Евангельские Чтения на Обрезание Господне (проповеди)

Утр. — Ин., 36 зач., X, 9-16. Лит. — Недели пред Богоявлением: 2 Тим., 298 зач., IV, 5-8. Мк., 1 зач., I, 1-8. Обрезания: Кол., 254 зач., II, 8-12. Лк., 6 зач., II, 20-21, 40-52. Свт. (под зачало): Евр., 318 зач., VII, 26 — VIII, 2. Лк., 24 зач., VI, 17-23.


Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О понижении гор и наполнении рвов

Мк.1:1-8, Тим.4:5-8.

Иоанн Креститель призывал к покаянию. Он исполнял пророчество Исаии: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему». Лука это пророчество продолжает далее: «Всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути станут гладкими» (Лк.3:5). Лука приводит и несколько примеров, как Иоанн Креститель понижал «горы» и наполнял «долы» человеческих сердец.

Когда Иоанн увидел «многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься», он «сказал им: порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния, и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам» (Мф.3:7-9). Потому что эти люди, хотя и шли, увлекаемые общим потоком, но были уверены, что если потомок Авраама, то спасение обеспечено. А Иоанн, как холодной водой, обдавал их жестоким укором и требовал плодов покаяния. Согласно Луке, Иоанн так говорил не только фарисеям, но и вообще всему «приходившему креститься от него народу» (Лк.3:7). Потому что гордость и самоуверенность свойственны людям даже из самых низших слоев.

Так Иоанн понижал «горы». Но «долы» он всегда рад был наполнить. Кто приходил с истинным смирением и покаянием, тот, в ответ на суровый укор, задавал самый главный вопрос: «что же нам делать»? Иоанн отвечал: «У кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же» (Лк.3:11). Вот – универсальный совет. Кто бы ты ни был, – поступая так, не ошибешься.

Обращались к Иоанну и отдельные группы людей. Приходили мытари. Эти люди брали на откуп у римских властей право собирать налоги. Они сразу выплачивали ожидаемую сумму, и при этом четко оговаривалось, сколько, собирая налоги, они могли оставить в свою пользу. Но как проследишь, сколько собрали и сколько взяли себе? Тут была огромная возможность для неправедного обогащения, и профессия вызывала ненависть у народа. Однако на вопрос «что нам делать»? – Иоанн не заставлял бросить эту работу, как заведомо греховную. Он только говорил: «ничего не требуйте более определенного вам». Точно выполняйте договор.

Приходили и воины. Воину дано оружие и право применять его. И здесь тоже – немалый соблазн употребить оружие не для защиты слабых, а для их ограбления. Но и воинам Иоанн не говорит: бросай оружие, и спасешься. Профессия воина необходима, но выполнять ее надо с честью: «никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованием». Воин окружен уважением. Существует специальный чин освящения оружия. Священник молится, чтобы Господь благословил это оружие для защиты вдов и сирот, и Церкви Божией.

Итак, – вот «работа с людьми» Иоанна Крестителя. Гордых он суровыми словами ставит на место. Но зато тем, кто смиренно спрашивает, – с радостью дает советы. И еще он учит, чтобы никакой род деятельности мы не отдавали на откуп врагу. Все, даже самое шаткое, надо стараться преобразить своим честным трудом, и тем самым – отвоевать для Господа Бога.

Проповедь игумена Никона (Воробьева)

На Мк.1:1-8.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Ныне Святая Церковь начинает подготавливать верующих к новому великому празднику – Крещению Господа нашего Иисуса Христа. Сегодня читалось Евангелие Недели перед Просвещением, в котором говорилось, что Господь послал Ангела Своего пред лицем Спасителя, чтобы приготовить путь Ему.

О каком пути идет речь? О приготовлении сердец человеческих к принятию Спасителя. Чтобы человек мог верою принять пришедшего на землю Творца мира Господа Иисуса Христа, явившегося во плоти, скрывшего Свое Божество в образе человеческом, нужно было исправить сердце человеческое. Для этого и был послан «величайший из рожденных женами» Иоанн Креститель (Мф. 11:11). Еще по его рождении Ангел возвестил об Иоанне Крестителе, что он от чрева матери исполнится Духа Святого. Дальше мы знаем, поскольку родители его были старыми и скоро после рождения сына умерли, так что он с самого детства находился в пустынях, питался травами и диким медом, весь отдался молитве и прославлению Бога. Господь приготовлял его на великий подвиг – обратить сердца ожесточенных, неверующих, погрязших в суету житейскую, к грядущему Спасителю. Что же Господь повелел делать Иоанну Предтече для того, чтобы приготовить людей к принятию Христа – Сына Божия?

Что столь важное должен был он проповедовать? Одно средство возвещал он. Всю его деятельность можно было выразить одним словом – проповедьпокаяния.

Сердце, погрязшее в суету, сердце, исполненное лукавства, лжи, злобы, зависти, вражды, неприязни, мстительности, гнева, тщеславия, гордыни – такое сердце не может принять Господа, не может уверовать в Него. Слово Божие говорит: «В лукавую душу не войдет Премудрость и не будет обитать, – если и вошла, – в сердце, порабощенном греху» (Прем. 1:4). Нужно было Иоанну Предтече силою духа воздействовать на людей, чтобы они очистили свое сердце от всяких страстей, от всяких греховных не только дел и слов, но и самого настроения, сделали бы его способным принять Спасителя. Этого можно было достичь только через покаяние.

Слово Божие, святые отцы называют покаяние вторым Крещением. В таинстве Крещения человек, с верою крестившийся, не только получает прощение всех своих грехов, но и облекается в Самого Господа. «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Как в храме пребывает Господь, благодать Божия, так и в крещаемого входит Господь с Отцем и Духом Святым.

Если бы после крещения человек не грешил, то он был бы святым, подобным ангелам, даже выше их. В нем, как в храме, пребывал бы и действовал Господь, действовала сила Божия. Но мы и после крещения творим всевозможные грехи и ими удаляем от себя Господа. Очиститься от грехов, вернуть благодать Божию, умолить Господа, чтобы Он не отошел от нас, а пребывал с нами, можно лишь глубоким покаянием, сокрушением сердечным, слезами о том, что мы согрешаем все время, оскорбляем Господа, нарушаем Его Святую волю, губим свою душу. Только искренним покаянием можно очистить себя, ибо всякого искренне кающегося Господь прощает и очищает, а в очищенную душу, как в храм Божий, приходит Господь.

Через покаяние нужно было и израильский народ подготовить к принятию Спасителя. Иоанн Предтеча и проповедовал покаяние: «Покайтесь, идет вслед за мной Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его. Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Лк. 3:16).

Каким был человек во время Иоанна Крестителя, таким же он является и теперь. Та же его душа, таково же его душевное устроение. Поэтому и ныне, чтобы уверовать в Бога, уверовать в Сына Божия, Господа Иисуса Христа, пришедшего на землю во плоти, нужно прежде всего покаяние, нужно очистить свою жизнь от всяких мерзостей, от всякой нечистоты. Должно стараться жить так, как учит Господь, то есть очищать свою душу от всех грехов. Тогда только делается человек способным уверовать в Бога, уверовать в Господа Иисуса Христа. Другого пути нет. Не красноречие или доказательства могут помочь убедить неверующего в том, что Бог есть. Нет, таковому нужно просто сказать: если хочешь узнать, есть ли Бог, потрудись и прежде всего покайся, как говорил Иоанн Предтеча. Покайся, очисть себя от грехов и тогда твоя душа сделается способной принять Евангелие, уверовать в Бога и Господа Иисуса Христа.

Однако настоящее покаяние невозможно без проверки своей совести учением Евангелия, ибо совесть наша уже настолько огрубела, что почти ничего не чувствует, кроме самых тяжелых грехов и преступлений. Многие угодники Божии утверждали и поныне многие верующие утверждают, что Евангелие не просто книга. Это живое существо, в нем Дух Божий явно пребывает. Как мы, когда говорим что-то, высказываем свои мысли, свое настроение, выражаем самого себя, так и в Евангелии, Господь выразил Себя, Свое учение. Поэтому каждое слово Евангелия есть сила, есть Дух Божий, и оно живо, действенно и вечно.

Вот почему человеку грешному, человеку осуетившемуся, не очистившему себя покаянием, трудно читать Евангелие, ибо Дух Божий не может войти в грязь и нечистоту, в которых человек не раскаивается.

Господь, родившись среди навоза, в вертепе, показал тем самым, что Он может придти в самую грешную душу и очистить ее, если душа эта осознает содеянные мерзости, восплачет пред Господом о своей нечистоте, испросит у Него прощения. Но если человек услаждается своей грязью, не кается, то Господь не приходит к нему, и сам человек оказывается не способным читать Евангелие и Слово Божие.

По мере покаяния и очищения Евангелие становится все дороже и дороже, все больше и больше говорит душе человеческой, все больше и сильнее радует каждое слово Евангелия душу человеческую, потому что Господь, Дух Божий, живет в Евангелии. Он касается души, а душа человеческая нигде не может найти радости, истинной духовной радости, как только в Боге, который присутствует и говорит в Евангелии.

Поэтому, если человек не может читать Евангелие, если для него Евангелие совершенно не нужная не интересная книга, если он не берется за него, а если с трудом и берет и начинает читать, то без всякого интереса – это вернейший признак того, что душа человеческая замерла, что она завалена хламом суеты и всякой грязи душевной. Дух Божий не проникает в такую душу, человек остается холодным, мало того, он чувствует тяготу, как всякий грешный человек чувствует тяготу перед святыней. Вот, например, бесноватые, или фанатично неверующие, – они с ненавистью говорят о Боге, о религии, о святыне, потому что дьявол противится Духу Божию, возмущается Словом Божиим и не дает им читать Евангелие. Поэтому, повторяю, как во время Иоанна Предтечи, чтобы принять пришедшего Спасителя и веровать в Него, нужно было очистить свою душу покаянием – в противном случае человек был неспособен принять Его, что видим на примере книжников и фарисеев, которые оскорбляли, гнали, клеветали и, наконец, распяли Господа, поскольку не приняли проповеди Иоанна Крестителя, хотя и считали его великим пророком, и в грехах своих не покаялись по ожесточению сердец своих, – так и в наше время. Если мы не покаемся в своих согрешениях, если не будем умолять Господа о прощении грехов, то также неспособны будем ни читать Евангелия, ни искренно веровать в Господа. Ибо вера наша как трость, колеблемая ветром: сказал кто-нибудь что-либо, и мы уже отвергаемся Господа. Другой кто-то сказал напротив, и мы, кажется, опять поверили. Эта слабость веры свидетельствует о нашей нераскаянности, об отсутствии у нас живого чувства Бога.

Поэтому вновь повторяю, если мы не потрудимся для очищения души своей от грехов, не покаемся искренно, то и мы не способны будем твердо и глубоко веровать в Господа Иисуса Христа. Он постепенно удалится от нас и мы погибнем, как погибли нераскаявшиеся книжники и фарисеи.

Человек и теперь по своим наклонностям и страстям остался тем же самым, что был и при Спасителе. Но нам легче веровать в Господа, чем было во время Иоанна Предтечи. У нас есть Евангелие, у нас есть двухтысячелетняя история христианства, у нас есть миллионы примеров воздействия благодати Божией на человеков…

(Окончания нет)

Проповедь протоиерея Василия Михайловского

Неделя перед Просвещением

На 2Тим.4:5-8.

5. Чадо Тимофей, будь бдителен во всем, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твое.

6. Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало.

7. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил;

8. а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его.


Видали ли вы благочестивого старца, убеленного сединою, умащенного благодатию и преукрашенного добродетелью в предсмертные минуты его? Лик его спокоен; душа его радостно презирает в загробную жизнь. Он со всем и со всеми в мире отходит ко Господу. Присных своих он поручает воле Божией и не оставляет без своего опытного и отеческого совета и завещания. Посторонним и близким умилительно видеть его предсмертное лицо и слышать его предсмертные поучения.

Такое же поучение оставил почти накануне смерти своей св. апостол Павел своему ученику, молодому епископу ефесскому Тимофею, находясь в узах в Риме.

Апостол собственным опытом познал, как трудно служение пастырское, сколько опасностей и забот в прохождении его, и сколько поэтому нужно внимательности к себе и своему стаду. А потому он и возлюбленного ученика увещевает быть зорким, бдительным.

Гл. IV, 5. Чадо Тимофей, говорит апостол, будь особенно бдителен во всем, среди многих врагов и бушующих в пастве пороков. При уврачевании нравственных недугов пастырю, как врачу, приходится прилагать лекарства не всегда приятные, но иногда и горькие, хотя целительные. За то и терпят пастыри большие неприятности от своих пасомых. Обличения правдивые оскорбляют и раздражают задетое самолюбие виновных; и оттого не любят пастыря-обличителя, очень внимательного к духовным нуждам пасомых; ему делают неприятности и ущербы. Но, пастырь Христов, не унывай.

Переноси скорби. На то ты и обрек себя своим служением Христу. Он Сам, при разлуке с учениками, возвестил им, что их ждут в мире скорби (Ин. XVI, 33).

Принявши на себя высокое звание священнослужителя, терпеливо переноси и высокие обязанности, и труды. Что ж делать? Кому много дано, с того много и взыщется. Взялся быть светильником и благовестником? Совершай же дело благовестника с достоинством, исполняй служение твое с мужеством, не опасаясь молвы. Знай свое дело, имей в виду свою совесть и благо ближнего. А там, что бы ни говорили про тебя, но если душа твоя чиста, не возмущайся клеветою и низостью людской. Чем чище будешь вести себя, тем больше молвы будет и скорбей для тебя отовсюду.

Так трезвися же, пастырь, подобно Тимофею; будь бдителен во всем и внимателен ко всем. Усилить нужно было свою деятельность св. Тимофею потому, что ему приходилось трудиться за двоих: и за себя, и за св. апостола, своего учителя, уже ожидавшего смерти.

Ст. 6. Меня уже приносят в жертву, говорит апостол, обо мне составляют смертный приговор, и время моего отшествия настало. Святой апостол был в Риме уже узником по злости и клевете евреев. Долго, более двух лет тянулось дело о нем; и во все это время он, состоя под охраной, имел дозволение принимать к себе своих знакомых, посещать их и писать письма в разные места. Но предчувствовал св. апостол, что проволочка его дела в Риме не поможет его оправданию; он знал, что его осудят и принесут в жертву за святое его дело – за Христа и Его учение. Знал и спокойно ждал кончины.

Он давно имел желание оставить здешний мир (Флп. I, 23) и потому радовался, что он свое служение прошел честно, свято.

Ст. 7. Слава Богу, я, говорит апостол, подвигом добрым подвизался, я течение совершил добросовестно. Я сохранил веру. Жизнь человека уподобляет апостол поприщу, пространству, на котором вызвавшиеся состязаться между собою друг друга перегоняют или поборают, чтобы заслужить в награду какой-либо пальмовый венок и похвалу от людей. Для получения такой награды требуется строгое соблюдение предъявленных условий; без исполнения их и награда не дается. Точно так же бывает и в жизни нашей. Все мы – бойцы, ратоборцы за святую веру. Но все ли мы действительно выдерживаем себя на длинном житейском поприще? Не ослабеваем ли? Не падаем ли? Скажу более. Все ли из христиан ведут христианскую жизнь? Нет ли таких, которые в жизни своей и не думают жить честно, по правде, для спасения своей души? Есть, есть! Но зато и не сказать им пред смертью успокоительной мысли, что они подвизались добрым подвигом, соблюли свою православную веру. Как умилительно слышать и назидательно представлять радостное чувство апостола, что он соблюл веру и что

(ст. 8) ему теперь готовится… венец правды, который даст ему Господь, праведный Судия в оный страшный, роковой день. Господь наградит тогда не только его, апостола, но и всех, возлюбивших явление Его, т. е. Его пришествие на землю, Его служение и учение. Кто в жизни возлюбил Христа и страдал за Него немало, уверовавши в Него от чистого сердца, тот, очевидно, и будет в общении со Христом. Побеждающему дам сесть со Мною (Откр. III, 21), говорит Господь.

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О смысле ветхозаветного обрезания. Обрезание Господне

Лк.2:20–21

Кол.2:8–12

Для христианина полноценная жизнь начинается с крещения. Чем-то подобным было обрезание в Церкви ветхозаветной. Еще Аврааму было сказано: «Сей завет Мой»: «да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами» (Быт.17:10–14). Только вот человек крестившийся наследует вечную жизнь, а не обрезавшийся лишался и жизни временной: «Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей в восьмой день, истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой».

В обрезании, как сейчас в крещении, нарекалось имя. «По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде его зачатия во чреве». А наречение имени – очень важный момент. В отличии от всего на земле, человек – существо личностное. Имя выделяет человека из всей, так сказать, «массы человечества», и дает возможность узнавать его.

Но – почему Бог повелел именно таким, странным образом входить в состав Божьего народа? С этой ветхозаветной загадки, как всегда, покрывало снимается только Христом. Когда над Младенцем Иисусом совершался этот обряд, все своими глазами увидели, что в Нем такая же, как и во всех, кровь, и такие же, как у всех, члены тела. И думается, что именно для того и было установлено обрезание, чтобы впоследствии, когда воплотится Христос, все могли убедиться, что Он воплотился не призрачно и не частично, и «вся полнота Божества» в Нем «обитает» в полной мере «телесно». Ведь сколько потом появлялось еретиков, которые не верили, что Бог может унизиться до принятия человеческой плоти. Апостолам уже вскоре после вознесения приходилось предостерегать: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, а не по Христу».

Мы исповедуем веру в Господа Иисуса Христа, воплотившегося и вочеловечившегося. И если праздник Рождества, это праздник Его воплощения, то праздник Обрезания – праздник Его вочеловечения. Совершенный человек, это не только биологическое, и не только общественное, но еще и непременно – религиозное существо. Человек обязан знать не только своих братьев по плоти, но и своего Небесного Отца. И поэтому отсчет христианской эры начинается не с Рождества, а именно с Обрезания, с восьмого дня после Рождества Христова.

Совершив закон обрезания, Иисус Христос тем самым и упразднил этот закон. Теперь, как Он стал причастником нашей природы, так и нам надо быть причастниками Его жертвенной любви, Его чистоты, Его святости. И поскольку Он имеет всю полноту в нас, то и вы, – пишет Апостол Павел, «имеете полноту в нем». Он «есть глава всякого начальства и власти; в Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых».

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О нищих, алчущих и плачущих

Лк.6:17–23

Флп.1:27–2:4

Евангелист Матфей так начинает излагать одну из бесед Господа Иисуса Христа: «И увидев народ, Он взошел на гору; и когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста свои, учил их»… Согласно Матфею, эта беседа и получила название «нагорной». А евангелист Лука пишет, что она была произнесена «на ровном месте». Кому отдать предпочтение? Похоже, что Матфей дал лишь краткое вступление, стараясь поскорее перейти к изложению главного. Лука же, как обычно, «по тщательном исследовании всего сначала» (Лк.1:2–3), точнее восстановил подробности. Все осталось, но все встало на свои места. Осталась и гора, на которую Господь взошел, чтобы по своему обыкновению провести там «всю ночь в молитве к Богу. Когда же настал день», Он призвал «учеников Своих», «избрал из них двенадцать, которых и наименовал Апостолами». А потом уже «сойдя с ними, стал Он на ровном месте, и множество учеников Его».

Но почему-то из девяти блаженств, приводимых Матфеем, Лука приводит только первые. Начинает он, как и Матфей: «Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие». Кто же такие «нищие»? – Нищих мы постоянно видим на улице. Они стоят и просят: подайте на пропитание!.. Не требуют и ничего не обещают взамен, зная, что ничего у них нет и не будет, и ни на что они не имеют законного права, и нет у них сил, чтобы заработать своими руками. Они готовы терпеть всякое унижение, лишь бы их не прогнали. Точно также и ощущение своей духовной нищеты побуждает день и ночь стоять как бы с протянутой рукой пред очами Божьими и просить, бия себя в грудь и не смея поднять глаз, как просил мытарь: «Боже, милостив буди мне грешному» (Лк.18:13)! Иными словами, ощущение своей духовной нищеты есть прямое побуждение к истинной молитве. И как нищему не придет в голову гордиться тем, что он попрошайничает, так и истинному молитвеннику не придет в голову хвалиться тем, что он постоянно молится. И нет у истинного молитвенника такого момента, когда он мог бы сказать: я все получил, и больше просить незачем! И даже когда он почувствует приближение Господа, его молитва не прекратится, но – станет еще горячее.

И плачущие – только те блаженны, которые плачут о своей духовной нищете. Потому что плакать можно по-разному. И хотя слезу от слезы не отличишь, но не всякая слеза к утешению. Есть слезы и к смерти, если они о потере земных благ (2Кор.7:10). Есть «плач и скрежет зубов» (Мф.24:5), когда мы плачем не с молитвой и надеждой, но – терзая себя воплями: «Как мог я так поступить! Как мог я, такой замечательный, так пасть! Нет мне пощады! И я никогда не прощу себя»! Есть и плач просто сочувствия плотскому страданию, как «плакали и рыдали» о Иисусе, шедшем на казнь. «Иисус же, обратившись к» этим плакальщицам, сказал: «Дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших». (Лк.23:27–28) Да, вспоминая страдания Господни, надо плакать о себе и своих детях, и даже не тогда, когда они в беде, а когда – успешны, благополучны, счастливы, внимательны к нам, но не хотят знать ни о Боге, ни о вечной жизни, ни о крестной жертве Спасителя.

И «алчущие» блаженны лишь те, кто даже среди изобилия всяких благ не насыщаются, но непрестанно ищут то, что «единое на потребу» (Лк.10:42), что одно только может насытить человеческую душу.

Таким образом, как всегда «по тщательном исследовании», – но теперь уже исследовав не обстоятельства, а сущность учения Христова, Лука приводит только те из евангельских блаженств, которые имеют фундаментальное значение, которые сами собой способны привлечь Божью благодать, а вместе с нею – и кротость, и милосердие, и чистоту сердца, и дар миротворчества. И если первая и главная ветхозаветная заповедь, это – «Я Господь Бог твой, Который вывел тебя из дома рабства» (Исх.20:2), то первая и главнейшая заповедь Нового Завета, это – «блаженны нищие духом». И – торжество спасения, когда такой нищий, плачущий, взыскующий, наконец, находит своего Бога, Который и Сам уже давно ищет его. Который обогатит, утешит, насытит, выведет из рабства греху и введет в обетованную землю Небесного Царства.


Источник: https://azbyka.ru/days/2020-01-14

(45)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *