Екатерина Иванова: Обыкновенный Чудотворец

Святителя Григория, епископа Неокесарийского, Церковь называет Чудотворцем, хотя никаких чудес в общепринятом смысле этого слова он не совершил. Чудом его жизни и служения стало другое — обращение ко Христу огромного количества жителей его родной Неокесарии. Память святого отмечается 30 ноября.


Опыт сиротства

По всей видимости, святой Григорий Чудотворец — это первый христианин, о котором доподлинно известно, что он взял себе при крещении другое имя: из Феодора стал Григорием.

Родился святитель приблизительно в 213 году в городе Неокесарии, в богатой и знатной семье. Он получил чисто языческое воспитание, и ничто не предвещало его будущего обращения на путь истины.

Благополучный мир, в котором рос мальчик, впервые пошатнулся в его глазах, когда внезапно умер отец. Святому Григорию исполнилось тогда 14 лет. Опыт сиротства стал тем толчком, который разбудил его душу и заставил задуматься о смысле жизни. Вряд ли переживания мальчика в то время носили религиозный характер, но, по свидетельству самого святителя, это стало началом пути, который привел его к Спасителю.

Лучший ученик Оригена

В юности Григорий получил хорошее образование, обычное для молодого человека, который хочет сделать светскую карьеру. Будущий святитель хотел стать юристом. Для этого ему нужно было основательно изучить латинский язык. Юноша выбирал между школами Рима и Вирита, где он мог бы усовершенствовать свое знание языка, но вместо этого довольно неожиданно оказался в Кесарии Палестинской, в которой получил высокий государственный пост муж его старшей сестры.

Здесь и произошла для святителя Григория встреча с человеком, который открыл для него свет Хрис­товой истины — знаменитым богословом александрийской школы Оригеном.

Позднее подвижник вспоминал: «Общение с этим мужем, истинное научение чрез него о Слове, польза, которую я должен был получить от этого для спасения моей души, — [все это] вело меня сюда [в Кесарию Палестинскую], — хотя я был слеп и не сознавал этого, однако это служило к моему спасению».

Скоро святой Григорий стал любимым учеником Оригена. Этот человек, обладающей пламенной верой и выдающимся талантом философа и богослова, часто ошибался в своих богословских исканиях, поэтому, несмотря на праведную жизнь и исповедничество, не был причислен к сонму святых отцов Церкви. Более того, многие его идеи были осуждены позднее как еретические. Но святой Григорий не воспринял от своего учителя ложного направления мысли — только горячую любовь к истине.

Ориген не стеснял свободной мысли своего ученика. В начале курса он научил его общим правилам философской мысли, дисциплинировал ум. Потом — познакомил с учениями различных философов. И только затем начал раскрывать перед ним истины христианства. «Для меня, — писал святитель Григорий, — не было ничего запретного, <…> но я имел возможность получить знание о всяком учении: и варварском, и эллинском <…> и божеском, и человеческом».

Неизгладимое впечатление произвела на будущего подвижника последняя часть курса — экзегетика, наука о толковании Священного Писания. На этом закончилось его пятилетнее обучение. Несмотря на уговоры своего учителя и товарищей, святой Григорий вернулся на родину — в Неокесарию.

Дистанционное рукоположение

После возвращения в родные края будущий святитель, по-видимому, некоторое время посвятил общественной деятельности. Мы не знаем точно, каков был ее характер, но в любом случае этот период продлился недолго. Вскоре он вернулся к созерцательному уединению и философским размышлениям, которые так полюбились ему у Оригена. Этому способствовала и переписка с учителем, который был всерьез обеспокоен судьбой своего ученика.

Обращение святого Григория в христианство стало заметным явлением в городе, в котором, по воспоминаниям современников, христиан было не более семнадцати человек. Хотя юноша проводил свои дни уединенно и скромно, на него обратил внимание амасийский епископ Федим и решил поставить его во главе христианской общины Неокесарии, пусть и такой малочисленной. Для того времени желание столь знатного человека, каким был святой Григорий, посвятить себя Богу казалось очень странным, и этот факт уже сам по себе предполагал миссионерский эффект.

Стоит сказать, что святитель был поставлен на епископскую кафедру необычным образом — дистанционно. По смиренному осознанию собственного недостоинства он отказался быть архипастырем и удалился прочь, но епископ Федим, помолившись и уже не имея возможности лично возложить на него руки, произвел его в епископы словом и назначил ему в управление город. Григорий в тот момент, по всей вероятности, ощутил сошедшую на него благодать и далее противиться уже не мог. После этого его посвятили в архиереи по всем канонам.

На новом поприще подвижник чувствовал себя неуверенно. Он привык мыслить сложными богословскими категориями, но вместе с тем понимал, что не может разговаривать с простыми людьми, которые нуждались в обращении и спасении, так же, как это было принято в кружке философа Оригена. Биограф святого Григория — святитель Григорий Нисский — доносит до нас рассказ о чудесном видении, которое посетило новоиспеченного архипастыря: ему явился святой Иоанн Богослов, и через это видение он приобрел дерзновение встать на миссионерский путь.

Семнадцать…

Слова и дела нового епископа сразу привлекли к нему массу народа. Успех его миссии и среди интеллигенции, и среди простых людей был фантастическим. Достаточно сказать о том, что к концу его жизни в городе было уже не семнадцать христиан, а наоборот, как выяснил сам подвижник, не более семнадцати язычников — все остальные верили в Господа Иисуса Христа. Впрочем, его реакция была удивительной: он очень огорчился, что ему не удалось обратить на путь спасения и этих несчастных.

Богослужения в те времена совершались в частных домах, но в какой-то момент количество христиан в городе так умножилось, что возникла необходимость в возведении храма. И святой Григорий решил построить его, пользуясь тем, что власть в эту эпоху относилась к христианам с благожелательным равнодушием.

Деньги на храм собирали всем миром. Церковь была построена в центре города — на самом видном месте. Авторитет святителя помогал ему нести слово истины и за пределы своей епархии. По соседству с Неокесарией находился город Понтийские Команы. Он был знаменит своим храмом богини Ma — с хорошо организованным и богато обставленным развратным культом. Здесь тоже нужно было проторять тропу проповеди. Святой Григорий поставил главой христианской общины этого города простого угольщика из местных по имени Александр, и тот прекрасно справился со своей задачей.

Казалось, что миссионерская деятельность святого полностью и навсегда искоренила идолопоклонство в Неокесарии и ее окрестностях. Но…

Гонения и искушения

Через несколько лет после начала епископского служения святителя Григория император Декий воздвиг на христиан очередное гонение. Правитель Понта — области, где проповедовал святой архипастырь, — был особенно жесток к ученикам Христовым. Святой Григорий не был уверен, что его паства выдержит это страшное испытание, потому благословил своих духовных чад бежать от преследования властей, чтобы не впасть в грех отступничества. Многие сомневались: не повредит ли душе бегство от мученического венца? Чтобы не смущать народ, святитель сам подал пример: удалился в горы, где власть, несмотря на все старания, так и не смогла его найти.

Как только пора преследования закончилась, епископ со своей паствой вернулся в Неокесарию. Нужно было найти естественный выход скорби христиан, потерявших в гонениях своих собратьев, и архипастырь нашел его в бого­служении: он первый ввел в богослужебную практику Церкви торжественные праздники в честь пострадавших за веру. Теперь верующие могли не только скорбеть о своих погибших близких и друзьях, но и каждый год радоваться духовной радостью славе мучеников, пребывающих на Небесах.

Однако гонения Декия стали только началом искушений. Еще более страшный удар получила неокесарийская паства от опустошающего нашествия воинственных готов. Но страшно было не только насилие, которое чинили варвары: грабежи домов, лишение чести женщин. Еще страшнее было падение нравов среди самих понтийцев, которое стало следствием этого набега. Жители просвещенного Понта, в том числе и вчерашние христиане, окунулись в пучину самых низменных страстей: они тоже грабили и убивали, бесчестили и мародерствовали. Священники не знали, что делать с этими людьми, которые еще вчера молились с ними рядом, и обратились к святителю Григорию. В ответ тот написал «Каноническое послание», в котором изложил свое мнение о порядке принятия в церковное общение кающихся и прещений упорствующим во грехе.

Известен также факт участия святителя Григория в работе Антиохийского Поместного Собора 264 года, созванного против еретика Павла Самосатского, ложно учившего о Пресвятой Троице и отрицавшего Божественное достоинство Иисуса Христа.

Святой Григорий Чудотворец мирно отошел ко Господу приблизительно в 270 году, оставив глубокий след в душах понтийских хрис­тиан и оказав огромное духовное влияние на богословие «великих каппадокийцев»: святителей Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского.

Газета «Православная вера» № 22 (594)


Источник: http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/obyknovennyjj-chudotvorec

(109)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *