далее На 2Кор.4:6-15. (проповеди)

(58)

Третье обретение главы св. пророка Предтечи и Крестителя Иоанна (проповеди)

imagesТре­тье об­ре­те­ние чест­ной гла­вы свя­то­го Про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на бы­ло око­ло 850 го­да. Во вре­мя вол­не­ний в Кон­стан­ти­но­по­ле в свя­зи с ссыл­кой свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста (па­мять 13 но­яб­ря) гла­ва свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи бы­ла уне­се­на в го­род Еме­су. От­ту­да во вре­мя на­бе­гов са­ра­цин она бы­ла пе­ре­не­се­на (око­ло 810–820 гг.) в Ко­ма­ны и там в пе­ри­од ико­но­бор­че­ских го­не­ний бы­ла скры­та в зем­ле. Ко­гда ико­но­по­чи­та­ние бы­ло вос­ста­нов­ле­но, пат­ри­ар­ху Иг­на­тию (847–857) во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы бы­ло ука­за­но в ви­де­нии ме­сто, где скры­та гла­ва свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи. Пер­во­свя­ти­тель со­об­щил об этом им­пе­ра­то­ру, ко­то­рый по­слал по­соль­ство в Ко­ма­ны, и там гла­ва бы­ла в тре­тий раз об­ре­те­на, в ука­зан­ном пат­ри­ар­хом ме­сте, око­ло 850 го­да. Поз­же гла­ва вновь бы­ла пе­ре­не­се­на в Кон­стан­ти­но­поль и здесь 25 мая по­ло­же­на в при­двор­ной церк­ви, часть свя­той гла­вы на­хо­дит­ся на Афоне.

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Третье обретение главы Иоанна Предтечи

Христос воскресе!

Господь говорит: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей». Спаситель не удивлялся тому, что иудеи хотели побить Его камнями; обращаясь к ним, Он сказал: «Много добрых дел показал Я вам (как Он Иоанну через учеников ответил: «Слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются… мертвые воскресают», или накормил пятью хлебами пять тысяч человек), за которое из них хотите побить Меня камнями?» То есть Господь взывал к их разуму, но иудеи Его аргументы отметали.

Так в мире всегда происходит. Спросишь иного русского человека, который Церковь ненавидит: откуда у тебя такая ненависть? Кто тебе письменность дал? Церковь. Кто твою архитектуру создал? Церковь. А музыку, а живопись? А кто из диких племен возрастил восточную христианскую цивилизацию? Тоже Церковь. Все более или менее прекрасное, созданное на нашей земле, – это плоды деятельности Церкви. Но человек на это отвечает: нет, вот Джордано Бруно… Хотя этот Джордано Бруно ни к нашей Церкви, ни к какой вообще отношения не имеет, потому что был еретиком и по закону того государства, где он жил, должен был быть сожжен на костре – как любой человек, выступивший против власти, в любом государстве получит то же самое: где электрический стул, где расстрел, где еще что-то.

Человек почти никогда не подчиняется голосу разума, а подчиняется голосу своего сердца. Есть в русском народе очень хорошая поговорка, которая отражает самую суть дела: «Любовь зла, полюбишь и козла». Дурак? Дурак. Урод? Урод. Пьяница? Пьяница. Но люблю, не могу без него жить. Спрашивается: «Неужели получше-то нет?» – «Есть, но вот этого люблю, у меня сердце к нему лежит, ничего не могу с собой сделать». Сердце довлеет; ум говорит, что этот человек никуда не годится, а сердце все равно влечет.
Читать далее Третье обретение главы св. пророка Предтечи и Крестителя Иоанна (проповеди)

(838)