Вход Господень в Иерусалим (избранные проповеди)

Vhod_Gospoden_v_Ierusalim

text-iconАнтоний, митрополит Сурожский

Неделя 6-я Великого поста. Вербное воскресенье. Вход Господень в Иерусалим.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы вступаем сегодня в страстные дни Господни, во время, когда сгустилась тьма и когда поднимается заря нового света, заря вечности, постижимая только тем, кто вместе со Христом вступает в эту тьму. Это – тьма и полумрак, сумерки, где перемешалась правда и неправда, где перемешалось все, что только может быть перемешано: Вход Господень в Иерусалим, такой торжественный, исполненный такой славы, одновременно весь построен на страшном недоразумении. Жители иерусалимские встречают Спасителя Христа с торжеством и ликованием, потому что ожидают, что Он освободит Свой народ от политического гнета; и когда окажется, что Спаситель пришел освободить людей и весь мир от греха, от неправды, от отсутствия любви, от ненависти, тогда от Него отвернутся с горечью, разочарованностью, и те, кто так торжественно Его встречали, обратятся во врагов. И в течение всей недели, все время тьма, сумрак чередуются с проблесками света…

И мы должны вступить в этот сумрак. Мы должны не только со Христом, но вместе со всеми теми, кто тогда Его окружал, войти в эти дни и найти свое подлинное место в этой тьме и в этом сумраке… Шаг за шагом мы можем следить за тем, что совершается со Спасителем Христом; но одновременно мы должны себе ставить вопрос: где мы стоим, где стою я, лично? Что у меня общего с Пречистой Девой Богородицей, Которая видит, как Ее Сын идет на погибель, как сгущается вокруг Него ненависть, как кольцо окружает Его: как страх и трусость, ненависть и ложь постепенно готовят Ему смерть? И как нам не понять, что может переживать Божия Матерь перед лицом предательства Иуды, отречения Петра, бегства учеников, лжесвидетельства на Сына Ее, суда неправедного, осмеяния, избиения – и наконец, крестной смерти Спасителя Христа? Как мы на все это отзываемся? Когда мы услышали об этом в святом Евангелии, когда мы слышали весть об этом в церковной молитве и песне – с чем выходим мы из храма? Большей частью идем забыться, отдохнуть душой, отдохнуть телом, готовясь к следующей службе, или уходя вовсе в мирскую жизнь. А Страстная седмица длится изо дня в день, из часа в час, из мгновения в мгновение, – нет ей перерыва, она, как огненная река, течет, жгучим огнем попаляя все; одно сгорит, и ничего от него не останется, кроме пепла и позорного воспоминания, а другое устоит, как золото и серебро… Где мы будем тогда? Как переживем эти дни? С чем выйдем мы каждый раз из храма, и с чем встретим светлое Христово Воскресение? Оно – провозвестник нашей встречи в конце времен, нашей встречи после нашей смерти, со Христом, Который нас возлюбил до креста и Который нам поставил вопрос: А ты – отозвался ли на все, что тебе было дано знать о Божественной любви, воплощенной, распятой, воскресшей? Поставим себе вопрос о том, на кого из апостолов мы можем быть похожи? На Фому ли, который говорил своим соапостолам: Пойдем с Ним и умрем с Ним, если нужно?.. На Петра, который по страху отрекся от Него трижды? На Иуду, который Его предал? Где мы находимся в этой людской толпе? Кто мы? Поставим себе этот вопрос каждый раз, когда мы выйдем с богослужения, каждый раз, когда мы будем на него приходить: и тогда, может быть, что-нибудь проснется в нашей душе, что-нибудь дрогнет. Может быть, тогда эта Страстная седмица окажется и для нас, как в прошлом для стольких она оказывалась, началом: началом нового понимания, новых переживаний и новой жизни.

Аминь!

text-iconАнтоний, митрополит Сурожский

Вход Господень в Иерусалим

Благословен грядый во имя Господне!

Праздники бывают разные. Сейчас мы встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжество: Христос вступает в Святой Град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом; разве здесь есть что-то трагическое?

Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Осанна Сыну Давидову!», то есть, «Красуйся, Сын Давидов, Царь Израилев», в несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия.

Что же случилось? Народ Израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Он возьмет в свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, Который освободит Израильский народ от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отмщено будет всем.

А вместо этого Христос вступает в Священный Град тихо, восходя к Своей смерти… Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всем разочаровал: Он не ожидаемый, Он не тот, на которого надеялись. И Христос идет к смерти…

Но что же остается одним, и что завещает нам Христос Своей смертью?

В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: Се, оставляется дом ваш пуст; отныне пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; все превратилось в пустыню…

Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел, единственное, что может сделать человеческое общество полноценным, единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели, — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному: Того Бога, Который настолько велик, что перед Ним нет ни великого, ни малого, а в каком-то смысле все так значительно — как перед любовью: самые мелкие, незаметные слова так дороги и значительны, а большие события иногда так ничтожны в таинстве любви.

Оставляется вам дом ваш пуст… Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать. И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? — Ничто. Порой — могилы; чаще — чистое поле…

А Христос? Христос никакой силы, никакой власти не проявил. Перед лицом непонимающих Его Он так непонятен: Он все мог, Он мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Он от этого отказался. Он остался бессильным, беспомощным, уязвимым, кончил как будто побежденным, на кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могилы которых теперь не сыскать, кости которых, пепел которых давно рассеяны ветром пустыни…

А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что, кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя. Он нас научил тому, что нет ничтожных людей, тому, что страдание не может разбить человека, если только он умеет любить. Христос научил нас тому, что в ответ на опустошенность жизни можно ответить, отозвавшись только мольбой к Богу: Приди, Господи, и приди скоро!..

Только Бог может Собой заполнить те глубины человеческие, которые зияют пустотой и которых ничем не заполнишь. Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню в цветущий сад.

И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога, пришедшего только с вестью о любви до конца — и отвернулся от Него, потому что не до любви было, потому что не любви они искали, потому что страшно было так любить, как заповедал Христос, — до готовности жить для любви и умереть от любви. Они предпочли, они хотели, жаждали земного. Осталась пустыня, пустота, ничто…

А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь и уничиженность, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили, по неложному обещанию Христа, жизнь, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь… Это — праздник, который мы сейчас вспоминаем, который мы сейчас празднуем; это день страшнейшего недоразумения: одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом Жизни.

Аминь.

text-iconСвятитель Филарет (Вознесенский)

Проповедь «Вход Господень в Иерусалим»

Мы с вами вспоминаем молитвенно и торжественно Царский вход Царя Славы, Господа Иисуса Христа в Его «стольный град царский», Его столицу, во св. град Иерусалим.

Шумно волновался народ иудейский, когда Христос входил туда, перед наступлением пасхи. К этому празднику в Иерусалим стекались миллионы людей, и он был уже заполнен народом, когда происходила торжественно-царственная встреча долгожданного Мессии — Спасителя мира.

Св. евангелист Иоанн Богослов в своем Евангелии отмечает, что перед входом Господним в Иерусалим, еще по пути среди народа молниеносно распространился слух о Чуде воскрешения Лазаря, сотворенном Иисусом Христом; весть об этом поразительном Чуде подняла дух у всех, кто почитал и любил Спасителя. После этого, как говорит Св. Евангелист Лука, все в радости стали славить Бога за все дивные Знамения, которые они видели за это время. Нужно иметь в виду, что все апостолы ждали того, что их Учитель придет в Иерусалим, чтобы там прославиться, как прославляется земной царь. Им казалось, что этот момент уже наступил, что Христос входит в Иерусалим с Царскою славою именно для того, чтобы принять Престол и воцариться; и они ликующе возглашали: «Осанна, благословен Грядый во Имя Господне». Восторг народа был настолько велик, что люди постилали свои одежды на пути, по которому ехал Спаситель, срезали ветви финиковых пальм и других деревьев, устилая ими Его путь, шли, имея их в руках, как знамение торжества и празднования.

Велик был восторг и апостолов, и народа. Но Сам святейший Виновник торжества не принимал участия в этом ликовании; напротив того — как говорит Св. Евангелист Лука — когда они приблизились к Иерусалиму, и открылся вид на красоту этого св. города, Христос Спаситель, вопреки ликованию всех Его окружавших, как бы не видя и не слыша этого ликования, — заплакал, глядя на город, и сказал: «О, если бы ты хоть в этот день понял, что служит к спасению твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; и придет день, когда враги тебя окружат, осадят, разрушат и камня на камне тебе не оставят за то, что не уразумел ты времени посещения своего…»

Господь знал, как непостоянен народ, и как переменчива толпа. Своим всеведением он провидел, что не пройдет и недели, как возгласы «Осанна Сыну Давидову» сменятся воплями «Возьми, возьми, распни Его», и что эти ужасные слова будет кричать тот самый народ, который только что восторженно встречал Его. Это наполнило глубокой скорбью Его Святейшую Душу. Одно было утешительно и радостно для Спасителя при Его входе в храм: это — чистые детские голоса, от чистой души и чистого сердца восклицавшие Ему: «Осанна Сыну Давидову». Вот этому радовался Господь, ибо это был чистый детский восторг, и дети, — как дети, от всего сердца радовались и торжествовали, не понимая, как должно, всего происходящего, но непосредственно выражая Ему свои восторг и любовь.

Вот это мы с вами ныне вспоминаем и празднуем; но помним также, что, по словам молитвы церковной, этот день не только праздничный, но и предпраздничный. Ибо, если завтрашнее воскресение именуется «Вербное Воскресение» или «Вход Господень в Иерусалим», то в следующий воскресный день будет праздников Праздник — Святая Пасха Христова, до которой всякая верующая душа надеется по милости Божией дожить и встретить Ее еще более торжественно и радостно.

А между этими двумя великими Праздниками, между этими двумя воскресными днями — находится Страстная седмица, с ее богатством богослужебных воспоминаний, молитвословий и священнодействий. Так постарайтесь же, возлюбленные, почерпнуть как можно больше из этого богатства Страстной Седмицы. Это особое, благодатное и священное время в церковно-богослужебном году. И прекрасно делает тот, кто пользуется каждой возможностью в дни страстной седмицы, особенно в ее три последние дня, — в четверг, пятницу и субботу, как можно чаще побывать в храме. Тот, кто по каким-либо причинам не бывал раньше в храме в эти святые дни и приходит впервые -с поражается красотой молитв и священнодействий, и сплошь и рядом горько упрекает себя за то, что раньше пренебрегал этим, и сам себя лишал этого духовного богатства и укрепления. Это богатство Церковь предлагает нам теперь. Постараемся же воспользоваться им и, освятившись и укрепившись святыми службами Страстной Седмицы, — встретим, как должно, и Пасху Святую!

Аминь.

text-iconСвященник Иоанн Павлов

Вербное Воскресенье

Все мы, христиане, призваны к тому, чтобы войти в грядущее Царство Бога и святых Его. Мы часто слышим в храме и читаем в Священном Писании выражения: «Царство Божие», «Царство Небесное», «Царство Христово». Каждая литургия начинается с возгласа «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа…» А понимаем ли мы, представляем ли себе, что это за Царство, какое оно? Увы, ответ чаще всего будет неутешительный: мы весьма плохо представляем себе, что такое Царство Божие. Разобраться, почему так происходит, помогает нам сегодняшний праздник — Вход Господень в Иерусалим.

Вспомним событие этого праздника: за несколько дней до Своего распятия Христос вместе с учениками при большом стечении народа торжественно вошел в город Иерусалим. Для чего Он это сделал? Для того, чтобы открыть Свое Мессианское Царство. Ведь Христос есть Царь, Он пришел в мир, чтобы основать Свое Царство. У земных царей есть обычай при их вступлении на царство входить в свою столицу, где их торжественно встречает и приветствует народ. Так поступает и Христос: при всеобщем ликовании и криках «осанна» Он входит в Свою столицу — Божий град Иерусалим. Народ Его приветствует и встречает с великим воодушевлением.

Однако в последующие дни в настроении народа происходит трагическая перемена: он отвергает Христа и предает Его на распятие. Почему? Потому что Христос не оправдал тех надежд, которые народ возлагал на Него. Народу был нужен политический вождь, возродитель нации, который освободил бы евреев от римских оккупантов и дал им земное процветание. Иными словами, народ ждал обычного земного царя, славного, могущественного, грозного для врагов. Когда же все увидели, что Христос не оправдывает этих надежд, что Он не собирается стать таким царем, тогда Его отвергли и предали римским властям на беззаконный суд и казнь. Таким образом, это чудовищное преступление, равного которому не найти в истории, совершилось по той причине, что народ имел ложные понятия о Мессии и Мессианском Царстве.

Увы, нужно сказать, что и мы часто имеем очень смутные понятия о том, что такое Царство Христа, в которое мы призваны. Прежде всего, мы забываем, что это Царство не от мира сего. Христос отверг земные царства — Он не родился императором, то есть изначально не захотел стать земным политическим вождем. И впоследствии, когда многие предлагали Ему избрать этот путь, Он неизменно уклонялся от таких предложений. Также и диавол советовал Ему стать всемирным правителем, но Христос отверг диавольский соблазн, ибо Он пришел на землю не для того, чтобы положить начало земному царству, но Царству небесному и неотмирному.

Что же это за Царство? О нем трудно говорить, потому что оно совершенно не похоже на земные царства, государства и империи. Царство это совершенно другого образа и другой природы, оно поистине не от мира сего, как сказал о нем Сам Христос. Оно не похоже ни на что на земле, и ничто в нашем мире не может сравниться с ним. Не напрасно говорит апостол: «Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».

Царство Христово — это таинственное единство святых в Боге. Совершается это единство Самим Богом — Духом Святым. Поэтому тайну Христова Царства могут разуметь лишь те, кто сам принял в себя Благодать Святого Духа. Мы потому и понимаем плохо эту тайну, что в нас мало Благодати. Святым, в которых пребывала великая Благодать, эта тайна была открыта. Им Дух Святой показывал грядущую славу Царства Христова. И все они свидетельствуют, что эта слава превосходит всякий ум и всякое слово человека.

Вернемся, однако, к сегодняшнему празднику. Смысл его как раз и заключается в том, что Господь входит в Свою столицу, Иерусалим, чтобы основать, чтобы открыть Свое Царство. В этом Он поступает, подобно обычным земным царям. Народу это было знакомо, и потому Его встречают с великим воодушевлением, с пальмовыми ветвями и криками «осанна». Но дальше Христос ведет Себя уже совсем не так, как земные цари, — Он не садится на трон земного царства, не делает то, чего ожидала от Него толпа, но идет совсем другим путем, путем не земного, а Небесного Царя. Христос идет чудесным и непостижимым путем Божественной любви — путем крестной смерти и Воскресения. Он не приемлет политического царства, проходит мимо него, отвергает его. Этим Он показывает, что Царство Его не от мира сего, что оно совсем другое. Какого рода это Царство, апостолы и ученики Христа начали понимать через несколько дней после Голгофы — когда Христос воскрес из мертвых. Ибо Своим Воскресением Он низложил главного и верховного властелина нашего мира — смерть, безраздельно царствующую над всеми царствами и властителями мира сего. Над Царством же Христа она отныне уже не имеет власти, и всякий, входящий в Его Царство, получает эту вожделенную в веках свободу, недостижимую ни в каком земном государстве, — свободу от смерти. И потому Воскресение Христа воистину есть Его воцарение, воистину есть открытие и явление Его Царства. И из Евангелия мы видим, что воскресшего Христа торжественно приветствовали и поклонились Ему, как Царю, Его ученики, ставшие первыми подданными, первыми гражданами Его Царства — Царства, где нет смерти, но пребывает жизнь, не имеющая конца.

Вот и мы все призваны к тому, чтобы войти в это блаженное Царство Бога, стать его гражданами. «Не имеем здесь пребывающего града, но ищем будущего», — говорит апостол Павел о христианах, последователях Христа. Никогда, братия и сестры, не должны мы забывать, что Отечество наше — на небесах, что в этом мире мы лишь странники и пришельцы. «Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня десница моя», — говорит святой пророк Давид. Ибо смысл нашего земного пути заключается в том, чтобы прийти туда — в небесный Иерусалим, куда вход для нас открыл Христос Своим Крестом и Воскресением.

Аминь.

text-icon

Протоиерей Михаил Браверман

Пальмы и верба – вход в Иерусалим

Итак, Иисус за шесть дней до Пасхи пришел в Вифанию, где был Лазарь, которого Иисус воздвиг из мертвых. Сделали Ему там вечерю, и Марфа служила. Лазарь же был одним из возлежащих с Ним. Тогда Мария, взяв фунт мира из нарда чистого, многоценного, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его, и дом наполнился благоуханием мира. И говорит Иуда Искариот, один из учеников Его, которому предстояло предать Его: почему не продали это миро за триста динариев и не дали нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор и, имея денежный ящик, брал то, что туда опускали. Сказал тогда Иисус: оставь ее; нужно было, чтобы сберегла она миро на день погребения Моего. Ибо нищих вы всегда имеете с собою, Меня же не всегда имеете. Узнало тогда много народа из иудеев, что Он там, и пришли не ради Иисуса только, но чтобы и Лазаря увидеть, которого Он воздвиг из мертвых. Первосвященники же решили убить и Лазаря, потому что многие из иудеев ради него приходили и веровали в Иисуса. На другой день много народа, пришедшего на Праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви и вышли навстречу Ему и восклицали: Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне и Царь Израилев! Иисус же, найдя осленка, сел на него, как написано: Не бойся, дочь Сиона: вот, Царь твой грядет, сидя на молодом осле. Этого ученики Его не поняли сперва, но, когда был прославлен Иисус, тогда они вспомнили, что это было о Нем написано, и это сделали Ему. Свидетельствовал же народ, который был с Ним, когда Он воззвал Лазаря из гробницы и воздвиг его из мертвых. Потому и вышел народ к Нему навстречу, что услышали, что Он сотворил это знамение. (Ин.12, 1-18)

Господь назвал Иерусалим городом Великого Царя, и этот царь – Он Сам. И в конце Своего земного служения Господь входит в Свой город, чтобы принять здесь смерть и победить ее Своим Воскресением.

Господь идет в Иерусалим из Вифании где Он воскресил Своего друга Лазаря. И, конечно, всем уже известно об этом событии, и потому, встречая Господа, и взрослые, и дети прославляли Бога. И если Марфа, сестра Лазаря говорила Господу: «Верую, яко Ты Христос, Сын Божий ,грядущий в мир», то и в Иерусалиме Его встречают почти такими же словами: «Благословен грядущий во имя Господне Царь Израилев».

Но прежде чем войти в город Господь, делает так, что одно из мессианских ветхозаветных пророчеств о Нем становится уже исполненным. Удивительно, как исполняются пророчества: иногда совершенно непостижимо, а иногда и очень просто. Свидетель Распятия Спасителя, рассказывая о том, что на Голгофе воины перебивали осужденным голени, чтобы ускорить их смерть, говорит, что придя к Иисусу, они обнаружили Его уже умершим. Для апостола это стало исполнением пророчества: «Кость Его не сокрушится»; и исполнением прообраза: это у пасхального агнца, которого вкушали в день ветхозаветной пасхи, нельзя было сокрушать кости… То есть даже в мелочах и деталях за полторы тысячи лет до Крестной смерти Агнца Божия – Иисуса Христа – открывалось будущее в Священном Писании. Пророк Захария, обращаясь к Иерусалиму, восклицает: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: Се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле» (Зах. 9:9, Ин. 12:15). Господь знает, что эти слова о Нем (ученики поймут это только после Воскресения), и отправляет учеников, чтобы те из ближайшего селения привели к нему осленка.

И вот Господь на ослике въезжает в Иерусалим, а первосвященники и книжники, наблюдая, как народ постилает перед Господом одежды и пальмовые ветви, слыша, как дети восклицают: «Осанна Сыну Давидову», негодуют: ведь так должно встречать Христа, а они-то и не желают этого. И на требование фарисеев Господу запретить ученикам прославлять Его, как Царя, Господь отвечает словами Писания: «Да разве вы никогда не читали, — говорит им Господь слова псалма – «из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу» (Лк. 21,26, Пс. 8,3).

Предвзятость фарисеев совершенно очевидна, но ведь даже если люди «умолкнут, то камни возопиют» (Авв.2:11). И все это Господь говорит людям, которые знают Писание и, значит, видят на Нем исполнение пророчеств.

«Сколько чудес сотворил Он перед ними; и они не веровали в Него…– говорит апостол, – впрочем, и из начальников многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги. Ибо больше возлюбили славу человеческую, нежели славу Божию» (Ин. 12:37, 42).

Один только день был Господь – Царь Мироздания – Царем Иерусалима. И вступал Он в Иерусалим для того, чтобы принять в нем страдания и смерть, для того, чтобы войти уже не в земной Иерусалим, но Иерусалим небесный. Но почти никто тогда этого не знал, и даже ученики, которым Господь прямо открыл, что произойдет с Ним в Иерусалиме: Он будет оклеветан, осужден на смерть и распят, – даже они не могли представить, как может такое произойти. Ведь народ встречал Господа как Христа Царя восторженными приветствиями, с ветвями финиковых пальм, постилая по дороге одежды.

Встречаем Господа и мы как Царя Славы, Царя Мира и Царя нашей жизни: «Тем же и мы яко отроцы победы знамения носяще, Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне» (кондак праздника).

«Осанна» означает: «спаси», «помоги», «дай счастье», а знамение победы – зеленые пальмовые ветви – символ победы жизни над смертью. В России в праздник Входа Господня в Иерусалим в храм приносят вербу, в почках которой после зимы пробуждается жизнь.

Но прежде всего знамение победы – это Крест, Древо жизни. Крест, на котором Господь одержал победу над миром. Образ креста мы, православные христиане, носим на груди, как знамение победы жизни над смертью, одержанной Христом Спасителем.

Господь «на престоле на небеси, на жеребяти на земле носимый», входит в Иерусалим. Он идет и к страданию и к славе, чтобы потом сказать и нам: Восхожу «не к тому в земной Иерусалим, за еже страдати, но восхожу ко Отцу Моему, и Отцу вашему, к Богу Моему и к Богу вашему, и совозышу вас в горний Иерусалим в Царство небесное» (1 стихира Великого Понедельника на хвалитех).

Аминь.

text-iconСвященник Сергей Ганьковский

Проповедь «Вход Господень в Иерусалим»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В одной Церкви — в нашей православной Церкви — из глубины душ, уязвленных одиночеством и тоской, вырвались слова, вырвался крик, молитва к Богу-Утешителю: «Прииди и вселися в ны!» И в той же самой Церкви — в нашей православной Церкви — из глубины души, уязвленной сокрушительным страхом и сознанием собственного глубокого недостоинства выкрикнуты были другие слова: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный».(Лк.5,8.)

Так, вот уже две тысячи лет, мы, христиане, то взыскуем Бога, то бежим от Него. Так вера в наших душах сменяется предательством. Так с давних времен и поныне, все в той же самой Церкви, все те же самые люди, мы, христиане, то с радостью кричим «осанна», то с яростью — «распни Его»! И наш Бог, видит и знает это. Знает и тогда в Иерусалиме, знает и сейчас. Он знает, что ждет великий город, Он знает, что ожидает весь мир, и потому — плачет.

Евангелист Лука пишет об этом так: «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем…»(Лк.19,41.) Господь наш плачет о нас с вами, и эти слезы Христа — горький укор нам всем и одновременно, как это ни удивительно, эти слезы нашего Бога — знак надежды. Ведь только вчера Господь плакал об умершем Лазаре, и вот — Лазарь жив! Значит и у нас есть надежда на жизнь, значит и для нас не все потеряно.

Только ликуя и радуясь, нельзя забывать зачем наш Бог и Спаситель идет в Иерусалим. Он идет туда умирать. Весь ужас события, которое мы сегодня празднуем заключается в том, что никто из стоящих вдоль этого недолгого пути, никто не догадывается, не знает, что осленок везет Сына Божия на Голгофу. На смерть.

Вспомните, неделю назад, когда мы читали евангельский рассказ о том, как Христос в окружении своих преданных учеников и друзей только еще начал Свой путь к Иерусалиму из-за Иордана, сделал еще только первые шаги ко Кресту, и рядом не было посторонних, не было чужих, а были только свои — любящие и любимые; самые близкие из них, те, кого Он брал с собой на Фавор, кто был посвящен в самые сокровенные тайны, Иаков и Иоанн, после прямых слов Спасителя о том, что предадут Его на смерть, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его, — Иаков и Иоанн просят Его, как мы бы теперь сказали «о теплых местечках». «Дай нам сесть одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей»! И Господь еще раз говорит своим ученикам о Своей смерти и о том, что только этим, только страданием, только Крестом Он может поделиться с ними.

Люди с пальмовыми ветвями в руках там, у стен Иерусалима и мы, стоящие в этом храме с ветками вербы, которые заменяют нам сегодня пальмы, чего мы ждем от Господа Иисуса, чего мы просим у Него сейчас, в момент, когда начинается Скорбный путь Спасителя нашего на Крест? Я знаю, чего просят у Христа те толпы иерусалимских граждан и каждый из стоящих здесь. Знаю, потому что и сам прошу только этого: здоровья, счастья, благополучия, тихой безмятежной жизни. «Теплого местечка», попросту говоря. И совершенно неважно в какие конкретные формы эти всеобщие просьбы воплощаются. Ведь граждане иерусалимские тоже хотели простого человеческого счастья, вполне законных вещей: свободы от римских оккупантов, религиозной и национальной свободы, да, и хлеба, да, и жизни для себя и для детей своих. Они хотели того же, чего и мы хотим. И эти желания не были незаконны. Точно так же как вполне законны и наши молитвенные просьбы к Богу и Спасителю нашему. Только вот беда, никто из вопивших «Осанна» не понял, что для того, чтобы воскреснуть для новой жизни, для того, чтобы восстать из порабощения римским ли оккупантам или просто греховным страстям, нужно «подвизаться до крови», нужно умереть за свободу, нужно сораспяться со Христом. Нужно пить Чашу, которую Он пьет.

Граждане Иерусалимские этого не поняли. Не прошло и пяти дней, как те же, кто восторженно кричал «Осанна», яростно завопили: «Распни Его».

Нам нужно помнить об этой страшной ошибке. Нам, стоящим с вербами в руках, и тем самым свидетельствующим, что мы так же, как и они встречаем Христа, нужно удержаться от их заблуждения. Нам нужно понять, что нашими грехами, нашей холодностью, нашим спокойным равнодушием Христос распинается вновь и вновь. Нам нужно понять, что это мы, а не давно умершие жители знойной Палестины, ждем от Господа нашего «теплого местечка», а Он призывает нас к доверию и сораспятию. Если мы этого не поймем и не отдадим Ему доверчиво свое сердце, свою жизнь, свою судьбу, не боясь и не ужасаясь ничему, что нам предстоит, боюсь, что и мы завопим очень скоро: «Распни Его».

Ведь для того, чтобы так согрешить, совсем не обязательно в самом деле призывать к распятию. Достаточно просто забыть о нем. Жить так, как будто не было в истории страшной казни на Голгофе, жить как живут миллионы людей, даже не утруждая себя вопросом: «Чего Бог хочет от меня?»

Весь Великий Пост Церковь пыталась пробудить в нас покаянное чувство. Если попробовать в кратких словах определить, что это такое, то, очевидно, что это — понимание того, что Распятие — это наших рук дело. Распятие стало возможным, потому что рос и умножался грех в каждом из людей. И мы знаем, что так же, как и в те далекие годы, он растет и умножается в нас, бесстыдством, ленью, жадностью, ненавистью.

И вот на пороге страстных дней, когда начинается восхождение Бога нашего на Крест, только всего и попытаемся понять, что это — наших рук дело. Грех и смерть наших рук дело. И поняв это, с новой силой, с новой надеждой вспомним о слезах Спасителя, потому что этими слезами, этой любовью, этой жалостью к человеку четверодневный Лазарь воскрес из мертвых. Этими слезами и мы восстанем от греха. Этими слезами и мир спасен будет.

Аминь.

     12 апреля 1998 г.


Источник: http://www.zavet.ru/index.htm

(1135)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *