Архиепископ Алексий (Палицын)

Arhiepiskop


Мог ли священник рязанского села Дубровка Михаил Палицын предположить, какая непростая судьба выпадет его сыну Василию, родившемуся в благополучном 1881 году? Да и сам Василий Михайлович, будущий архиепископ Куйбышевский и Сызранский, едва ли представлял в юности, какая миссия ляжет на его плечи в тревожном двадцатом веке.

Дети священников в дореволюционной России, как правило, шли по стопам своих отцов. Вот и Василий Палицын к двадцати четырем годам уже закончил семинарию. Правда, он успел получить еще и светское образование в Харьковском ветеринарном институте, прежде чем окончательно определился с жизненным выбором – стал послушником, а затем и монахом в одном из Киевских монастырей. В постриге он получил имя Алекси́й. В Киеве будущий святитель принял и священнический сан. Читать дальше

(207)

Церковь Рождества Богородицы (поселок Петра́ Дубра́ва)

petra_dubrava


Поселок Петра́ Дубра́ва стоит среди густых лиственных лесов в пяти километрах от Самары. Сейчас уже никто не ответит точно, откуда у этого селения взяло́сь столь необычное название. Считается, что в незапамятные времена здесь, в глуши, жил некий лесничий Петр. И то ли фамилия у него была такая – Дубрава, то ли окрестную дубовую рощу стали упоминать как принадлежность строгого смотрителя. Так или иначе, такое вот странное имя у здешних мест появилось раньше, чем тут поселились люди.

Первые дома построили здесь в самом начале двадцатого века переселенцы с Украины. Поселок стремительно вырос во время Великой Отечественной войны – в Петра́ Дубра́ву эвакуировали из-под Ленинграда завод «Коммунар», производивший необходимый для фронта порох. Для его сотрудников выстроили сначала бараки, а затем двухэтажные дома. Позднее в поселке появились новые кварталы – бывшие ленинградцы стали переселяться в благоустроенные пятиэтажки. Их дети уже не северную столицу, а Поволжье называли своей родиной. Читать дальше

(560)