Йован Янич: О встречах с патриархом Павлом Сербским

Автор самого полного жизнеописания патриарха Павла Сербского рассказал о своих встречах  с ним. Ко дню рождения сербского святителя.


«Святой нашего времени» — так говорили о Патриархе Сербском Павле те, кто встречался с ним лично. 11 сентября исполняется 106 лет со дня рождения Святейшего. Упокоился он в 2009 году, девятнадцать последних лет своей жизни возглавлял Сербскую Православную Церковь. Среди тех, кто провел немало времени в беседах со Святейшим, и автор самого полного его жизнеописания — Йован Янич, писатель и журналист, доктор культурологии, ведущий сербский знаток истории церкви. Благодаря его книгам («Будем людьми. Жизнь и слово Патриарха Павла», «Будем людьми. Поучения и наставления Патриарха Павла» и «Быть человеком. Будем людьми»), о Патриархе Сербском узнали в мире. Книги неоднократно издавались в Сербии, стали бестселлерами на родине и в других православных странах.

Отвечая на вопросы нашего издания, Йован Янич рассказал о своих встречах с предстоятелем. 

— Господин Янич, когда и как возникла идея писать книгу о Святейшем Патриархе Сербском Павле? Как получилось, что это произошло еще при жизни Патриарха?

О Патриархе Павле как о великом, образцовом духовнике широкая общественность  услышала, когда он еще не был патриархом, когда он был епископом Рашко-Призренским — там, где в то время сербам было тяжелее всего, на Косово и Метохии. Уже тогда люди, живущие духовной жизнью, воспринимали и представляли владыку Павла как святого человека.

Поскольку тогда (во время коммунизма) Церковь была исключена из общественной жизни, а епископ Павел, кстати, жил в монашеском уединении, не желая публичности, о нем в мире было мало что известно. Мир узнал о его добродетельной жизнью и его яркой духовной личности, только когда он стал предстоятелем Сербской Православной Церкви.

К моменту его избрания начинался распад бывшего государства Югославия. Могущественные страны Запада (США и Западной Европы) поощряли войну, войну против сербов, самого многочисленного народа Югославии, создавшего это государство. Патриарх Павел был вынужден не только служить в Церкви, но и делать все, что было в его силах, вне Церкви, для облегчения бед и строительства мирной жизни. Все, что он делал, он делал по мерилам Церкви, то есть Создателя и Главы Церкви.

У мира перед глазами был человек, при любой возможности следующий Слову Божьему. Живущий и поступающий по Евангелию.

В то время я был журналистом. Трижды подолгу разговаривал с Его Святейшеством, потом были публикации в газетах. Конечно, я следил за деятельностью Патриарха. И заметил: каждый раз, когда о Его Святейшестве выходил мой текст, он находил большой отклик у общественности.

Слушая, как Патриарх Павел говорит — каждое его слово словно исходило из его сердца, и, в то же время, будто спускалось с небес, — я захотел написать о нем книгу. Не только чтобы записать его слова, но, прежде всего, показать его жизнь, его облик. Потому что через его жизнь и через им сказанное воплощается Слово. Он следовал за Господом и Его святыми и основывал свое слово на Слове Божьем. По этому Слову он поступал, так и жил, так и стяжал святость.

Йован Янич со Святейшим Патриархом Павлом 

— С чего началось ваше общение с Патриархом? Какие впечатления от встречи с ним? Какого человека вы видели перед собой?

В начале 1993 года, во время гражданской войны в Югославии, меня и мою старшую коллегу, журналистку, муж которой был тогда министром в правительстве Республики Сербская Краина (сербское государство, возникшее во время войны на территории сегодняшней Хорватии), пригласили поговорить с Его Святейшеством. В то время я был главным и ответственным редактором газеты «Jавност» («Общественность»), издания Республики Сербской. Патриарх Павел принял нас радушно. Было видно, что он  обеспокоен, подавлен сложившейся военной ситуацией. Позвал он нас не для каких-либо замечаний; он просто хотел сказать нам, как важно бороться за правду и быть на стороне правды при любой возможности. По этому поводу он напомнил: когда мы с Истиной, тогда мы с Богом. Он также упомянул, что всем нужно отмерять одной мерой, и что любовь к своему народу не должна исключать любви к другим людям, к другим народам.

Тогда же я договорился о специальном, первом разговоре с Его Святейшеством для публикации в газете.

Когда бы я ни оказывался рядом с Его Святейшеством, ощущал какое-то особое блаженство, будто меня согревает небесное тепло. А Патриарх Павел всегда был, как заботливый родитель. Так же, как любой заботливый родитель хочет вас выслушать, узнать, есть ли у вас проблемы, и может ли он чем-нибудь помочь. Он спрашивает о семье («Как дома, что твои близкие?»), как дела на работе, как живется там, откуда ты родом и здесь, где ты живешь… Это настоящая забота. И в какой-то момент покажется, что он знает даже то, о чем тебя спрашивает, что он знает ответы, которыми ты себя представляешь. Он держался по-родительски, но не для того, чтобы поставить себя выше, а чтобы, как самоотверженный отец, помочь, если это необходимо. При каждом удобном случае он вел себя как один из нас, всегда готовый послужить всем и каждому.

— Как отреагировал Святейший, когда узнал, что о нем будет написана книга? Были ли у него какие-то пожелания, как она должна выглядеть?

Я написал книгу и только после этого отправил оформленную рукопись тому, кому  она была посвящена, Патриарху Павлу, с просьбой о благословении на публикацию и с предложением, чтобы Его Святейшество при случае ознакомился с рукописью и, возможно, предложил какие-нибудь изменения или дополнения. Позже секретарь Патриарха архидьякон Момир Лечич сообщил мне, что Его Святейшество рукопись прочитал, и никаких замечаний нет. По своей великой скромности он долго воздерживался, но, в конце концов, все же дал благословение на издание книги. Зная об этой скромности Патриарха, я предполагал, что ему будет непросто дать мне благословение на издание книги о нем. Я понял, что он дал благословение из уважения к моей работе и затраченным усилиям для написания книги. При этом, у него не только не было замечаний к написанному, но он и не просил ничего добавлять.

Это была моя первая книга о Патриархе Павле, которая в ближайшие годы стала одной из самых многотиражных сербских книг. Но я не отношу это на свой счет, это заслуга Того, кому мы всем обязаны, и главного героя этого скромного повествования.

— Ваши книги названы словами, которые часто произносил Патриарх Павел: «Будем людьми». Как вы объясните значение этой фразы?

Я воспринимаю ее как кратчайший закон. Закон, состоящий всего из двух слов. В которые, вплетены все человеческие законы и, прежде всего, Божий закон из десяти заповедей. Ведь понятно, что имеется в виду, когда говорится «Давайте будем людьми». Придерживаться того, что свято и благородно; того, что действительно хорошо, на чем мир стоит. Осознавать данное тебе достоинство; то, что ты создан по образу Божию (Быт. 1:27) и обязан хранить и лелеять такой свой образ.

— Какие советы Патриарха Павла вы считаете особо важными сегодня и на все времена?

Патриарх Павел говорил немного, но каждое сказанное им слово было произнесено не зря. Он использовал любую возможность, подходящим способом, ненавязчиво дать наставление, послать сообщение. Особенно он ждал встречи с детьми и молодежью: их, а также всех нас, побуждал к осознанию смысла и цели жизни, чтобы мы знали, для чего посланы в этот мир; знали, в каких обстоятельствах мы живем, умели уловить связь с реальностью, а затем постигли бы и то, что от нас ожидается… Он особенно поощрял молодых людей задаваться вопросами и думать над смыслом жизни. Он говорил, что смысл человеческой жизни в духовном возрастании — «расти все более и более», чтобы в этом преходящем мире обрести блаженство, которое будет продолжаться в том, непреходящем мире.

Он говорил, что каждый человек — это уникальная, неповторимая личность. И у каждого, в соответствии с его способностями, есть какая-нибудь миссия, которую следует выполнить здесь, на земле. Поэтому он подходил к каждому человеку особо, стараясь внимательно его выслушать. И поэтому на каждое письмо он отвечал лично, с особым вниманием.

Одно из его наиболее часто произносимых посланий заключалось в том, чтобы каждый из нас делал все, что в его силах. А то, что мы, люди, не можем, сделает Он — Всемогущий Бог. Он часто предупреждал: «Если мы не можем сделать чего-то в большей степени, то, по крайней мере, будем делаем то, что должны».

Он советовал работать так, чтобы работа шла в трех направлениях: в высоту, ширину и глубину. Во славу Божью, на благо ближних (человечества) и ради собственного спасения.

Наставлял каждого начинать с себя, заново исследовать себя, постоянно вести борьбу с самим собой, избавляться от собственных слабостей — побеждать грех за грехом и порок за пороком. И так духовно возрастать.

Вот как он объяснял разницу между хорошим человеком и плохим, между человеком и не человеком. «Хороший человек использует во благо то, что даровал ему Бог; а злой человек то, что Бог даровал ему для добра, обращает во зло!»

Он предупреждал, что нельзя пенять на время. Потому что не время и не обстоятельства делают человека человеком или нелюдем. Все зависит от нас самих, как мы будем действовать в данный момент и в данном случае. По его словам, любое время — это время спасения. Поэтому он говорит: «Даже в лучшие времена можно потерять и человеческий образ, и душу, а в худшее времена и в самых тяжелых обстоятельствах можно спасти и образ, и душу». Так что все зависит от нас.

Своей собственной жизнью он показывал, а словами научал, как возрастать в добродетелях. Он отмечал, что первая добродетель — это смирение. Основа добродетелей. Человеку необходимо сначала построить мир в себе, чтобы потом он мог строить его вокруг себя. Он также подчеркивал, что любовь — это величайшая христианская добродетель. Выше ее ничего нет; из нее рождается только новая, умноженная любовь. Или, как он объяснял это: «В этом мире уменьшается все, что можно разделить; и только любовь при разделении увеличивается!»

При этом он отмечал, что «человек не может сразу достичь добродетели любви; он должен расти, пока не достигнет этой величайшей добродетели». И дела любви нетленны; они «остаются и переживают времена, в которые мы, каждый по-своему, призваны свидетельствовать». Потому что Добро по природе своей непреходяще!

Он призывал расти в добродетелях, но также указывал на опасность греха, особенно смертных грехов. Особо предупреждал об опасности гордыни. Говорил, что гордыня — это «грех, который превратил ангела в дьявола». Еще он призывал людей держаться подальше от суеты.

Патриарх часто указывал на дар свободы, полученный людьми от Бога. Говорил, что «свобода — это первое лицо человека». Что без свободы человек не был бы личностью. Но он также предупреждал, что свобода подразумевает ответственность. Говорил: «Человек — свободное существо; он может делать так, как хочет Бог (для чего Он нас и создал), а может делать и противоположное». «И значит, как кто будет действовать, используя этот дар, зависит от человека».

В его словах — ответы на многие жизненные вопросы. Таким образом, на основе его слов, мы заключаем (и так оно и есть на самом деле), что в этом мире, где мы живем, ведется только одна вечная борьба, величайшая и самая важная. Это борьба между добром и злом, между Богом и дьяволом, Христом и антихристом. Эта борьба никого не оставляет в стороне; в нем каждый окажется или на одной или другой иной стороне. И это зависит от нас самих, на какой из сторон мы окажемся.

Он во всем искал меру, говорил: «Ни телу — больше, чем ему нужно, ни душе — меньше, чем ей требуется!». Подчеркивал, что здесь проходит граница, ведь если телу дадим больше, чем ему причитается, то отнимем у души.

— На данный момент вы опубликовали три книги о Патриархе Павле — «Будем людьми I. Жизнь и слово Патриарха Павла», «Будем людьми II. Поучения и наставления Патриарха Павла» и «Быть человеком (Будем людьми III)». На какие языки они переведены? В каких странах у них самые крупные тиражи?

Первая книга еще при земной жизни Патриарха Павла вышла в двух изданиях на французском языке; а затем, когда я написал вторую книгу, вышло повторное издание. Они были также изданы на русском и румынском языках, а в совместном издании — на македонском языке. Вскоре после публикации на сербском языке третьей книги, начались ее переводы на румынский и русский языки…

Сам факт, что издания повторяются, книги допечатываются, достаточно говорит об
интересе, который они вызывают.

Для меня слово Патриарха Павла — это духовные семена, которые и в таком виде сеются по свету. Я благодарен Богу за такую ​​благодать.

Беседовала Елена Буевич


Источники:

https://pravlife.org/ru/content/yovan-yanich-patriarha-pavla-schitali-svyatym-zadolgo-do-ego-intronizacii

https://pravlife.org/ru/content/yovan-yanich-patriarh-pavel-podcherkival-chto-lyubov-velichayshaya-hristianskaya-dobrodetel

(36)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *