ПОНЕДЕЛЬНИК СЕДМИЦЫ 35-Й ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ (ПРОПОВЕДИ)

Евр., 329 зач., XI, 17-23, 27-31. Мк., 42 зач., IX, 42 — X, 1, и за вторник (под зачало): Евр., 333 зач., XII, 25-26; XIII, 22-25. Мк., 43 зач., X, 2-12. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 — VI, 2. Мф., 43 зач., XI, 27-30 .


 

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О колебании неба и земли

Мк.10:2–12

Евр.12:25–26, 13:22–25

Сравнив силу и значение Ветхого и Нового заветов, Апостол Павел обращается к своим слушателям с предостережением: «Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего. Если те, не послушавши глаголавшего на земле, не избегли наказания, то тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголющего с небес». Оказывается, Тот, кто некогда говорил в громе и огне и в трубном звуке, так что «слышавшие просили, чтобы к ним более не было продолжаемо слово» (Евр.12:19), – говорил «на земле». А тот, кто был подобен обычному человеку, до кого можно было дотронуться, – оказывается, говорил «с небес»!

Это – как явление Бога пророку Илии. Ему было сказано: будет «большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь» (3Цар.19:11–12).

Видя грозные явления, мы ожидаем и суровых повелений. Но сравним, что говорилось тогда, и что потом. Например, о браке, и о возможности его расторжения. В огне и буре было позволено «писать разводное письмо и разводиться». А сейчас, в «веянии тихого ветра», сказано: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

Оказывается, когда мыслим Бога выше самых высоких гор и страшнее всех стихий, Он для нас еще на земле, и мы мыслим еще по-земному. Когда Бог в огне и трясении земли, то это – снисхождение к нам, к нашему жестокосердию. Но когда мыслим «в веянии тихого ветра», то и сами поднимаемся до неба, и небо стремительно приближается к нам.

И еще Апостол пишет, что если тогда Бог «поколебал землю», то потом дал такое обещание: «еще раз поколеблю не только землю, но и небо». О первом колебании говорит книга «Исход»: «Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась» (Исх.19:18).

А о втором – в книге Пророка Аггея «так говорит Господь Саваоф: еще раз, и это будет скоро, Я потрясу небо и землю, море и сушу, и потрясу все народы, и придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою, говорит Господь Саваоф» (Агг.2:6–7). И какова же цель этого второго колебания? – Апостол объясняет: «Слова «еще раз» означают изменение колеблемого», «чтобы пребыло непоколебимое».

Может быть, как встряхивают сосуд, чтобы плотнее уложилось его содержимое, так и все колебания неба и земли, все содрогания природы и народов, тел и душ. Чтобы все, некогда сдвинутое с места человеческим грехом, встало бы, наконец, на свое твердое, определенное Богом место, и стало бы навеки непоколебимым. Земля и небо, люди и духи, бесы и Ангелы, праведники и грешники, – чтобы все пришло туда, куда упорно стремится.

Ощущение этих колебаний должно вселять в нас радостную надежду, что не вечно будем пребывать во лжи, висеть над пропастью, сидеть на двух стульях, разрываться между Богом и мамоной. Веяние тихого ветра довершит то, с чем не смогла справиться буря. И «мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом» (Евр.12:27–29).

«Прошу вас, братия, примите сие слово увещания».

Проповедь протоиерея Валериана Кречетова

Позволительно ли мужу разводиться с женою?

Мк., 43 зач., X, 2-12

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

В святом Евангелии Господь прямо отвечает на этот вопрос, который часто возникает в семейной жизни, особенно в наше время: как быть, разводиться или нет?

Так, как было от начала, так и должно быть.

От зачала же создания, мужа и жену сотворил я есть Бог. Сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину. Темже уже неста два, но плоть едина.

То есть, смысл таков, что разводиться нельзя. И всё.

Это нужно иметь в виду, чтобы не было потом оправданий: вот, дескать, я не знал… Значит, нужно было стараться узнать. Поэтому раньше и относились к этому вопросу со всей серьёзностью. И прежде, чем вступать в брак, старались всячески выяснить, есть ли родственные отношения, и всё, что только можно было узнать, узнавали. А прежде всего, волю Божию старались узнать. Потому что человек сам не знает, что его ожидает.

Известны такие случаи – когда что-то происходит, человек говорит: «Ах, я не знал». Да, но кто может даже про себя сказать, что он еще наделает в жизни? Что он знает, что будет вот так-то и так-то? А тем более про другого? Нет ничего удивительного. Человек, к несчастью, хотя и очень много мнит о себе, но он, в общем-то, существо-то слабое, непостоянное и изменчивое. Постоянны только святые. И вот это постоянство отличает святых от нас.

Отец Сергий Мечёв, новомученик, сказал своей духовной дочери:

– Иногда с вас можно писать икону, а иногда – бульварный роман.

Настолько нас заносит в разные стороны. Поэтому не удивительно, что человек часто меняется.

Когда женятся или выходят замуж, то смотрят в основном-то на хорошую сторону. На нее и нужно смотреть. Этот же духовный отец часто говорил, что нужно стараться относиться к человеку так, как вы относились к нему в самом начале, когда в первый раз его увидели. То есть, заметьте, что вначале мы с человеком вежливы, спокойны. Потом постепенно начинаются мысли, кто-то что-то там сказал, что-то показалось – ах, вот, оказывается, что… – и поехало, поехало, и – заехало.

Вот так в Евангелии и сказано: Изначала же не бысть тако (Мф.19:8). Нужно всё вспоминать, как было от начала. И стараться всё привести в это соответствие. То есть, сначала-то относился хорошо – ну, так вот старайся и опять вернуться к этому состоянию.

Конечно, иногда бывает еще так, что человек сразу относится наоборот, плохо, а потом изменяет свое мнение. Но здесь имеется в виду: от начала в духовном смысле.

От начала было – без греха. Поэтому всё, что иное, – плод греха. И даже если первая встреча, которая была с человеком, носила оттенок неприязни какой, недоброжелательства, то это опять не так, как должно было быть от начала. А вот когда ты встретился с этим человеком, и тебе было хорошо, – то вот это начало, которое должно быть. Большей частью, когда мы друг с другом встречаемся и знакомимся, все-таки нет недоброжелательства, если мы с Богом в начале. Потому что именно для этого, для доброго начала человек сотворен.

Да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут (Ин.17:21),- Господь сказал. То есть, как Троица, Единосущная и Нераздельная, так и все люди по-настоящему должны быть между собой едины и нераздельны. Но грех, страсти разделяют людей:жадность, желание командовать, властвовать, зависть, злоба. От начала же не было так. И не должно быть так. И к этому доброму началу нужно всё возвращать. И чаще вспоминать, как должно быть. От чего это произошло и к чему это должно прийти.

Прийти должно опять к тому же — к единению. Только единение первых людей, поскольку они были созданы чистыми, было единение по чистоте и по простоте. Но единение всего человечества, Царство Небесное, будет возвращением к тому первозданному состоянию, которое было от начала. Но уже через испытания земной жизни. То есть, когда твердость намерений, стремление к добру будут испытаны обстоятельствами жизни.

В общем-то, так часто и бывает в браке. В начале — подъем, порыв, всё, как говорят, в розовом свете. Потом начинаются искушения, испытания, враг начинает всячески подступать. И эти испытания нам необходимы. Почему, когда в браке проживут двадцать пять лет, говорят: «серебряная свадьба», пятьдесят лет — «золотая свадьба»? Серебро, золото — это то, что проверено такими большими сроками, что устояло, сохранилось в том состоянии, в котором было; сохранилось, прежде всего, в своей чистоте, в первозданности, от начала. Это как раз пример того, что вначале чистые отношения любви, но они еще не крепкие, хотя, могут быть и сильные, конечно, чувства разной силы бывают, а потом уже они становятся, как устоявшееся, выдержанное вино. Большей частью, люди забывают это состояние, поэтому во время венчания читается Евангелие, в котором говорится о том, как Иисус на браке претворил воду в вино. И распорядитель пира сказал жениху: Всяк человек прежде доброе вино полагает, и егда упиются, тогда хуждшее, ты же соблюл еси доброе вино доселе (Ин.2:10).

То есть, в обычной жизни так: вначале подъем, горение, а потом всё поостывает, приедается, опрощается, и человек потом относится к этому уже, как к обыденному, будничному. И, к несчастью, иногда эти чувства совсем охладевают. А когда проходит период земного единения, телесного, – ведь это всё временно, оно проходит, – наступает период духовного единства.

Интересно, что в долговременных браках, христианских браках особенно, муж и жена с годами становятся похожими друг на друга, у них что-то общее появляется, хотя в начале они могут быть очень разными. Это некое отражение внутреннего единства, хотя они зачастую вроде были люди-то из разных родов, из разных семей, но потом они сродняются и становятся даже похожими друг на друга. Это свидетельство того, что жена была взята от мужа, и поэтому она и должна быть на него похожа: Кость от костей моих и плоть от плоти моея (Быт.2:23), ? как сказал Адам, когда увидел Еву.

Вот это значение брака, как Богоутвержденного единства, должно опять воскрешаться. Потому что сейчас отношение к браку стало настолько… Даже не знаю, какое слово подыскать… Что-то вроде эксперимента: получится – не получится. Слова какие-то находят: сошлись – не сошлись характерами, совместимость – несовместимость… Да любые соотношения характеров! Люди живут вместе с любыми характерами – и ничего, можно всякое терпеть. Если есть любовь, то все это – не причина. Люди, совершенно разные даже по интересам, когда любят друг друга, всё равно живут вместе, и у них есть общее единение.

Этот вопрос очень важный. Ибо, когда семьи перестанут быть крепкими, тогда всё человечество превратится в аморфную массу. И это будет уже перед концом, потому что тогда не будет семей. Семья – это как кирпич, это вынуждены признать все. Так было в древности, так сказано в Священном Писании. У нас семья именуется малой Церковью, домашней Церковью. Как вся Церковь должна быть едина, так и семья.

Почему сейчас такое разделение, и даже в Церкви это встречается? Потому что в стены Церкви люди приходят из семей, которые сами разделенные. И вот эта разделенность, дух разделения везде сеется. Разделяются сначала семьи, потом народы. Да и как могут два народа быть в мире, если даже две семьи не могут быть между собой мире, в единении? Если внутри каждой семьи нет единения, то мир невозможен. Если ты будешь с мужем в хороших отношениях, то с его женой будешь ругаться, если они между собой не в мире. С одним будешь разговаривать, а другой с тобой не будет разговаривать. Это настолько очевидно, что тут даже и рассуждать, собственно говоря, нечего. Однако эта истина пропускается мимо ушей. Никто этим вопросом не занимается и в этом направлении не трудится. Хотя люди, даже думающие светские люди совершенно четко этот факт констатируют.

Мне когда-то довелось говорить с директором средней школы, где учились пятеро моих детей, Григорием Ивановичем Суворовым, Царствие ему Небесное. Беседовали мы в те времена, когда больше двух и нельзя было собираться и на такие темы беседовать. Ему было семьдесят с лишним лет, он много лет был педагогом. Он вспоминал о том, что через его руки прошли те, которые стали уже бабушками. И он сказал:

– Вы знаете, у нас семьи нет и не будет, мы идем к краху.

К чему, собственно, Евангелие прежде всего призывает? Вот спрашивают: «Чему учит православная вера, Евангелие?» Тому, в частности, чтобы супружеские пары были прочными, чтобы семья представляла собой прочное ядро. Когда в семье у нас что-то начинается, тем более между супругами, какая-то начинает пробегать тень, или, тем более, начинаются раздоры, – то нужно помнить, что всё это – от диавола, у которого принцип порабощения: «Разделяй и властвуй». Он разделяет и потом всех растаскивает: одного в одну сторону, вторую – в другую. Несчастные дети страдают. В общем, дальше – больше, больше, и всё это кончается разрушением семьи. Поэтому нужно, как говорят, всё класть на алтарь мира. Ведь от начала не было так, и теперь не должно быть так. Сегодняшнее Евангелие нам должно еще раз напомнить – особенно тем, кто находится в таких обстоятельствах, – что так быть не должно, что это не то.

Но как же быть-то, когда уже всё трещит и, кажется, уже невозможно это удержать? Очень просто.

Только что читалось Евангелие о богатом юноше, про которого Господь сказал, что трудно богатому войти в Царство Небесное.«Кто же может спастись тогда?» – спросили у Него ученики. Невозможная у человек, возможна суть у Бога, – сказал Господь (Лк.17:24-27).Поэтому нужно молиться и просить помощи Божией. Самому человеку нужно обратиться к Богу, насколько он может, и насколько силёнки есть – от всей души постараться.

Прежде всего, нужно себя изменить. Изменить, имеется в виду, в хорошую сторону. То есть, если ты вначале был ласков и добр, то возвратись к этому состоянию, как от начала было, измени себя в этом. Пусть это будет не то легковесное состояние, какое было вначале, не столь жизнерадостное, но это будет уже другое состояние, более твердое.

Есть такое изречение: «В любом инциденте доля своей вины есть». Сколько – это один Бог знает. Об этом мы часто забываем, начинаем: а вот он, а она то-то… Ну, он. А ты? От тебя что зависит?

Конечно, бывает, что уже не удержишь, но, по крайней мере, твоя душа будет спокойна, что ты сам сделал всё, что возможно было сделать для мира и для того, чтобы исправить это положение. Ведь были такие случаи, когда возможно было удержать. И известен такой случай, очень трагический. Эти люди еще живы – те, кто были действующими лицами этой трагедии. Одна «половина» – какая-то там причина была – не пожелала жить в браке. Вторая «половина» приложила все усилия, всё, что возможно было. Прошли потом годы, и та первая «половина», которая ушла, пришла со слезами к покаянию…

Я не буду подробностей говорить, не столь важно, что у кого там получилось, – суть-то в другом. У каждого своя жизненная ситуация, и каждый должен всё, что зависит от него в этой ситуации, сделать, чтобы такого разделения не было. Для этого, как я уже сказал, нужно помнить: когда начинаешь в этом направлении трудиться, то встречаешься со многими сложными вопросами, даже с такими вещами, которые, кажется, невозможно понести. Но, оказывается, это возможно.

Я мог бы приводить и другие примеры, когда одна «половина», как говорят, заартачилась, но Господь так эту «половину» придавил, что она уже и не пикнула. То есть, у Бога столько средств, что любого человека может поставить на место. Мы просто забываем о том, что если это и не произойдет в этой жизни, то возмездие всё равно не минует. Но тогда уже придется отвечать по полному счету. И если в этой жизни ответим, то это еще слава Богу! А вот в будущей жизни это может быть уже безвозвратно.

Поэтому нужно помнить, что муж и жена, как говорили нам святые отцы, – это сонаследники будущей жизни. То есть, нужно и здесь стараться быть в единении, чтобы и там быть вместе. Это уже духовное единение – там ни женятся и не посягают, как сказал Господь, но яко Ангели Божии на небеси суть (Мф.22:30). Основание для того единения закладывается еще здесь, на земле. И поэтому не может и не должно быть никакого разделения и разъединения, потому что оно будет продолжаться и в будущей жизни.

Я понимаю, что многие, особенно современные люди об этих вещах не думают, потому что им твердили другое: о свободе, эмансипации всякие слова. Ну, конечно, есть же такое выражение: «Если человеку всё время твердить, что он свинья, то он захрюкает». Твердили-твердили – стали хрюкать уже, и так жить, не по-человечески, а как животные. Ну, Бог им судья.

Но, по крайней мере, сейчас очень многие стали венчаться, и люди, уже жившие в браке, приходят в храм получать благословение. И опять каждый раз всех их спрашивают: «Имеешь ли произволение благое и непринужденное и крепкую мысль вступить в брак?» То есть, бесповоротно. В этом отношении всё, как было от начала, так и продолжается. И кто действительно серьезно задумывается над своей семейной жизнью и вообще над своей жизнью, тот должен эту истину помнить и всё время держать ее в своем сознании.

Я молодым всегда говорю, когда венчаю, что нет на этой земле ничего такого, из-за чего стоило бы разделяться и ссориться. Значит, в конце концов, всё можно как-то решить. Ну, если что-то кажется вроде бы неразрешимым, нужно обратиться к Церкви, обратиться к Богу, и Господь разрешит. Или иногда через священника Господь вразумит, или же в такие обстоятельства поставит, что всё станет ясно. То есть, опять же: невозможная у человек, возможна суть у Бога.

Поэтому постараемся чаще себе напоминать, как было от начала. Это всё имеет отношение не только к супругам, но и к родителям. Дети, когда под старость начинают раздражаться на своих родителей, должны об этом помнить. В детстве мы родителей любим сильно, и так было от начала, – так же и в старости такое доброе отношение должно сохраняться.

Как было от начала, как мы в детстве еще, в простоте, чистые сердцем, друг к другу относились, так должно быть между нами всеми.

Разве, например, раньше было столько распрей в мipе? Хотя враг всегда старался поссорить людей, делили что-то, но, по крайней мере, город на город не восставал, и страна на страну так не восставала, как теперь стали восставать – в то время, когда, кажется, всё уже поделено, всё уже утвердилось. А почему всё это? Потому что забыли, как было от начала.

Действительно, было крещение Руси на Киевских горах, в Днепре. А теперь это – заграница, так стало. Разве от начала так было? Ясно, что это ненормальность. Грузия когда-то просилась под крыло России, и Россия объединяла многие народы, и все с любовью относились друг к другу – так было от начала. А теперь это всё забыли.

Нужно чаще себе напоминать, как было от начала, и как желал и желает этого Господь для нас.

Дай, Господи, нам постараться с помощью Божией сохранить мир и в себе, и в семье. И, насколько возможно, в том месте, где нас Господь поставил, где мы находимся, чтобы там тоже были мир и любовь. Аминь.

1 февраля 1994 года

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О вере и легковерии

Мк.9:42–10:1

Евр.11:17–23, 27–31

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Апостол Павел продолжает говорить о вере. И снова перед нами Авраам. Он имел такую решимость выполнить Божью волю, что Апостол говорит, как о уже содеянном, о том, чего Авраам до конца все же не совершил. Апостол утверждает, что Авраам уже «принес в жертву Исаака», «принес единородного»! Потому что верил, «что Бог силен и из мертвых воскресить».

Потом Исаак в старости «благословил Иакова и Исава». Потом Иаков перед кончиной благословил свое потомство. И когда благословляли, видели то, на что благословляли, как бы уже сбывшимся. Причем, что-то видели с радостью, а что-то со страхом и беспокойством. Например, о Дане Иакову было открыто, что «он будет змеем при дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня». Увидев это, Иаков восклицает: «на помощь Твою надеюсь, Господи» (Быт.49:17–18)!

Иосиф, когда перед кончиной прощался с братьями, видел будущее своего народа, как настоящее. Казалось бы, недавно пришли в Египет, поселились на лучших землях, впереди – спокойная жизнь. Но Иосиф видел исход отсюда, и как о самом важном, «завещал о костях своих», чтобы они взяты были в землю обетованную.

Далее Апостол говорит о родителях Моисея, которые «верою» три месяца скрывали его, хотя фараон велел уничтожать всех новорожденных евреев мужского пола. Родители видели, «что дитя прекрасно», и поэтому уверовали в избранничество своего сына, и что Бог его как бы уже сохранил. Поэтому и «не устрашились царского повеления».

И далее – о великих делах Моисея, которому был открыт путь Божьего народа. Моисей вывел народ из Египта, под предлогом принести жертву в пустыне, хотя ясно было, что обман обнаружится, и не миновать погони. Перед исходом он, по повелению Божию, совершил с народом пасху. При этом велел помазать косяки дверей жертвенной кровью, веря, что истребитель первенцев египетских не переступит этого знака. А потом он ввел народ посреди двух водных стен Чермного моря, веря, что они не сомкнутся. Когда подошли к Иерихону, Моисей, вместо того, чтобы вести правильную военную осаду, приказал зачем-то обходить вокруг города семь раз, трубя в трубы. И по его вере «пали стены Иерихонские».

Так, верою совершался этот великий исторический путь Божьего народа. Так, верою совершается и все великое в человечестве. Верою в невидимое, в то, чего еще нет. А что всегда стоит на пути этих движений? – Плоть: то, что видимо и осязаемо, то, что кажется единственно реальным. Но Господь говорит: «И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огнь не угасает». Также «и если нога твоя соблазняет тебя», «и если глаз».

Но вера должна быть обоснованной. Верить надо не потому, что просто во что-то надо верить. И не потому, что очень хочется верить. Вера должна быть проверена и умом, и сердцем. А то получится как с Египтянами. Они вслед за евреями вступили на дно моря. Но сделали это не по вере, а по легковерию. Они необоснованно подумали, что – то, что сейчас, будет и всегда; и что открыто для Божьего народа, будет открыто и для них. И вступили посреди вод самовольно, не получив повеления и благословения от Бога, как получил человек Божий, Моисей.

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О колебании неба и земли

Мк.10:2–12

Евр.12:25–26, 13:22–25

Сравнив силу и значение Ветхого и Нового заветов, Апостол Павел обращается к своим слушателям с предостережением: «Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего. Если те, не послушавши глаголавшего на земле, не избегли наказания, то тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголющего с небес». Оказывается, Тот, кто некогда говорил в громе и огне и в трубном звуке, так что «слышавшие просили, чтобы к ним более не было продолжаемо слово» (Евр.12:19), – говорил «на земле». А тот, кто был подобен обычному человеку, до кого можно было дотронуться, – оказывается, говорил «с небес»!

Это – как явление Бога пророку Илии. Ему было сказано: будет «большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь» (3Цар.19:11–12).

Видя грозные явления, мы ожидаем и суровых повелений. Но сравним, что говорилось тогда, и что потом. Например, о браке, и о возможности его расторжения. В огне и буре было позволено «писать разводное письмо и разводиться». А сейчас, в «веянии тихого ветра», сказано: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

Оказывается, когда мыслим Бога выше самых высоких гор и страшнее всех стихий, Он для нас еще на земле, и мы мыслим еще по-земному. Когда Бог в огне и трясении земли, то это – снисхождение к нам, к нашему жестокосердию. Но когда мыслим «в веянии тихого ветра», то и сами поднимаемся до неба, и небо стремительно приближается к нам.

И еще Апостол пишет, что если тогда Бог «поколебал землю», то потом дал такое обещание: «еще раз поколеблю не только землю, но и небо». О первом колебании говорит книга «Исход»: «Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась» (Исх.19:18).

А о втором – в книге Пророка Аггея «так говорит Господь Саваоф: еще раз, и это будет скоро, Я потрясу небо и землю, море и сушу, и потрясу все народы, и придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою, говорит Господь Саваоф» (Агг.2:6–7). И какова же цель этого второго колебания? – Апостол объясняет: «Слова «еще раз» означают изменение колеблемого», «чтобы пребыло непоколебимое».

Может быть, как встряхивают сосуд, чтобы плотнее уложилось его содержимое, так и все колебания неба и земли, все содрогания природы и народов, тел и душ. Чтобы все, некогда сдвинутое с места человеческим грехом, встало бы, наконец, на свое твердое, определенное Богом место, и стало бы навеки непоколебимым. Земля и небо, люди и духи, бесы и Ангелы, праведники и грешники, – чтобы все пришло туда, куда упорно стремится.

Ощущение этих колебаний должно вселять в нас радостную надежду, что не вечно будем пребывать во лжи, висеть над пропастью, сидеть на двух стульях, разрываться между Богом и мамоной. Веяние тихого ветра довершит то, с чем не смогла справиться буря. И «мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом» (Евр.12:27–29).

«Прошу вас, братия, примите сие слово увещания».

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О плодах и корнях

Лк.10:19–21

Гал.5:22–6:2

Всякое растение должно плодоносить. А иначе – его «срубают и бросают в огонь». (Мф.7:19). Но всякое дерево имеет и корни. Когда дерево плодоносит, о корнях не вспоминают. Но когда плоды прекращаются, то вспоминают и о корнях, о том, что без них не может быть никаких плодов, и что пора их окопать и удобрить. И все должно быть на своем месте: плоды – на виду, а корни – глубоко в земле. Чтобы доказать, что корни – сильные, достаточно показать плоды.

А если – вырвать растение, чтобы похвалиться корнями? – Да, все увидят и убедятся, но… растение в этот миг будет на грани смерти. Так и в духовной жизни. Наши корни, это – наши молитвы к Богу и наше чтение Слова Божия; это – наше хождение в храм; это – очищение в таинстве покаяния и обновление в причащении Тела и Крови Христовых. Все это необходимо для духовной жизни, но все это должно быть целомудренно сокрыто, как сокрыты в земле корни растения.

А наверху должны быть плоды: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание». Если это есть, люди будут радоваться на нас и спрашивать, как бы им тоже вырастить такие замечательные плоды? Ну а если плодов нет, то остается только трясти корнями, хвалиться, как мы молимся, ходим в Церковь, причащаемся.

У кого есть истинные плоды, тому и в голову не придет вообще чем-то гордиться. Даже если через него Господь явит и такие чрезвычайные плоды, как – «наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью»; или даст силу повелевать духам злобы и изгонять их из людей. «Тому не радуйтесь, – говорит Господь, – что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах».

У кого есть истинные плоды, тот будет радоваться лишь тому, что укоренен в Господе, что неразрывно связан с небесами. Плоды Господь явит сам, а нам надо беречь корни, чтобы они всегда были в плодородной земле Царствия Небесного, и чтобы они были целомудренно сокрыты. И радоваться надо не победе над врагом и не людской славе, а тому, что в жилах наших течет благодатная Кровь Господа Иисуса, и ни для кого не видимо очищает и согревает нас.

 

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

«Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные…»

Мф.11:27-30

Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть».

О какие поразительные слова, о какое безмерное дерзновение сказать что-либо подобное!

Такие слова мог сказать только истинный Сын Божий, Господь и Бог наш Иисус Христос.

«Все предано Мне Отцем Моим». Что же это, что предано Ему Отцом Его?

Все, все: вся вселенная, все бесчисленные звездные миры, все попечение о чинах ангельских, о роде человеческом, все исторические события в жизни народов – все, все предано в руки Его, весь промысл о мире, о человечестве. Он, Вседержитель, недаром так называется, ибо все Ему предано Отцом Его, все содержит Он в длани Своей. Ему, Вседержителю, предан и последний Страшный Суд. Не есть ли это самое ясное свидетельство из уст Самого Господа Иисуса Христа о Его Божественности? О, конечно, есть, о, конечно, так! Только Богу, Богу-Слову мог Бог-Отец предать все.

«И никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому сын хочет открыть». Опять второе свидетельство о Божественности Господа Иисуса Христа: Он непостижим, ни для кого непостижим, а непостижим может быть только Бог.

Он непостижим дотоле, доколе Сам Отец не благоволит кому-нибудь открыть о Нем, открыть, что Он есть Истинный Сын Божий. Так было со св. апостолом Петром, ибо когда Господь наш Иисус Христос спросил учеников Своих, за кого они почитают Его, тогда блаженный Петр ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго! Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 17), – не плоть и кровь, не люди, не разум человеческий, но Отец Его, Сущий на небесах.

Итак, непостижим Господь наш Иисус Христос в Своей Божественной сущности, итак, Он есть истинный, подлинный Бог, Второе Лицо Святой Троицы. И Он не может быть познан никем, так же, как и Отец Его не может быть познан.

«Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28). Опять какие поразительные по дерзновению слова! Смеют ли какие-нибудь уста человеческие сказать что-либо подобное! Смеют ли призывать к себе все, все бесконечное, бесчисленное множество труждающихся и обремененных, смеют ли им обещать успокоение?!

А Он смел, Он открыл объятия Свои, которые были шире, чем от края земли до края земли, и в эти объятия звал всех, всех бесчисленных труждающихся и обремененных.

О как их бесконечно много! О сколько удрученных нуждой, согбенных старостью; сколько беззащитных, сколько голодных, сколько несчастных больных, сколько униженных и обиженных, сколько страдающих от злобы сильных мира сего!

Если собрать всех с тех пор, когда были сказаны эти изумительные слова, не хватило бы места на земле, чтобы стали все плечом к плечу. И всех этих бесчисленных труждающихся и обремененных зовет Спаситель наш: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы».

Покой, покой, которого так жаждут души несчастных – и не только несчастных – которого так жаждут души всех нас, этот покой обещает Он всем дать.

О как всеобъемлюща Его любовь, как бесконечна широта Его объятий, распростертых ко всем труждающимся и обремененным. О, Господи наш, Господи! Как велик Ты, как свят Ты, как безгранично милостив Ты!

«Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим…». Только тогда, только тогда обрящем покой душам нашим, когда возьмем на себя иго Христово, когда научимся от Него кротости и смирению, ибо без смирения и кротости нельзя идти за Христом, нельзя быть учениками Его, нельзя быть близкими Ему, нельзя быть братьями Его, чадами Его. Только тогда, когда возьмем это иго, найдем покой.

«Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть» (Мф. 11, 27–30). Эти слова, может быть, удивят вас, вы спросите: как, Господи, говоришь Ты, что иго твое благо и бремя Твое легко, когда Сам сказал, что путь к Царствию Божию ведет чрез тесные врата, по узкому пути, когда Сам Ты сказал: в мире скорбни будете, когда святой твой апостол Павел говорит: хотящии жити благочестно гоними будут?

Вы спросите: Господи, Господи! Разве легко быть гонимыми, разве легко идти чрез тесные врата узким и каменистым путем?

Вы спросите с недоумением, у вас, может быть, закрадется сомнение в сердце: легко ли иго Христово?

А я скажу вам: да, да! Легко и чрезвычайно легко.

А почему легко? Почему легко идти за Ним по тернистому пути? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос, потому что Его безмерная благодать укрепляет силы, когда изнываешь под игом Его, под бременем Его; потому что Он Сам будет поддерживать это бремя, этот крест.

Говорю не от разума только, а говорю по собственному опыту, ибо должен засвидетельствовать вам, что когда шел я по весьма тяжкому пути, когда нес тяжкое бремя Христово, оно не было нисколько тяжело, и путь этот был радостным путем: потому что чувствовал совершенно реально, совершенно ощутимо, что рядом со мною идет Сам Господь Иисус Христос и поддерживает бремя мое и крест мой.

Тяжелое это было бремя, но я вспоминаю о нем как о светлой радости, как о великой милости Божией, ибо благодать Божия изливается преизобильно на всякого, кто несет бремя Христово.

Именно потому, что бремя Христово нераздельно с благодатью Христовой, именно потому, что Христос того, кто взял крест и пошел за Ним, не оставит одного, не оставит без Своей помощи, а идет рядом с ним, поддерживает его крест, укрепляет Своей благодатью.

Помните Его святые слова, ибо великая истина содержится в них: «Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть».

Всех вас, всех уверовавших в Него зовет Христос идти за Ним, взяв бремя Его, иго Его. Не бойтесь же, идите, идите смело. Не бойтесь тех страхов, которыми устрашает вас диавол, мешающий вам идти по этому пути. На диавола плюньте, диавола отгоните крестом Христовым, именем Его. Возведите очи свои горе и увидите Самого Господа Иисуса Христа, Который идет вместе с вами и облегчает иго ваше и бремя ваше.

Аминь.

28 января 1951 г.

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

На Мф.11:27-30.

Все Евангелие прекрасно, но два отрывка, которые мы сегодня читали, от Матфея и от Марка, из ряда вон выходящие, изумительные.

Евангелист Матфей повествует о словах Христа. Господь говорит: «Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». Бога можно познать только через Сына Божия. Все люди, которые не знают Иисуса Христа, но говорят, что веруют в Бога, на самом деле Бога не познали. А Христос познается через Евангелие. Поэтому если человек не знает Евангелия, то он не знает и Бога. В кого же он тогда верует? Кто в кого. Каждый грешник по своему образу и подобию изобретает себе бога и этому богу поклоняется. И чаще всего этот бог совсем не тот, в которого верует святая Церковь. Поэтому для каждого человека в этих трех евангельских строках содержится призыв: познайте Сына Божия, и, если Сын Божий захочет, Он вам откроет Отца. Он Сам сказал: «Я и Отец – одно. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего».

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». Особенно актуально эти слова звучат в наше время. Кто сейчас спокоен? Кто живет в мире? Кто в любви? Кто в тишине? Все беснуются, все страдают, все мучаются, у всех неспокойно на душе, у всех тяжесть, у всех горе и слезы, все волнуются, скрежещут зубами от бессилия – и ничего не могут сделать. А Господь говорит: «Придите ко Мне, и Я успокою вас». Покой наступает только тогда, когда человек познает Бога. Как ребенок: он плачет, кричит, а когда мать возьмет его на руки – успокаивается. Он даже отличает, мать взяла его, или соседка, или какой-то дядя. Он чувствует родные руки, он к ним привык и узнает их. Так и душа человека: когда она приходит к Богу, она узнает эти руки, и ей сразу становится легко и спокойно и ясно, куда идти. И человек обретает опору, как дитя обретает опору на руках матери. Хотя он вроде высоко поднят над полом и ему должно быть страшно, а ему, наоборот, спокойно: он знает, что эти руки не выпустят. Так и человек, когда попадает в руки Божии, ему становится спокойно. Вокруг все по-прежнему страшно – а душа успокаивается. К этому покою Господь нас и зовет.

«Возьмите иго Мое на себя». «Иго» в переводе на современный язык значит «ярмо» или «хомут». Животному надевали на шею ярмо и с его помощью привязывали плуг или телегу. Каждый из нас в жизни несет какой-то крест, у каждого какие-то обязанности. И вот Господь говорит: «Возьмите иго Мое». Какое иго? Заповеди. Господь хочет как-то обуздать нашу жизнь Своими заповедями, и если мы это иго на себя возьмем, то Он нам обещает, что мы обретем покой. Поэтому мы должны обязательно обуздать свою жизнь заповедями Божиими. Ведь в основном-то мы живем своими желаниями. Как захочу, как считаю нужным, как мне подружка подсказала, как у людей увидел, так и живу. А это неправильно. Надо жить по заповедям Божиим. А для этого надо знать заповеди Божии, надо день и ночь изучать Священное Писание, надо знать его наизусть – тогда сможешь эти заповеди исполнять. Ведь как ты исполнишь заповеди Божии, если ты их не знаешь?

Представим себе: дикий, темный лес, и у человека нет ни карты, ни компаса, звезд на небе не видать, и он не знает, куда ему идти. Чем кончится это блуждание по лесу? Или с голоду умрет, или провалится в болото. Так и мы. Оголодала наша душа, она уже почти мертвая, и мы все время проваливаемся в какое-нибудь болото: то в одну грязь влипнем, то в другую, то в третью, то лбом в какое-то дерево воткнемся, то всего себя израним. И так вся наша жизнь проходит в блуждании по этому темному лесу, потому что нет у нас ориентира, мы не знаем, куда бредем. В этом наша беда. А ориентир в жизни дают заповеди Божии. Они для нас написаны, потому что мы не понимаем, чтó надо делать, а чтó – не надо. И в своей духовной жизни не понимаем, как себя вести. Поэтому великая милость Божия, что Господь нам открыл, дал, можно сказать, разжевал и в рот положил, как надо жить, чтобы спасти свою душу от греха, от этой помойной ямы, в которую мы постоянно забираемся. И нам надо ухватиться за Священное Писание, его изучать. С этого необходимо начинать духовную жизнь.

«Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». «Научитесь от Меня», – говорит Господь. Да, учиться нам не у кого, в жизни примера нет: ни родители не могут нам пример показать, ни окружающие люди; святых среди нас уже давно нет. Поэтому нам нужно пример искать только в Евангелии. Смотреть, как поступал Господь, смотреть, как Он жил. Нам нужно понять, что значит быть кротким, что значит быть смиренным. И не только понять, а принять это в свое сердце. Это должно в нашем сердце запечатлеться, и мы должны поступать уже не так, как прочие люди, как большинство. Есть даже такое замечательное выражение «подавляющее большинство», то есть большинство, которое давит на нас своим безобразием. И все-таки надо не поддаваться этому подавляющему большинству.

Господь говорит: «Я посылаю вас, как овец среди волков». Надо всегда помнить о том, что, если мы хотим достигнуть Бога, мы должны быть кроткими, как овечки.

«Иго Мое благо, и бремя Мое легко». Да, заповеди Божии – это благо. Когда большинство народа исполняло заповеди Божии, тогда страна процветала, и была богата, и была огромна, и народы жили в ней в мире. А когда заповеди Божии поменяли на заповеди людские, например «грабь награбленное» или «то, что моему классу выгодно, то и морально», то есть когда заповеди Божии отменили как ненужные: дескать, устарели, – тогда сразу все пришло в негодность, все стало рассыпаться. И рассыплется еще больше. Мы только в начале этого великого падения, потому что невозможно без заповедей Божиих ничего сотворить – блага не будет.

Представим себе на секунду, что бы было, если вдруг какая-нибудь планета захотела бы идти не в ту сторону, в какую ей Бог предначертал, а в другую. Вся Солнечная система сразу же рухнула бы, и на земле начались бы всякие катастрофы. Или представим себе, что вода при охлаждении не расширялась бы, а сжималась, как и все прочие вещества. Зимой сразу же все, что живет в воде, погибло бы. И так во всем: если какой-то закон, установленный Богом, нарушается – все тут же рушится. Так же и в душе человека. Возьмем какую-нибудь заповедь, например «чти отца и мать». Если человек не чтит отца и мать – все сразу вокруг рушится. Сначала в семье, а если это становится общим местом для всего народа – то рушится весь народ сразу, он начинает вымирать. Или, например, есть заповедь «не убий». А люди убивают друг друга, аборты делают. И сразу народ становится проклятым от Бога: он бьется над тем, как бы себя прокормить, а ничего не получается, и этот народ вымрет обязательно, потому что он восстал на самого себя.

И так с любой заповедью Божией. Господь говорит: кто нарушил одну заповедь, тот нарушил все. Так и Уголовный кодекс говорит. В Уголовном кодексе больше двух сотен статей, но, если нарушил хотя бы одну – все равно под суд. Заповедей Божиих много, но, нарушив одну, ты перечеркиваешь весь закон, ты перечеркиваешь свою связь с Богом. Поэтому надо заповеди Божии познавать, изучать и стараться исполнять. А исполнить их можно, только если мы будем подражать Христу – Его кротости и смирению. Вот чему Господь учит.

И вот когда мы встанем на этот путь: прочитаем Евангелие, примем его сердцем, познаем, что это Истина, возлюбим этот путь, захотим по нему идти и начнем пробовать это делать, – то мы увидим, что у нас ничего не получается. Мы будем приходить в отчаяние: как же так, ни одной заповеди не могу исполнить! Каждый человек, который встает на этот путь, очень быстро это познает. И апостолы однажды спросили: почему это так? А Господь ответил: «Без Меня не можете делать ничего». Ни одну заповедь Божию без Бога исполнить нельзя. Поэтому Он и говорит в Евангелии от Марка, которое мы сегодня тоже читали: «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам».

Чтобы пройти путем заповедей Божиих, нужно обязательно все время молиться Богу и просить: «Господи, спаси меня, Господи, помоги мне исполнить эту заповедь, Господи, не дай мне оступиться, не введи меня во искушение, избавь меня от лукавого». Все время Его просить. И если мы так будем призывать имя Божие, мы сможем пройти путем заповедей Божиих. А если попытаемся без Бога, без Его помощи исполнить заповеди, то ничего не получится, мы ничего не сможем. Поэтому если человек пытается жить по-христиански, но при этом в храм не ходит, не молится и не причащается, это обречено на провал. Это невозможно. Даже если ежедневно ходить в храм, постоянно причащаться, и то человеку очень трудно, а если не ходить – он просто обречен.

Но для молитвы есть очень важное условие. Господь говорит: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Когда просишь чего-то у Бога, вспомни о своих должниках: о всех тех, кто тебя обидел, в чем-то ущемил, как-то тебя прижал, – и обязательно прости от всей души. Прости – тогда Господь тебя примет. Потому что мы все нуждаемся в том, чтобы Бог нас простил. А Он ставит такое условие: насколько ты милосерд к людям, настолько и Я буду милосерд к тебе. Пусть человек против тебя согрешил, но ты стократно согрешил против Бога, поэтому, если ты нуждаешься в прощении, прости сначала своего ближнего, а потом требуй что-то от Бога.

Когда человек в чем-то не прав, мы часто говорим: «Это же возмутительно!» Хорошо, а посмотри на себя, что ты делаешь. Видишь свою неправоту? Так вот, сначала вытащи бревно из своего глаза, а потом будешь вынимать соринку из глаза другого. Посмотри на себя, как ты живешь, и замолчи: ты не имеешь права никому ничего говорить, никому ни на что указывать. Смирись и будь кроток, как овечка. И это будет правильно. Потому что как же можно других учить, когда сам ничего не знаешь? Это выглядит безобразно, отвратительно, когда человек начинает учить, а сам ничего не может ни сделать, ни показать. Это просто смешно. Поэтому нам не надо так поступать, а надо стараться с кротостью, со смирением проходить свой путь, молиться Богу и на молитве всех прощать. Видите, как просто.

Да, на словах очень просто. Я все рассказал – вот и начинай, и спасешься. На самом деле не так все просто. Чтобы спасти свою душу, нужно всю свою поганую природу переделать. А на это уйдет ровно вся наша жизнь. Так Господь и устроил: Он тебе даст прожить и сто, и двести лет, лишь бы ты трудился над своей душой. Заберет Он тебя в тот момент, когда поймет, что ничего лучшего у тебя уже не выйдет, а если дальше будешь жить, то станешь еще хуже. Если Господь так решит, тогда Он тебя заберет. А если ты все время будешь стремиться к лучшему и если это стремление будет настоящее, подлинное, Господь тебе и жизнь твою продлит, и даст тебе возможность усовершенствовать душу для того, чтобы ты в Царствии Небесном занял ту обитель, которую Он тебе приготовил. Поэтому будем, братья и сестры, трудиться, не лениться, за все Бога благодарить, подражать Ему в кротости и смирении, всегда просить Его о помощи и всегда всем и все прощать. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 24 января 1990 года


Источник: https://azbyka.ru/days/2021-02-01

 

(44)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *