Навечерие Рождества Христова и Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (проповеди)

Подборка проповедей и других материалов о Рождественском сочельнике и Рождестве Христовом на портале Азбука.Ru

Вопросы священнику о Навечерии Рождества Христова

Что такое сочельник и что нужно делать в этот день?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Словом сочельник или сочевник называются дни накануне двух великих двунадесятых праздников: Рождества Христова и Богоявления Господня. Название происходит от церковнослав. сочиво – замоченные в воде зерна пшеницы, чечевицы, гороха и ячменя. Такую пищу по церковному уставу, полагается употреблять в сочельник. У православных христиан есть благочестивый обычай не вкушать до появления первой вечерней звезды, напоминающей о явлении звезды на Востоке (Мф.2:2), возвестившей о рождении Иисуса Христа. Уставом это не предписано. Каждый должен брать на себя подвиги по силам.

В сочельник служатся царские часы и совершается Литургия св. Василия Великого. Если сочельник придется в субботу или воскресение, то царские часы совершаются в пятницу, а в сочельник бывает Литургия св. Иоанна Златоуста. Литургия св. Василия Великого служится в сам день праздника.


Сочельник: можно ли ничего не есть весь день?

Отвечает архимандрит Кирилл (Говорун), кандидат богословия, доктор философии:

Традиция воздержания от еды в течение всего дня или даже нескольких дней существовала еще в Ветхом Завете. Такой пост мог налагаться на весь израильский народ накануне важных событий, перед военными сражениями или в связи с какими-то бедствиями. Именно так постился Моисей на горе Синай.

В богослужебном круге Православной Церкви тоже есть дни, когда верующие могут воздерживаться от пищи в течение всего дня. Это Страстная пятница, Воздвижение Креста Господня, Рождественский сочельник, Крещенский сочельник. В Греции существует традиция ничего не есть в течение первых трех дней Великого поста, то есть до первой Преждеосвященной литургии. И многие верующие придерживаются этого правила.

Однако для большинства людей такое воздержание непосильно, поэтому Церковь никогда не принимала эту благочестивую традицию как норму, обязательную для всех верующих. В Православной Церкви упор делается на качестве поста, а не на его количестве. Воздержание в пище — важный элемент поста, но не единственный. Отношение к посту в Православии комплексное, целостное и включает в себя не только отказ от скоромных продуктов, но и от злых дел, злых помыслов. Тем не менее, если кто-то имеет в себе силы и желание отказаться от пищи на весь день, это можно делать по благословению духовника.

Проповеди в Навечерие Рождества Христова


Епископ Митрофан (Зноско-Боровский)

Навечерие Рождества Христова

В нынешний воскресный день, когда стоим мы в преддверии великого Праздника явления в мир Солнца Правды, мы невольно обращаемся мыслью в давно минувшие века, в те века, когда мир утопал в хаосе; разочарованное в религиозных и философских идеалах человечество оказалось на перепутье, когда скептицизм и атеизм овладели умами, и громко звучал голос римского Цезаря Августа, что не существует жизни после смерти.

В хаосе погибающий мир жаждал очищения и обновления. Из уст в уста передавались слухи и предсказания, что из Иудеи выйдет Некто для покорения вселенной, а поэт Вергилий прямо возвещал, вместе с Платоном, рождение Младенца, Который явится основателем новой эры. Древний историк Никифор Каллист занес на страницы истории предание, что Цезарь Август, не имея мужского потомства, захотел, под конец своего продолжительного царствования, узнать, через оракула, дальнейшую судьбу им основанной Римской Империи. Отправившись к оракулу Аполлона, он принес торжественную жертву, и спросил оракула, кто будет управлять империей после его смерти, на что получил следующий для него загадочный ответ:

«Мне отрок еврейский, Сам Бог, повелитель богов всех,

Трон уступить велел и вернуться в подземное царство,

Покорно и ты уходи от алтарей наших здешних».

Это свидетельствует о том, что жажда обновления мира была всеобщей, всемирной. И вот, над темным горизонтом человечества вспыхнула утренняя заря: в двадцатый год правления Цезаря Августа в Галилейском городе Назарете юная Дева услышала слова: «Ты родишь Сына и наречешь имя Ему Иисус… Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего и царству Его не будет конца».

Ему – Сыну Всевышнего – и посвящено нынешнее Евангельское чтение. Подобно тому, как Моисей, начиная изложение истории падшего человечества, сказал в книге Бытия: «вот родословие Адама», так и ап. Матфей, приступая к описанию восстановления падшего человечества, говорит: «Родословие Иисуса Христа». Перечисляя имена от Адами до праведного Иосифа и Марии-Девы, ап. Матфей как бы повторяет нам: древнее прошло – теперь все новое! Сам Творец приобщается нашей плоти! Если от первого человека – Адама – вошло в человечество расстройство, то вот Новый Человек, Новый Адам – Господь с неба, Начальник нового поколения людей, должных составить народ Его.

Закваска вошла в мир – свидетельствуют апостолы. Посему-то дни Рождества-Богоявления являются днями радости всего человечества. Сам Творец приобщается нашей плоти, не возгнушаясь подобных нам людей назвать Своими предками, а нас – Своими братьями. На родственность Бога и человека указывает нынешнее Евангельское чтение.

Да, родственность Богу составляет неотъемлемое отличие человека от всей твари, человека, являющегося нераздельно и «духом и плотью». Эта норма жизни была нарушена первым Адамом, и вот приходит на землю Христос, чтобы восстановить нарушенное. Одни приняли Его, как Спасителя и Учителя своего, другие по нынешний день стоят пред Ним в недоумении, иные же подняли и поныне ведут на Него гонение, продолжая жить во тьме и мраке опрокинутых ценностей, завлекая мир в новый хаос. Как Божии чада и, по плоти братья Христовы, мы с вами открываем сердца в эти дни, чтобы умом и волею принять Христа, как нашего Искупителя и Ходатая пред Отцом Небесным. Аминь.

Протоиерей Валериан Кречетов

Навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник)

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня, в навечерие Рождества Христова, в Рождественский сочельник, мы слышали Евангелие о Рождестве Христовом апостола и евангелиста Луки.

Апостол Лука был человеком ученым, он был врачом. По тем временам, это был образованный человек. Поэтому свое евангельское повествование он ведет, все время отмечая: «В правление такого-то правителя было такое-то указание – перепись провести». И вот как раз эти моменты, которые он отметил, потом и явились для следующих поколений указанием на год Рождества Христова. Потому что рождение Богомладенца, как мы видим и слышим, было безвестным для многих. И для того, чтобы потом человечество вело летоисчисление от этого года, Господь умудрил апостола и евангелиста Луку отметить все эти факты. Потому что правителей, императоров, конечно, знали, и перепись такая была. Это было «первое написание», как сказано, – значит, первая перепись. Ну, вы знаете, переписи бывают и в наше время. И вот это указание послужило потом основанием нашего летоисчисления.

Так часто бывает: когда человек что-то имеет: какие-то навыки, способности, – он воспринимает это как нечто обычное. А то, чего у него нет, кажется ему более трудным, более значительным, что ли, оно производит на него особенное впечатление. Человек, допустим, что-то производит или разбирается в каких-нибудь технических вопросах – «Ну, тут вроде всё понятно, это дело обычное!» А петь и играть или, скажем, приготовить пищу он не может. И когда другой поет, или играет, или вкусно готовит, то это кажется ему чем-то особенным и запечатлевается у него.

И вот замечательно, что именно ученый человек особенно подробно описывает явление ангелов пастухам. О волхвах говорит апостол и евангелист Матфей. А для апостола и евангелиста Луки появление волхвов вполне понятно: ну, что ж, ученые люди, они поняли, что уж если звезда явилась, значит, это всё – творение высшее, непостижимое человеку. Оно свидетельствует, значит, что-то особенное – тут понятно. Ученый человек поймет, должен, по крайней мере, понять. А вот почему ангелы явились пастухам, а не ученым? – вот это для него было чем-то удивительным, как-то особенно его душу поразило. Ведь те шли-шли, потом весь Иерусалим перемутили, всё расспрашивали: как, что, где? А Господь послал ангелов прямо к пастухам, и они получили известие не при помощи науки, не при помощи звезд, астрономии, а напрямую от ангелов, от духов Божиих.

Этот момент замечателен по своей глубине. Действительно, когда простой человек слышит, как какой-нибудь ученый о чем-то свидетельствует, что-то доказывает, то он – в восторге: «Как он замечательно доказывает, как он здорово рассуждает!» Он верит безоговорочно! Ему и доказательств-то особых не нужно. Душа принимает! А ученого человека поражает другое: «Он вроде бы ничего не знает, не понимает, а такая твердая вера!» У этого не хватает учености, а у того – учености сверх головы, а веры-то… – вот этого бы покрепче!

Это, действительно, момент замечательный. На этот счет есть изречение одного из великих ученых, кажется, Пастера: «Когда я начал заниматься наукой, я был маловерующим; когда я углубился в науку, я уверовал; а теперь, достигнув известных высот в науке, – а он был ученым с мировым именем, – я верю, как последняя бретонская крестьянка».

И вот, в конце концов, вера равняет всех. Ученых и простых людей, если они достигают веры. Вера – это дарование. Ученость, умственные познания – это тоже дар Божий. И бывает, одному чего-то дано больше, другому – меньше, а вот вера – это самое главное. И есть, как говорится, «святая простота», которая всё покрывает и всех объединяет.

На Первом Вселенском Соборе присутствовали ученые мужи, святители: будущий Афанасий Великий, тогда архидиакон, и Осия Кордувийский, который возглавлял этот Собор, и другие столпы – образованнейшие люди, архиереи. И вместе с ними присутствовал святитель Спиридон Тримифунтский, который стал архиереем, но был из пастухов, и потом, уже будучи архиереем, продолжал пасти стадо. Мужи ученые приводили доводы и доказательства от Священного Писания, от богословия. А святитель Спиридон, когда у него спросили: «Как это такое может быть: Троица, – что это?», – сказал: «Как? А вот как». Взял кирпич, сжал – и вниз полилась вода, вверх вырвалось пламя, а в руках у него осталась плинфа. И всё! Они только рты разинули. «Как это может быть?!» А вот, получилось.

Такое случается у нас до сих пор: «Как это такое может быть?!»

Ученые говорят: «Нужны такие-то условия, тогда будет то-то…» Для того чтобы распустилась ветка, нужно держать ее в тепле, чтобы была соответствующая температура, чтобы были питательные вещества… Потом, когда они доберутся, то разбудят это, это разбудит то, потом раскроется это, потом – то… А под Введение во храм Пречистой Девы, зимой, верба распускается и потом опять складывается. Мы ж приносили ее сюда, и все видели это. Как это, почему? Да вот так. Это одному Богу ведомо.

Когда человек поднимается до высот науки, то он говорит, как тот великий ученый: «Теперь я, как последняя крестьянка. Таков примерно уровень мой». А кто еще до состояния крестьянки не дошел, тот думает, что он – что-то. Как говорят, знания кичат. По большей части, так происходит.

Так что Рождество Христово удивительно по своей полноте. Здесь и ученые звездочеты, звездоблюстители (астрономы, по-нашему) – волхвы-мудрецы и царие персидские. Здесь и простые пастухи… О, простые пастухи! О них сказано: Ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их. Слава Господня осияла их. А ведь Слава Господня являлась только пророкам Моисею и Илии, когда Господь являлся им…

Рождество Христово в своей полноте и соединяет всё: и ученое, и простое; и то, что можно постигнуть через творение (звездоблюстители), и то, что непостижимо.

Как может человек видеть мир невидимый? Как может грешный человек находиться во Славе Господней? Как это может быть? Может быть! Потому что такова воля Божия. Господь являет…

Обычно мы так рассуждаем: вот, преподобный Сергий, преподобный Серафим – понятно. Сколько они трудились, сколько они подвизались, с младенчества! Один в среду и пяток млека не вкушал, другой тоже отмечен с детства особым перстом Божиим. Это – монахи, подвижники. Они совершали подвиги, для нас неимоверные, и находились в благодати Божией. А здесь что? Пастухи. Я, конечно, не знаю, как это там всё происходило, совершали ли они какие-то подвиги, постились ли усердно или еще делали что-то особенное… Сказано: «Предстал им ангел Господень». Иногда говорят: «А почему им? Ведь и другие пастухи были, наверное, в той местности». А вот почему – это не нашего ума дело. Так Господь изволил.

Вот здесь как раз – тот самый ответ на многие вопросы, которые у нас бывают: «Почему это так? Почему этому такое? Почему тот получает это?» Почему… Такова воля Божия. Господь вот так это открыл. Ангелами открыл пастухам. Ведь и так весь Иерусалим узнал, что должен был родиться Спаситель, когда волхвы-то пришли. Было бы, может быть, этого достаточно? Нет. Господь явил через ангелов пастухам. Сказали бы ученые люди – у них-то авторитет больше вроде бы, а пастуху вроде кто поверит-то? Что там пастухи? У нас как: «Такой-то человек, образованный, сказал то-то и то-то». – «А, да, да, да, да, да!» А бабка какая-то там сказала – «Да ну, что она там понимает? Да ей это почудилось!..» Такова наша логика земная. А вот Господь через ангелов открыл Рождество, ангелов увидели простые пастухи. Такова воля Божия. Господь сказал: Посрамлю премудрость премудрых, и разум разумных отвергну.

Нет, и апостол и евангелист Лука – разумный, и премудрый Соломон был, и Царь Давид, – всем им дана была премудрость, и люди были образованные. Но, как я уже сказал, всё это – дары Божии, и Господь дает независимо ни от чего, а творит, елика хощет, как хочет. И являет, как Ему угодно. Одному открывает таким образом, другому – иным каким-то образом. А почему? Потому, что это так. Вот это как раз – свидетельство именно Божественное. То есть, не по нашим рассуждениям, не по нашей логике, не по нашим обоснованиям каким-то, а потому, что это так.

Между прочим, некоторые люди так и воспринимают.

У меня был такой случай, когда один образованный человек задал вопрос. А перед этим он был у всяких «знатоков» – с амвона и поминать их особенно не хочется. Ну, у тех, кто выдвигает всякие заумные теории: поля, энергии… Одним словом, ему там мозги крутили-крутили, и он пришел в церковь. И начал: «А это почему так-то?» Я как-то невольно ему ответил: «Ну, потому что это так. Не знаю, почему». То есть, не стал ему объяснять (как нередко бывает), а просто сказал: «Потому, что это так есть». Вот тогда он воспринял. Он сказал: «Это меня убедило».

И действительно, в этом явлении Ангелов пастухам – такая духовная красота! Господь явил простым пастухам, высшие духи открыли им, и даже «Слава Господня осияла их». А ученые люди через науку, через рассуждения, через логические построения и вычисления в конце концов пришли к тому же, но путь их был долог.

Да, это обычно так и бывает. Путь рассуждения, осознания – довольно длительный, а путь непосредственного восприятия, когда Господь открывает, – короткий и прямой. «Потому, что это так».

Или вот еще пример, о котором мне рассказал один батюшка, отец Петр. Его спрашивают:

– Почему икру можно есть в Лазареву субботу, а рыбу нельзя, только в Вербное воскресенье?

Он говорит:

– Не знаю.

– А почему на масленицу яички можно есть, а курочку – нельзя?

– Так по Уставу. Вот и всё.

– Ну, а почему, батюшка, вот так?

– Потому, что так установлено святыми отцами.

Между прочим, суеверия часто имеют объяснение, но объяснение безтолковое. А в вере некоторые вещи просто не имеют объяснения. Вот так, и всё!

Как-то пришли люди к одному старцу, и один из них говорит:

– Я не верую потому, что я не понимаю, вы объясните мне.

Старец спросил:

– Ты понимаешь, как у тебя в желудке пища переваривается?

Он отвечает:

– Нет.

– Ну, – говорит старец, – тогда не ешь, пока не поймешь.

Интересно, что едят все: и профессора, которые понимают, что в желудке происходит, и простые рабочие, – все с одинаковым удовольствием. Причем, многие едят то, к чему их приучат с детства. Вот иногда говорят: «Ну, почему ты не ешь, ведь это же лучше!» Нет, потому что он привык к другому, принял это в простоте сердца, и оно в нем живет. И в сущности-то, когда мы начинаем спорить, многие раздоры, многие разделения происходят оттого, что мы не относимся к этим вещам просто – «ну, потому, что это так».

Хотя это совсем не значит, что нужно бездумно всё выполнять. Нет, это было бы неправильно. И опять же возникает вопрос: «Ну, а как же тогда? Значит, пусть каждый верует, как верует?!» Нет. Испытайте Писания (Ин.5:39), – говорит апостол и евангелист Иоанн Богослов. Писание-то – да, действительно, и Писание сравнивается одно с другим. Но есть вещи, которые просто принимает душа. Человек так чувствует – и принимает.

Простота, по-настоящему, это то, о чем сказал один из оптинских старцев: «Двадцать лет просил я этой простоты». Это, конечно, тоже дар Божий. И, по-настоящему, это состояние благодатное. Тогда человек живёт просто, как говорил преподобный Амвросий Оптинский: «Где просто, там ангелов со сто, где мудрено, там ни одного». И вот эта простота – во всем: и в вере, и во всей жизни. Тогда бывает простое восприятие вещей: «Ну, так – значит, так».

«Есть у нас что-нибудь на ужин?» – «Вот, это есть». – «Ну, и давай это будем есть».

И такое отношение ко всему, в конце концов, всё умиротворяет. А бывает, когда человек не унимается: «А почему это так, а почему это?..» Да потому, что это так. Ну, смирись, прими в простоте сердца – и всё, и успокоишься. Мы знаем, что Господь, когда проповедовал здесь, на земле, то говорил: «Волос с головы не упадет без воли Божией». И если волос с головы не падает без воли Божией, значит, всё управляется Промыслом Божиим, значит, это почему-то так.

Нет, это не значит, что мы не должны участвовать в жизни, должны бездействовать. Но наша деятельность должна быть, прежде всего, в согласии с волей Божией. Первый вопрос: как это согласно с волей Божией? А результат – всё равно от Бога. Потому что ты, например, можешь хотеть хорошего, но время для этого еще не пришло.

В минувшие воскресные дни мы прославляли святых отцев, праотцев. Они всё ждали, ждали Спасителя мира, но время еще не приходило. Пришло время, и Господь родился, пришел на землю. Господь ходил по земле, а за Ним гонялись, хотели Его убить. Он сказал: «Время ещё не пришло». Пришло время – вот, се есть ваша година, и область темная (Лк.22:53). Но на некоторое мгновение, на некоторое время. Распяли – всё! Теперь – воскрес и приду судить, когда придет время. И тогда всё кончится. Все эти козни, вся эта дипломатии, все эти приемы – всё это будет прикончено. Время придет – тогда будет всё.

Без Бога никто ничего не может. Еще при жизни Спасителя было два правителя, по тем временам очень могущественных, по имени Ирод. Один – который велел четырнадцать тысяч младенцев убить, и другой, подобный ему. Хощет Тя убити, — говорят. Господь говорит: Рцыте лису тому, се изгоню бесы, и исцеления творю днесь и утре, и в третий скончаю (Лк.13:31-32). Если ничего не стоило невинных младенцев убить, то, что стоило убить одного Человека? Ничего не стоило. Но Господь сказал: «Но он ничего не сможет, потому что время еще не пришло». Когда пришло время, то Пилат, расхваставшись своей властью, сказал: Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Господь ему говорит: Не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше (Ин.19:10-11)Вот, попробуй пустить – не пустишь, сейчас подпишешь «распять». И он подписал «распять». Трижды хотел отпустить, трижды порывался, а подписал – «распять». Значит, что он из себя представлял? Ничего.

Мы часто забываем об этом в жизни. А простое восприятие жизни, простое восприятие евангельского слова, евангельских примеров, – это фактически всё. «Ах, что будет?» Будет то, что должно быть. «О, вот этот сделает!» Этот ничего не сделает, и тот ничего не сделает, а этот сделает то, что ему будет дано. Иначе – никто ничего не сделает. «Вот, – говорят, – будет то-то и то-то». Да, кто знает, что будет? Вот то, что святые отцы сказали, то будет. «Как это будет?» Не знаю, как, но будет.

Мы помним время, когда говорили, что ничего не останется: «настолько всё схвачено!» Это схвачено сверху, а на самом деле только прилеплено, дунь – и всё развалится. И разлетелось. И этому столько примеров, а мы всё никак не уверимся. И мы всё еще приписываем это каким-то деятелям… Да ноль! Полный ноль без палочки.

Святитель Игнатий говорит: «Человек! В гордыне своей, что ты мнишь о себе? Ты – слепое орудие в руках Промысла Божия, полностью слепое, без малейшей самостоятельности». Да какая ж самостоятельность? Никакой там самостоятельности-то нет. Даже иногда и в земном-то смысле видишь, что нет у людей самостоятельности, а им приписывают, будто они что-то там могут! Кто что может? Да никто ничего не сможет, если Господь не поможет. Апостол Иаков говорит: Слышите ныне, глаголющии: днесь или утре пойдём во он град и сотворим ту лето едино, и куплю деем и приобретение, иже не весте, что утре случится, кая бо жизнь ваша? Пара бо есть, яже вмале является, потом же исчезает. Вместо еже бы глаголати вам: аще Господь восхощет, и живи будем, и сотворим сие или ино. (Иак.4:13-15). Вот так нужно говорить. И так будет.

Сущность всего этого одна: нужно укреплять веру. Укреплять веру, настоящую веру – и на каждом шагу. Как Господь говорит: Волос с головы не упадет без воли Божией. Значит, так. Ко всему нужно относиться именно с так, как простой народ сказал: «Что Бог ни делает, всё к лучшему» и «Господь передом правит». И это истинно так.

Правда, многое мы начинаем понимать (если еще Господь откроет) только по прошествии многого времени. Но мы ж не больше, конечно, апостола Петра, которому Господь сказал: Еже Аз творю, ты не веси ныне, уразумееши же по сих (Ин.13:7).И ведь когда ему было это сказано-то? На Тайной Вечере, когда Господь уже шел на страдания. То есть, уже всё – обучил, наставил, а потом еще добавил: «Что делаю, ты сегодня не знаешь, уразумеешь же после». Поэтому если апостолу Петру, который с Господом ходил, был один из первых Его учеников, которому были открыты многие тайны Царствия Божия, которому Господь дал ключи Царствия Небесного, – если ему Господь так говорил, то куда нам-то, со своим умом? Что нам удивляться, что мы не понимаем даже и после того, что совершилось? Вот если Господь еще откроет, может, в будущей жизни, станет нам что-то ясно. Ибо были такие случаи и есть, когда люди приходят оттуда, с того света, и говорят: «Это вам – за то, а будет вам еще то-то». И так оно и исполняется.

Так что будем мы благодарить Бога прежде всего за то, что Господь дал нам истинную, православную христианскую веру, что Господь дает нам такие примеры, которых больше нигде нет. Такой ясности и простоты истины – нигде ничего подобного нет. Но это, если Господь откроет эту ясность, тогда всё понятно. А если не откроет, то и очи имут – и не видят очима, ни разумеют сердцем (Ин.12:40). Поэтому мы и благодарим Бога, прославляем Его за те милости, которые Господь нам являет. Потому что дает нам в меру той возможности, которую мы, грешные, опять же от Господа получаем – разумения вот этих духовных вещей.

И потому ангелы, видя, как Господь устрояет здесь судьбы человеческие, славят Творца: Слава в вышних Богу, и на земли мир. Это какой мир? Это вот тот мир, о котором преподобный Серафим сказал: «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи». Мир, который в душе человеческой, который дает истинная вера, упование на Бога. Вокруг всё может и крутиться, вертеться, но это – в мире мирском. А в душе православных христиан должен быть такой мир, который был, когда родился Господь и ангелы воспели: на земли мир. И когда Господь воскрес и сказал: Мир Мой даю вам (Ин.14:27)Господь всё время говорил: Мир вам.

Вот этот мир нужно всячески стараться стяжать и сохранить в душе. Поэтому в свое время, когда я начинал, по милости Божией, свое священническое служение, один архипастырь сказал мне:

– Что это вы, батюшка, там чем-то возмущаетесь? Уставные неточности какие-то?

– Я говорю:

– Да, как же так?

Он говорит:

– Всё нужно класть на алтарь мира.

И я до сих пор всегда вспоминаю это изречение.

И когда какая-то ситуация происходит, в каких-то мы обстоятельствах находимся: семейных ли, служебных ли, – нужно еще помнить одну заповедь, как отец Сергий (Царство ему Небесное) говорил: «От нас зло не должно исходить». А зло не будет исходить от нас только тогда, когда его в нас не будет. А его не будет только тогда, когда мы будем всеми силами стараться сохранить мир душевный. Если вот сохранишь этот мир душевный, то и не озлобишься, а не озлобишься – и зло не изыдет от тебя. И эти слова Господни: на земли мир, – будут исполняться в душе каждого человека. Аминь.

6 января 1995 г.

Протоиерей Родион Путятин

В навечерие Рождества Христова

Нынешний день есть по преимуществу день приготовления к завтрашнему празднику. А потому мы побеседуем о приготовлении.

Слушатель благочестивый! Если бы завтра у тебя был день рождения какого-нибудь важного для тебя человека или любимого тобой лица, или благодетеля твоего, или твоего отца и матери, то ты, без сомнения, заранее придумал бы, позаботился, как бы этого человека завтра получше поздравить, как бы что-нибудь сказать ему и сделать для него приятное, особенно стал бы об этом много думать, заботиться ныне. Так всегда бывает у всех разумных сколько-нибудь людей, благородных и благодарных.

Завтра день рождения любвеобильнейшего Господа нашего, сладчайшего Иисуса, Который для тебя, слушатель благочестивый, всех людей выше, важнее, дороже – и отца и матери дороже. Думал ли ты, заботился ли о том, как тебе завтра поздравить Иисуса Христа со днем Его Рождения? Думал ли, заботился ли, что бы тебе завтра сказать или сделать приятное для Него, угодное Ему?

Если ты об этом не думал, не заботился, если в шесть недель приготовления к празднику тебе и на ум это вовсе не приходило, то по крайней мере ныне позаботься, подумай побольше. Для себя, может быть, ты много приятного приготовил, а для Спасителя что? Подумай же!

Подумай, как провести тебе завтрашний день. Чем больше будешь думать и заботиться об этом, тем будет приятнее твоему Спасителю все сделанное тобой для Него.

И одна эта дума твоя, одна забота сделать что-нибудь завтра угодное Спасителю будет Ему приятна, потому что она будет выражением твоей любви к Нему и доказательством твоей заботы о своем спасении. А для Спасителя твоего нет ничего дороже в тебе твоего спасения.

Итак, и еще скажу, подумай хорошенько, позаботься побольше ныне: чем бы тебе почтить завтрашний праздник, как бы поздравить завтра Господа Иисуса Христа со днем Его рождения, что бы такое завтра сделать или сказать для Него, ради Него?

Такое приготовление и для тебя будет спасительно, и для Спасителя твоего приятно. Аминь.

Проповеди в Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа


Митрополит Сурожский Антоний

Рождество Христово

Проповедь 1-я

Рождество Христово, которое мы сегодня празднуем с такой легкостью сердца, с такой благодарностью и радостью, заслуживает внимания не только нас, людей, но и всей твари, потому что это Рождество Христово, воплощение Слова Божия, принесло нам небывалую, непостижимую, новую весть как о Боге, так и о человеке и обо всей твари.

Бог, во Христе, явился нам небывалым и непостижимым образом. Языческие народы могли себе представить Бога великого, Бога небесного, как бы воплощающего все великое, величественное, дивное, о чем человек может мечтать на земле. Но только Бог мог открыться человеку, каким Он открылся в воплощении Христовом: Бог стал одним из нас. Но не в славе, а в немощи; беспомощным и обездоленным; уязвимым и как будто побежденным; презренным для всех, кто верит только в силу и в земное величие. В эту первую ночь, когда Бог стал человеком, когда Самый Живой Бог обитал плотью среди нас на земле, Он приобщился к самой тяжелой человеческой обездоленности. Никто не принял Его Мать под кров свой; все сочли Его чужим, все отослали Его на далекий, бесконечный путь, который простирался перед странниками без крова и без привета. И они пошли – и в эту первую ночь Христос приобщился всем тем, которые из века в век проходят через жизнь и телесно, и духовно отброшенными, презренными, нежеланными, исключенными из человеческого общества. А таких людей в истории человечества – несметное количество. И по сей день – увы! – в больших городах и на просторах земных сколько таких людей, которым некуда пойти, которых никто не ждет, о которых никто не воздыхает, которым никто не готов открыть свой дом, потому что они чужие или потому что страшно приобщиться судьбе людей, обездоленных не только несчастьем, но человеческой злобой: ставших чужими, потому что люди, другие люди из своего сердца и из своей судьбы их исключили. Одиночество – страшное, жгучее, убийственное одиночество, которое снедает сердца стольких людей, было долей Пречистой Девы Богородицы, Иосифа Обручника и только что родившегося Христа. Он был чужой, никем не желанный, исключенный и выброшенный. Это – начало пути Его; и на этом пути Он приобщился, как я сказал, всем, кто так живет и в наше время, чужим среди людей, которые должны быть для них братьями; презренны они, побеждены – подлостью, трусостью и злобой человеческой. Уязвимы они по хрупкости своей, по беззащитности своей. Наше дело, христиан, увидеть в них образ Того Бога, Которого мы благоговейно сегодня чтим, и таких принять, как мы приняли бы теперь Христа, если бы Он явился перед нами обездоленным, уязвимым, беспомощным, презренным, ненавидимым, гонимым…

Вот каким явился перед нами Бог, потому что Он захотел стать одним из нас, чтобы ни один человек на земле не стыдился своего Бога: будто Бог так велик, так далек, что к Нему приступа нет. Он стал одним из нас в нашем унижении и в обездоленности нашей; и Он не постыдился нас, “стал как мы все”, не только по материальной, земной, физической обездоленности, не только по душевной оставленности любовью людской, но потому, что Он сроднился – через Свою любовь, через Свое понимание, через Свое прощение и милосердие, – Он сроднился и с теми, которых другие от себя отталкивали, потому что те были грешниками. Он пришел не праведных, Он пришел грешников возлюбить и взыскать. Он пришел для того, чтобы ни один человек, который потерял к себе самому уважение, не мог подумать, что Бог потерял уважение к нему, что больше Бог в нем не видит кого-то достойного Своей любви. Христос стал Человеком для того, чтобы все мы, все без остатка, включая тех, которые в себя потеряли всякую веру, знали, что Бог верит в нас, верит в нас в нашем падении, верит в нас, когда мы изверились друг во друге и в себе, верит так, что не боится стать одним из нас. Бог в нас верит, Бог стоит стражем нашего человеческого достоинства. Бог – хранитель нашей чести, и ради того, чтобы мы могли в это поверить, это увидеть воочию, наш Бог становится обездоленным, беспомощным Человеком. Только те, которые верят в силу и ни во что иное, только те, которые верят в свою праведность, не найдут пути к Нему, пока не покаются, пока не увидят, что смирение, любовь, жалость, милосердие – закон жизни.

Но во Христе не только явился нам Бог с Его любовью, верой в нас, как страж нашего достоинства, как блюститель нашей правды – Он явил нам величие человека. Если Бог мог сущностно стать Человеком, неужели мы не понимаем, как велик человек? Неужели не понимаем: человек так велик, что Бог может стать Человеком и человек остается собой? И что так велика тварь, которую Бог призвал к бытию, что человек может вместить в себя Бога? И что вещество, наша плоть, наша кровь, кость наша, всё вещество наше способно быть Бого-носным, соединиться с Божеством и остаться собой? И явиться нам в славе, величии, которого мы не видим, но которое видит Бог, ради которого Он нас сотворил и все сотворил?

Всмотримся в этот образ Воплощения: Христос нам явил смирение и любовь Божию, веру Божию во всю тварь, в нас, грешников, падших, и нам явил одновременно, как мы можем быть велики и как глубока, бездонно глубока тварь Господня. Вот с этой верой мы можем жить, можем становиться людьми во всю меру Христова воплощения, и рассматривать мир, в котором мы живем, не только как мертвый материал, а как то, что призвано стать в конце концов как бы видимым одеянием Божества, когда Бог станет всем во всем.

Какая слава, какая радость и надежда! Воспоем с благоговением, любовию и трепетом Воплощение Христово; оно для нас жизнь вечная уже на земле, и оно – слава всего тварного в вечности на небеси. Аминь!

Рождество Христово

Проповедь 2-я

(1974 г.)

Христос в Евангелии Своем, говоря о самом великом, что может сделать человек, о самой высокой мере, до которой он может вырасти, дал нам заповедь любви: Никто большей любви не имеет, как тот, который душу свою положит за друзей своих… И вот, в эту таинственную рождественскую ночь, Сам Господь и Бог наш воплощением Своим исполнил этот закон победоносной жизни и любви.

Мы рождаемся во временную, преходящую жизнь, из ничего возникаем державным творческим словом Живого Бога, и через это временное бывание становимся причастниками вечности и входим в жизнь вечную. Господь же и Бог наш, воплощением Своим, из полноты бытия, из торжествующей полноты жизни входит в область смерти; из полноты нетварного бытия Он за-ключается в узкие, подлинно тюремные рамки падшего мира; будучи вечным, рождается во времени, чтобы в этом мире, узком, тесном, оторванном от Бога, жить, показывая нам пример того, как изо дня в день можно отдавать жизнь за своих друзей, и умирает, показывая нам, что и смертью можно явить торжество жизни.

Одна из древних греческих икон представляет нам ясли вифлеемские не в виде трогательных яслей, а в виде жертвенника, сложенного из камней, на которых лежит ребенок, предназначенный к смерти; но не к случайной, бессмысленной, бесцельной смерти, а к смерти жертвы, которая осмысленно, свободно приносится Богу во очищение грехов, ради победы над самой смертью, для соединения Неба и земли, для соединения отпадшей твари и Живого, любящего Бога.

Сегодня вечный Бог рождается во время. Бесплотный облекается плотью. Тот, Кто за пределами смерти, входит в область смерти; сегодня начинается крестный путь Господень; сегодня является нам жертвенная, крестная божественная Любовь. Сегодня ясли вифлеемские предзнаменуют нам ту пещеру, куда будет положен Господь наш Иисус Христос, снятый со креста после мучительной смерти… И весь путь жизни Господней является ничем иным, как исполнением этой заповеди о любви, которая не знает ни границ, ни предела, о той любви, которая свою жизнь отдает за друзей своих.

Но за друзей ли одних? Кто был другом Господним, когда Он родился, кто дал приют Матери, ожидающей Ребенка, и сопровождающему их Иосифу? Выкинутые из человеческого селения, они нашли себе обиталище только среди зверей; и так в течение всей жизни Христовой; когда в завершение Его пути израильский народ, человечество, исключит Его из града людей, останется Ему только умереть одинокой смертью на Голгофской горе. Путь, начатый Господом “ради друзей своих”, есть путь любви – но кто такие эти друзья? Враги – это не те, кто нас ненавидит; это те, которых мы, по безумию, по слепоте сердца и отуманенности ума, называем врагами; Христос врагов не знал. Все люди, которых державное творческое слово Божие призвало к бытию, были Его братья и сестры, были возлюбленные Божии дети, которые потеряли свой путь и которых Он пришел взыскать.

Он Сам дал нам образ, когда сказал, что добрый пастырь оставляет девяносто девять овец, чтобы идти на розыски одной заблудившейся, потерянной овцы. Так и по отношению к нам: тех людей, которые называют себя врагами Христа, Христос признаёт за Своих братьев и сестер, за детей Живого Бога, Чьим Сыном Он является. Он врагов не знает, для Него нет врагов; и поэтому за всех и ради всех Он становится человеком, за всех и ради всех Он живет изо дня в день, отдавая все силы тела и души; и, наконец, за всех и ради всех, после Страстной седмицы, после страшной Гефсиманской ночи, после издевательств, поруганий, после того, как Он был предан близким учеником, оставлен другими, Христос умирает на кресте за всех и ради всех… И если мы – Христовы, то мы должны научиться в сегодняшнюю торжественную ночь этому Христову пути; сегодня можем мы покаянием, то есть переменой мысли и сердца, войти в путь Христов, можем новыми глазами осмотреться и с изумлением увидеть, что нет у нас врагов, а есть только дети Божии заблудшие, к которым нас посылает Господь жить и, если нужно, умирать, чтобы они ожили во веки веков.

Вот о чем говорят нам жизнь и смерть Христовы, вот о чем нам говорит сегодня Рождество – то есть рождение Живого Бога человеческой плотью. Оно такое таинственное: казалось бы, мы видим своего Бога, мы можем держать Его благоговейно и трепетно в своих объятиях. Но в этом Воплощении нам открывается Бог более таинственный, чем Бог небесный, непостижимый человеческому уму, а только чаемый человеческим сердцем, потому что в этом Младенце таится вся полнота невидимого, непостижимого Бога. Прикасаясь Ребенку, рожденному в Вифлееме, мы с ужасом познаём, что Он – Живой Бог, ставший живым Человеком нас ради; мера любви Божией к каждому из нас, к последнему грешнику и к самому святому праведнику – это жизнь и смерть Сына Божия, ставшего Сыном Человеческим…

Разве мы не обернемся к каждому, кто вокруг нас, с подобной любовью, разве мы можем перед лицом Воплощения Христова иначе отнестись к людям, чем Сам Бог, ставший Человеком? Заповедь новую Он нам дает, новую тем, что не только Он нас призывает любить, но призывает любить и друзей и врагов, призывает любить всех, и такой мерой любви, которая называется “положить жизнь свою за друзей своих” ; признать друзьями тех, кто тебя другом не признаёт, жить для них изо дня в день, а если нужно – ради них умереть, с последней молитвой на устах: Господи, прости им – они не знают, что творят! Аминь.


Рождество Христово

Проповедь 3-я

(1979 г.)

Около двух тысяч лет назад, в такую же ночь, как сегодняшняя, Божественная любовь вошла в мир в образе новорожденного Ребенка, со всей его хрупкостью, беззащитностью, которая поистине является образом любви, себя отдающей, никогда себя не защищающей, все дающей, на все надеющейся…

Один из современных наших духовников, отец Софроний, пишет: “Откровение о Боге говорит: Бог есть любовь, Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы; и как трудно людям согласиться с этим…” Трудно, потому что и наша личная жизнь, и окружающая нас жизнь всего мира свидетельствуют, скорее, об обратном. На самом деле: где же тот свет Любви Отчей, если все мы, подходя к концу своей жизни, вместе с Иовом, в горечи сердца сознаем: Лучшие думы мои, достояние сердца моего – разбиты, дни мои прошли, преисподняя станет домом моим – где же, после этого, надежда моя? И то, что от юности тайно, но сильно искало сердце мое – кто увидит?.. И вот жадно ищет душа встречи с Богом, чтобы сказать Ему: «Зачем Ты дал мне жизнь? Я пресыщен страданиями, тьма вокруг меня; зачем Ты скрываешься от меня? Я знаю, что Ты благ, но почему, почему Ты так безразличен к страданию моему? Я не могу Тебя понять…»

Разве не подымается этот крик со всей земли нашей, холодной, осиротелой, полной страха, и горечи, и боли? И какой же ответ дает Бог на это вопрошание, на эту тоску?.. Вот пример того, что говорит и как говорит Господь, из той же книги отца Софрония о Старце Силуане: “Жил на земле человек, муж гигантской силы духа; он долго молился с неудержимым плачем: Помилуй мя! Но не слушал его Бог. Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: Ты неумолим! И когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе еще что-то надорвалось, он вдруг, на мгновение увидел живого Христа. Огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что, если бы видение продолжалось еще мгновение, он умер бы. После этого он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая…”

И эта любовь – не чувство, не доброе отношение Божие к нам: это Сам Бог, пришедший в мир плотью новорожденного Христа. Он создал мир по любви; Он создал мир, чтобы разделить с ним ту ликующую, торжествующую жизнь, которая называется любовью и которая доходит до такого напряжения, до такой полноты, что она уже за пределом всякого ограничения, всякого умаления. Она отдает себя, забывая все, кроме любимого, дает, как будто, в беззащитности, в хрупкости, подобной этой плоти Ребенка, родившегося в Вифлееме. И взывает к нам Господь: Отзовитесь!

Но чем мы отзовемся? В евангельском рассказе говорится о том, как волхвы пришли с востока со своими дарами; но куда нам прийти, и откуда? Они пришли издали, из того места, где не было Христа; и мы можем сейчас устремиться ко Христу, вездесущему, воскресшему, все победившему, из ночи, из тьмы собственной души. Сколько нас, кому темно, сколько нас, кто в потемках; вот из этих потемок пойдем к свету. А свет – это любовь. Из мрака злобы – пойдем к любви! Из греха – пойдем к любви, всепрощающей, исцеляющей! Из холода жизни – пойдем к любви, которая может согреть душу и все изменить в жизни! Из серой скудости житейской – пойдем к любви, потому что где есть любовь, там свет и радость, там нет великого и мелкого, но все велико, потому что все может стать знаком любви!..

И Господь зовет нас верить в себя. Вспомните дары этих волхвов. Принесли они злато: в темных недрах заключена его сверкающая слава, звонкая полнозвучность, нержавеющая чистота. И в каждом из нас есть эта слава, которая рвется к свету, и нержавеющая чистота души, которая способна на великое – только дали бы ей свободу любить без страха, любить от всей силы мощной души! Золото, о котором здесь говорится, это преображенная земля; откроем темные недра наши, в которых таится сияние света, и пойдем к свету!

Ладан принесли волхвы, который возносится и благоухает: принесем любовь, которая не только светом, не только нержавеющей своей чистотой сияет, славой блестит, но которая по всей земле распространится, как благоухание, лаской, любовью, теплотой…

Но и смирну принесли волхвы, как приносят мертвецу; Христос, бессмертный Бог, родился не для того, чтобы жить, подобно нам, а для того, чтобы умереть, подобно нам; жить нашей смертной жизнью для того, чтобы мы могли войти в Его бессмертную, торжествующую, ликующую вечность…

Кто хочет идти по Мне, да отвержется себя, да забудет о себе, да вспомнит только о том, что тысячи вокруг нуждаются в любви. Никто большей любви не имеет, как тот, кто свою жизнь отдаст; а отдать жизнь – это не обязательно умереть, это каждое мгновение жизни посвятить любви, творческой, зрячей, умной, смелой любви; любви, которая дает; любви, которая не защищает своего; любви, которая себя не защищает, не замыкается… Сила Божия в немощи совершается: нам не надо бояться любить – отдадим себя до конца, и тогда весть о родившемся сегодня Христе станет реальностью не только в нашей жизни, но в жизни миллионов людей – светом, теплом, радостью, обновлением всей жизни! Аминь.

Протоиерей Алексей Уминский

Рождество Христово

Проповедь 1-я

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Христос рождается в Вифлееме. Сын Божий, бесконечный, невидимый, непостижимый, приходит на землю, становится человеком, ограниченным плотью, несущим на себе все тяготы и скорби этого мира. Он рождается сегодня в пещере вифлеемской, этим миром отвергнутый и гонимый, для того, чтобы человечеству, а это значит – каждому из нас, даровать две замечательные вещи,  которые во все времена  жаждал иметь человек. Он приходит для того, чтобы дать человеку Власть и Богатство.

Но только Господь дает и власть, и богатство совсем не такими, какими их мечтает иметь, скажем, Ирод, вся цель жизни которого была как раз в их достижении. И настолько высоко ставил он перед собой эту цель, что не щадил даже своих собственных детей, а когда услышал, что пришел на землю истинный царь иудейский, очень испугался потерять свои земные власть и богатство.

Богатство же, которое приносит Христос, это такое удивительное богатство Веры, которое человеку дает возможность ходить по водам и двигать горами,  которое способно сделать человека таким, что он себя в этом мире совсем не видит, а видит только Самого Христа и Бога, и только Им живет.

Господь принес нам богатство любви, потому что Он сам есть Любовь. Это та Любовь, которая идет на крест, которая распинается, приносит себя в жертву. Это любовь, которая готова и способна победить все, что есть в этом мире.

Господь дает нам потрясающее богатство смирения, потому что кроткие наследуют землю. И вместе с этим каждому человеческому сердцу, открытому для принятия этого дара, Он дает богатство удивительного мира,  превосходящего все возможное в этом мире, который может так наполнить человека, что тысячи вокруг него спасаются, по слову преподобного Серафима Саровского.

Господь принес нам богатство своего милосердия. Если мы готовы его принять, оно вливается в наши сердца и делает нас способными прощать своих обидчиков, любить своих врагов, ведь никто в мире любить своих врагов не может, кроме настоящих христиан. Вот какое богатство Господь нам даровал.

И еще Господь даровал нам истинную власть. Он говорит: «Именем Моим будете бесов изгонять, языками возглаголите новыми, будете брать змей, и если что смертоносное выпьете, не повредит вам, на недужные руки возложите, и здравы будут…» (см. Мк.16:17-18)

Такую возможность Христос заповедал каждому из нас, потому что Он даровал нам удивительную власть быть Его детьми. Всем истинно верующим в Него Он дал власть быть совершенно на него похожими: мы можем поступать в этом мире так, как Сам Христос в этом мире поступал, жить Его жизнью, говорить Его словами, смотреть на мир Его глазами, принимать мир через Его чувства и Его сердце. Так и апостол Павел говорит, что в каждом из нас должны быть те же самые чувства, что и во Иисусе Христе.

Вот такие вещи Он нам даровал… Но вот что интересно:  при таком удивительном богатстве, и при такой власти необыкновенной, мы просим у Бога всегда какой-то ерунды… ищем у Бога какой-то мелочи, что на самом деле включает как раз искание власти и богатства, но маленьких таких земного богатства и власти: земного благополучия, земного успеха, возможности действовать в этом мире сообразно со своими способностями… Нам кажется, что это так важно, что это и есть сама жизнь, что в этом и состоит  смысл жизни – прожить ее спокойно, удобно, выгодно и благочестиво. Может быть, благочестиво получится, а по-христиански – нет, потому что нам очень страшно ходить по водам. Мы не верим в то, что можем бесов изгонять, смерть побеждать. Мы читаем Евангелие, и эти строчки к нам как бы не относятся, потому что нам совсем не этого нужно от нашего Бога, и наша жизнь совсем не похожа на тот дар, что принес нам Христос.

И вот сегодня Христос рождается в мир и происходит раздаяние Его даров: настоящей власти во Христе и настоящего Христова богатства.

Давайте постараемся сегодня и навсегда  забыть о тех мелочах, которыми мы нашу жизнь наполняем, и будем по-настоящему глубоко искать истинной Христовой власти и истинного Христова богатства: желания быть со Христом, быть во Христе и быть самим Христом, которые сегодня открываются для нас в Его пресветлом и радостном Рождестве. Аминь.


Протоиерей Алексей Уминский

Рождество Христово

Проповедь 2-я

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Когда мы радостно празднуем Рождество, мы забываем, что Христос пришел мир не для того, чтобы в нем жить, а для того, чтобы здесь умереть и смертью Своею даровать этому миру вечную жизнь. И как только Он приходит в мир, чтобы его спасти, вся злость, все неверие и ожесточенность мира восстают на Него. Евангелие повествует нам, каким страшным образом на пришествие Спасителя отвечает мир, в который Он приносит любовь и спасение.

И что же на это отвечает Христос? А ничего. Он не восстает против несправедливости этого мира, Он бежит в Египет, прячется и много лет живет на чужбине.

Христос является в мир в образе беспомощного младенца, повитого пеленами, Он с самого начала ограничивает Свое действие ради нас, давая нам возможность поступать свободно, по нашей воле, даже восставать против Негою. Он даровал этому миру изначальную свободу и любовь к Нему, а любовь не может быть принуждаемой. Для человеческой свободы любовь может быть только желанной и избираемой. И поэтому Господь ограничивает Свою свободу ради нашей свободы. Он ограничивает даже Свои действия и, казалось бы, не вмешивается в зло и несправедливость этого мира, для того, чтобы нам показать, что напор зла не побеждаются какими-то внешними физическими мерами. Он показывает, что пришел не бороться с этим миром, а победить его.

И Он победил. Он победил его Своей любовью. Он победил его Своим смирением. Он победил его Своим Евангелием, которое вручил нам Своим пришествием и дал нам образы победы над миром, которыми мы должны пользоваться, как непреложным и самым главным законом нашей жизни.

Этот мир, который кажется нам в своем безумии таким могущественным, побеждается кротостью и любовью. Он нам даровал эту власть через свободу, через настоящую свободу быть Ему верными, быть Ему родными, любить Его, и силой Его этот мир победить. Аминь.


Протоиерей Алексей Уминский

Рождество Христово

Проповедь 3-я

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Господь дал нам сегодня такую радость: собраться всем вместе, чтобы праздновать Его Святое Рождество. В этот день мы не просто вспоминаем событие, которое совершилось две тысячи лет назад, хотя оно изменило мировую историю, дало миру новый календарь, новую цивилизацию, новую культуру, новый язык, новую систему отношений…

Самое главное то, что с пришествием Христа каждому человеку дана возможность познать Бога, — познать не просто как Творца, Всемогущее Существо, Которое управляет миром, посылая в него то благополучие, то несчастье, и Которое надо как-то задобрить, или умолить… и не как Господа, то есть Господина, Которого надо слушаться, выполнять приказы и строго следить за тем, чтобы все заповеди были исполнены. Нет, не такого.

Как это ни странно, но то, что для нас, христиан, совершено очевидно, для всего мира является тайной. Настолько мир искажён грехом, настолько лишён любви, истины и правды, что понять самые простые и важные вещи оказывается очень трудно. В течение тысячелетий мир не может понять, что Бог — это Отец.

Бог приходит в мир, как Сын, чтобы мы осознали себя детьми нашего Небесного Отца, ни для чего другого. Он рождается на земле Сыном Человеческим, для того, чтобы каждый человек стал сыном Божиим. Это самое главное из всего, что мы знаем: Бог наш Отец, и нам в этом мире нечего бояться.

Иногда мы можем Его не понимать, как часто не понимают дети своих родителей; мы можем Его не слушаться, как часто бывает в семье. Но мы всегда знаем, что не будет такого момента, когда мы останемся одни, и с нами случится что-то непоправимое.

Если мы с этим живём, мы самые счастливые на земле люди, потому что у нас есть не просто отец, но наш Отец — это Бог. Мы можем не бояться ни болезней, ни смерти, ни нищеты, ни несчастья… Даже греха можем не бояться, потому что наш Отец освободил нас от греха через Своего Сына. Более того, Он нас приравнял Своему Сыну, Которого мы называем нашим Господом Иисусом Христом. Он поставил нас совершенно вровень с Ним, то есть каждому из нас дал возможность быть похожими на Христа: жить, как Христос, смотреть на мир и на людей, как Христос, чувствовать, как Христос, поступать, как Христос.

Такая возможность дана каждому из нас Его Рождеством, это праздник нашего сыновства. Эту радость, это богатство, которое дано нам, христианам, мы можем только распространять по миру, только возвещать всем людям: что у них есть Отец, что они не одиноки; что в этом мире нет такого места, которое бы Он не освятил Своим присутствием.

Если же Бог наш Отец, то мы можем Ему только доверять, только Его любить и предаться ему в послушание как дети своему родителю. Попробуем с этим жить, не забывать, что Он всегда рядом, что Он обязательно нас спасёт, если мы только этого захотим, если просто протянем Ему свои руки и как апостол Павел скажем от сердца, — Авва Отче! — и будем вместе с Ним. Аминь.


Другие проповеди в Рождество Христово на портале Азбука.Ru:

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Рождество Христово, Гал.4:4-7.

Епископ Виссарион (Нечаев). Мир с Богом и между людьми. Поучение в день Рождества Христова, Лк.2:14.

Епископ Митрофан (Зноско-Боровский). Рождество Христово.

Игумен Никон (Воробьев). Слово на Рождество Господа нашего Иисуса Христа.

Митрополит Трифон (Туркестанов). Слова в день праздника Рождества Христова.

Протоиерей Вячеслав Резников. О свидетелях Рождества. Рождество Христово, Мф.2:1-12, Гал.4:4-7.

Протоиерей Георгий Митрофанов. Проповедь в праздник Рождества Христова.

Протоиерей Димитрий Смирнов. Рождество Христово.

Протоиерей Родион Путятин. В день Рождества Христова.

Святитель Геннадий Схоларий. Слово на Рождество Господа нашего Иисуса Христа.

Святитель Иоанн (Максимович), архиеп. Шанхайский и Сан-Францисский. Христос рождается, славите!

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий).  Слово в день Рождества Христова.

Святитель Филарет Московский. Слово на Рождество Христово, 1Тим.3:16.

Священномученик Фаддей (Успенский). Слово в день Рождества Христова.

Другие материалы о Рождестве Христовом на портале Азбука.Ru:


КНИГИ, СТАТЬИ, СТИХИ, КРОССВОРДЫ, ТЕСТЫ


Богословско-литургический словарь. Рождество Христово.

Акция «Не просто «Рождество».

Поздравления с Рождеством Христовым.

Александр Ткаченко. Бог, Которого мы можем уважать.

Игорь Петровский. Рождество Христово в Евангелии и в истории.

Иосиф Бродский. «Рождественская звезда».

М.Н. Скабалланович. Рождество Христово.

Митр. Вениамин (Федченков). Рождество Христово.

Прот. Константин Пархоменко. Рождество Твое, Христе Боже наш…

Прот. Сергий Булгаков. Дары волхвов: что мы принесем Младенцу Христу?

Проф. Феодор Смирнов. Происхождение и значение праздника Рождества Христова.

Юрий Рубан.  Младенец из Вифлеема.

Тесты. Рождество Христово.

Кроссворды. Рождественский кроссворд.

Кроссворды. Кроссворд «Рождество Христово».


АУДИОКНИГИ И ФИЛЬМЫ


Видеофильмы о празднике Рождества Христова.

Двунадесятые праздники Русской Православной Церкви. Рождество Христово.

Песнопения Рождества Христова.


Источники:

https://azbyka.ru/

http://www.pravoslavie.ru/

(436)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *