Проповеди в день памяти преподобного Сергия Радонежского

Проповедь митрополита Сурожского Антония

Преподобный Сергий Радонежский

Из всех святых русских преподобный Сергий, может быть, самый непостижимый и таинственный. Его жизнь настолько проста, настолько прозрачна, что ее можно только созерцать: с детства он полюбил Бога простой и цельной любовью, и в течение всей своей жизни он был прост и делался все проще, так что в последнем итоге, когда в него вглядываешься, все меньше чувствуешь, что можно о нем что-либо сказать. Из всех русских святых он кажется самым далеким, окутанным самым глубоким созерцательным молчанием. А вместе с тем он удивительно близок: он близок тем, что, предстоя неразделенным сердцем, неразделенной мыслью перед лицом Господним, он возносит молитвы о всех нас, и порой чувствуется, с какой силой возвращается к нам благодать, испрошенная его молитвой.

Будем же возносить свои молитвы с постоянством, с крайней простотой, со всей доступной нам чистотой сердца к смиренному, простому и вместе с тем неумолимо цельному и чистому святому Русской земли, будем молиться о себе, чтобы по его молитвам и нам найти путь простоты и цельности, молиться о всем мире, молиться также – и особенно – о той земле, которую он так глубоко, живо и отреченно умел любить, чтобы на ней, как и при нем после страшного татарского ига, жила благодатная оттепель, мир, любовь и единомыслие среди людей, основанные на вере в Бога, на вере в человека, на вере в то, что Господь есть Господь земной истории и что все события в жизни, в конечном итоге, – это тайна спасения мира.

Но для того, чтобы так молиться, нам надо самим до конца поверить, что Господь действительно среди нас есть, что Он действительно правит таинственно, порой очень страшно, событиями земли. И поверить не только на слове, не только умом, но свою жизнь и себя предать в руки Божии, вчитываться в Его слово, и без пощады к себе, но с крайним милосердием к другим быть творцами, а не только слушателями слова Божия, глаголов Святого Духа. И тогда, если мы самой жизнью, тем, как мы прислушиваемся к Богу и исполняем Его волю, войдем в эту тайну безмолвия и молитвенного созерцания, то через нас, так же как через преподобного Сергия, хотя, может быть, в такую малую нашу меру, благодать придет на людей, которые вокруг нас, и дальше, и шире – на всех тех, кого так возлюбил Господь, что Он Своего Сына Единородного дал на смерть и распятие, только чтобы люди могли поверить в любовь – и Божию, и человеческую, – уверовать и начать жить верой. Аминь.


Проповедь протоиерея Александра Глебова

Проповедь в день памяти преподобного Сергия Радонежского

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня день памяти преподобного Сергия Радонежского. И день этот очень значительный для нашей церкви, для нашей страны и для нашей истории. В сонме святых преподобный Сергий занимает совершенно особое место, ибо его жизненный подвиг во многом преобразовал жизнь не только русской церкви, но и благоприятно повлиял на ход гражданской истории.

Он жил в далеком XIV веке, трудное для страны время. Более чем трудное. Вот нам иногда кажется, что мы сейчас живем в какое-то особое трудное время. Но если сравнить с теми годами, то и никаких сравнений-то и быть не может.

Представьте себе, огромная страна разделена, разделена на междоусобные княжества, родные братья, близкие по крови и по вере люди, находятся не просто во вражде, а вступают в кровавое соперничество, убивают друг друга, и над всем этим иноземное господство иноверных, которые разорили страну, берут с нее дань, препятствуют экономическому развитию, невозможно никакое культурное развитие, скована возможность образования. Под боком Европа, которая развивается, встает во весь рост, а Россия скована, скована иноземным порабощением и внутренними неурядицами. Откуда придет спасение, никто не знает. Власть князей слаба, общество раздроблено и не может оказать сопротивления. Но спасение пришло. И оно пришло от Бога.

Но от Бога оно пришло через людей. И одним из таких людей был святой преподобный Сергий, игумен Радонежский. Он с детства полюбил Господа и, будучи сыном боярина, он оставляет все и уходит в дремучие тогда леса Радонежа под Москвой. Рубит келью, и остается там один. Он долгое время пребывает в молитве, труде и посте.

Но вы знаете, добрая молва тоже распространяется, к счастью, по земле. Хотя мы знаем, что злая молва распространяется быстрее, и стоит нам сделать что-то некрасивое или злое, как люди знающие или даже мало знающие нас, сразу же оказываются в курсе дела. А вот если сделать что-то по-настоящему доброе, оторвать от сердца своего или поступиться своими удобствами, то такая добрая молва пойдет медленнее. Поскольку нам, к великому сожалению, куда приятнее распространяться о недостатках других людей, чем о их добродетелях. Ведь когда говоришь о грехах другого, то сам на его фоне возвышаешься.

Но, тем не менее, добрая молва о преподобном Сергии стала постепенно распространяться. И вокруг него стали собираться люди, жаждущие любви, совершенства и восхождения по ступеням этого совершенства. Постепенно возник монастырь, который очень скоро стал знаменитым на всю страну. Монастырь получил наименование в честь Святой Троицы.

Братия избирают преподобного Сергия своим игуменом, поскольку видят в нем духовный авторитет, поддержку и помощь. Но игуменство преподобного Сергия заключалось не в том, что он сидел в кресле и раздавал благословения. Он трудился больше всех, молился больше всех и служил братии своей.

Житие преподобного Сергия наводит на очень многие размышления. Но, пожалуй, первое, что приходит на мысль, когда знакомишься с его житием, это то, что преподобный Сергий Радонежский, подвижник и молитвенник, был удивительно гармоничным человеком.

Все у него было соразмерно. Людей церкви всегда волновал такой вопрос, как соотнести наше отношение к этой жизни, к земле, к отечеству, в котором мы живем, с одной стороны; и наше отношение к Богу, к церкви, к тому вожделенному Небесному Отечеству, гражданином которого когда-то станет каждый из нас. Какие же должны быть соотношения между двумя этими устремлениями человека? С одной стороны, взор на небо, с другой, взор на землю.

Некоторые говорили, что все земное надо отринуть абсолютно, все устремления человека должны быть только к небу: смотри вверх и иди по жизни. Это, конечно, может быть, и очень привлекательно, но вот только вы попробуйте ходить по улице, задрав голову. Далеко не уйдете. Упадете, расшибетесь или машина собьет.

Другие наоборот, призывали держаться только за землю, только за сегодняшний день, как будто они и умирать не собираются, и не придется им никогда.

И та, и другая идея, доведенная до крайности, является неправильной и не спасительной для человека. И вот преподобный Сергий удивительно умел сочетать в себе эти два устремления. Да, он полностью посвятил себя Богу, ушел от мира. И, казалось бы, какое ему дело до того, что творится в этом мире, который во зле лежит. Его дело – молитва.

Но ведь земля-то русская под игом стонет, и не первое столетие уже. А беда вся в том, что народ разъединился, князья, вместо того, чтобы объединиться и вместе дать отпор внешнему врагу, интригуют друг друга, и готовы подчиниться иноземцу, иноверцу, чем признать над собой власть родного брата, а иногда даже и отца родного.

И вот не в княжеских палатах и не в государственных советах и не в шумных городах, а в дремучих Радонежских лесах, в монастыре Святой Троицы игумен Сергий начинает пробуждать в сознании людей необходимость объединения. Это объединение началось вокруг города Москвы. И преподобный всячески поддерживает эту тенденцию.

Он отправляется в путешествие, посещает удельных князей, уговаривает их объединиться вокруг Москвы. Когда Рязанский князь Олег выступает против, и заявляет о своей готовности поддержать даже врагов Москвы, то преподобный Сергий запрещает совершать Божественную литургию в храмах этого города. И такого наказания князь Олег, будучи человеком православным, верующим, конечно, не мог вынести. И он смиряется и объединяется вокруг Москвы.

И когда настает время нанести сокрушительный удар по врагу, преподобный Сергий благословляет на подвиг князя Димитрия, названного впоследствии Донским, чтобы он возглавил наше русское воинство на поле Куликовом. И в знак своего благословения дает ему двух монахов, Пересвета и Ослябю, которые должны были бы по всем монашеским канонам быть в кельях и молиться. Но они воссели на боевых коней и вступили в единоборство с врагом.

Мы знаем, что битва на поле Куликовом перевернула историю нашей страны. Затем преподобный Сергий способствовал созданию многих и многих монастырей, которые стали центрами духовного и интеллектуального просвещения нашего народа. Именно из этих монастырей началось духовное и интеллектуальное возрождение России.

Мы слышали с вами сегодня апостольское чтение, Послание к Галатам апостола Павла, где кратко вообще сказано об идеале христианина. Сказано о том, что воздействие Святаго Духа на человека не бывает невидимым и не бывает бесплодным. А что оно приносит определенные плоды, которые и перечисляет апостол Павел.

Он говорит: «Плод же Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание». И вот преподобный Сергий Радонежский в жизни своей принес все эти вышеперечисленные плоды Духа Святаго. И он действительно явился живым, духоносным источником для окружающих его людей. Аминь.


Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Обретение честных мощей прп. отца нашего Сергия, Радонежскаго чудотворца

(О любви к отечеству)

I.

Препод. Сергий, память обретения многоцелебных мощей коего ныне празднуется, между многими добродетелями, которыми украшался, отличался необыкновенною любовию к отечеству, для которого он готов был на всякие труды и жертвы.

Так он неоднократно ходил по поручению св. Алексия, митрополита Московскаго, к разным соседним с Москвою князьям, не желавшим признавать над собою власти великого князя и заводившим смуты, и всегда с великим успехом исполнял свои трудныя поручения; весьма часто и усердно возносил свои пламенныя молитвы о благосостоянии русского царства и горячо сочувствовал его бедствиям, которыя проистекали главным образом от зависимости России от татар.

Тогдашний великий князь Димитрий Иоаннович твердо переносил бедствия отечества, но, не имея сил бороться с татарами, должен был ездить в Орду, чтобы выражать покорность хану. Наконец ему пришлось вступить в борьбу с ханом Мамаем. Мамай вступил в Россию с многочисленным войском. Не зная, как поступить, – сражаться ли с ханом, или покориться ему, – Димитрий отправился к преподобному Сергию, чтобы принять от него совет и благословение. Преподобный Сергий благословил князя на брань, говоря: «следует тебе, государь, попещись о вверенном тебе христианском стаде, и с помощию Божиею ты получишь победу». Потом он благословил иконою воинов, бывших с князем, и дал им в сподвижники двух схимников, Александра Пересвета и Андрея Ослабя. Когда началась на Куликовом поле битва и Димитрий, увидя превосходство врагов, смутился духом, вдруг явился посланный от Сергия с письмом, в котором преподобный обнадеживал его помощию Божией. Мамай был совершенно разбит.

Достигнув 78 лет, преподобный Сергий предузнал свою кончину и, призвав братию, вручил игуменство преподобному Никону, причастился святых таин и скончался 25 сентября 1392 года. Чрез 30 лет 5-го июля тело преподобного Сергия обретено нетленным. Основанная им обитель процвела, возвысилась и стала хранительницею русской земли, особенно во дни смут, потрясавших наше отечество.

II.

Жизнь преподобного и богоносного отца нашего Сергия, отличавшагося самою горячею любовию к отечеству своему, да послужат нам уроком такой же любви и с нашей стороны к нашей дорогой родине.

а) Все святые искренно любили свое отечество и усердно содействовали благосостоянию его в том или другом отношении, по мере их средств. Одни ревностно старались о гражданском благоустройстве и духовном просвещении его, как св. цари и пастыри Христовой церкви; другие храбро защищали его от врагов и в бранях за него полагали свои души, как многие благоверные князи и христолюбивые воины; иные содействовали его благу своими познаниями, достоянием и трудами, как св. философы, песнопевцы, купцы и художники; а все – искреннею преданностию ему и горячими молитвамн о благоденствии его и спасении от бедствий. Примерами такой любви к отечеству наполнены жития святых; поэтому мы не будем теперь перечислять их, для краткости нашей беседы, а скажем только словами премудраго, что «любовь» святых к отечеству была «крепка, как смерть» (Песн. 8, 6), и часто доходила до самоотвержения. Так, апостол Павел говорит, «что он желал бы отлучен быть от Христа» – лишиться блаженного общения с Ним, чтобы только «родные ему по плоти», соотечественники его израильтяне, получили спасение во Христе (Римл. 9, 1–4, 10, 1). Сам Иисус Христос, приближаясь к Иерусалиму, главному городу земного отечества Его – Иудеи, и предвидя те страшныя бедствия, каким подвергнется сей город, горько «заплакал о нем» (Лук. 19, 41–44). Так Он любил земное Свое отечество, хотя принадлежал ему только в половину – одною человеческою Своею природою!

б) Христианин не может не любить своего отечества. В нем мы в первый раз увидели свет Божий, получили бытие и духовное возрождение. В нем мы впервые испытали родительские ласки и детские невинныя игры. В нем мы получили образование, необходимыя для нас познания и все, что имеем теперь. Оно, с самаго рождения нашего, питало и призревало нас чрез наших родителей; в юности нашей учило нас чрез наставников всему доброму, старалось сделать нас людьми умными и честными; за тем открыло нам поприще для деятельности, с любовию взирает на труды наши и поощряет к ним разным образом. Вместе с сим оно печется о том, чтобы жизнь наша была покойна и счастлива, охраняет нас от внешних и внутренних врагов нашей безопасности, доставляет нам способы удовлетворять житейским нашим потребностям и делает все, что может служить к общему благу нашему. Как же нам не любить отечества своего, когда оно от пелен наших до гроба окружает нас таким попечением, так благотворит нам! Как же нам не любить и верховного главу отечества нашего, возлюбленного и благочестивейшаго Государя Императора Николая Александровича, при самом вступлении своем на прародительский престол пленившаго сердца всех своих верноподданных безграничными своими царскими милостями!

III.

Долг благодарности и христианская обязанность требуют (Гал. 6, 101Тим. 5, 8), чтобы мы, братия, за любовь и благотворения, оказываемыя нам отечеством, сами любили его искренно, как подобает детям его, и по мере сил наших содействовали его благосостоянию, а поэтому делали то, чего оно требует от нас и что может служить к его благу. Аминь.


Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Преподобный Сергий, Радонежский чудотворец

(Уроки из жизни преподобного Сергия: любовь к уединению, смирение и воздержание)

I.

Сегодня, брат. хр., православная церковь воспоминает и прославляет своими песнопениями святую жизнь и блаженную кончину угодника Божия Сергия, Радонежского чудотворца. – Этот св. муж скончался назад тому свыше 500 лет, Происходил он из знатного рода и был сын благочестивых родителей. Как Государь, для блага своего отечества и своих подданных, приглашает людей из разных стран и званий, так и небесный наш Царь и Отец избирает для Себя служителей из разных сословий, призывая для великих духовных подвигов людей не из одного какого-либо рода, но от всякого звания и, осеняя Своих избранников благодатию Св. Духа, являет их и проводниками небесных даров к грешникам и угодными Ему за людей молитвенниками.

В отроческих летах Варфоломей (так при крещении назвали преподобного Сергия) был почти не способен к учению, но Господь, для явления Своего благоволения к будущему Своему служителю, чудесным образом ниспослал ему великие душевныя дарования, именно когда один инок-старец благословил пр. Сергия и дал ему часть просфоры, тогда Варфоломей стал быстро и хорошо понимать учение.

В молодых летах св. Сергий по смерти родителей своих удалился в дикую пустыню, в которой вместе с братом св. Стефаном устроил малую деревянную церковь, и таким образом положил основание ныне знаменитой своей обители.

Живя в пустыне, терпел он не только нужду телесную: страшный голод и холод, но и великие душевныя беды. Встречая тяжкие бесовские навождения, св. Сергий разрушал их сердечною и крепкою молитвою ко Господу. Имея глубокое смирение, преп. Сергий, когда собравшаяся около него братия думала избрать его игуменом, долго не соглашался на это и говорил, что гораздо лучше повиноваться, чем начальствовать, и уже после долгих просьб решился, уповая на Господа, принять управление обителию.

За святую жизнь Господь Бог прославил преподобного Сергия еще в ранних годах. – Не только люди уважали его, но и дикие звери повиновались ему и не причиняли вреда: один большой медведь часто приходил к келлии угодника и получал из его рук пищу. – Строгое благочестие и христианское смирение привлекли уважение препод. Сергию от великих и знатных людей мира сего. Не только митрополит, но и бояре и даже сам князь уважали св. подвижника. Так, когда на землю русскую шел грозный Мамай с страшными татарскими полчищами, великий князь Дмитрий Иоаннович приходил к преподобному Сергию за его советом и благословением. Одаренный от Господа прозорливостию, св. Сергий, благословляя князя на войну, предсказал ему победу, что, по молитвам угодника, и исполнилось, и отечество наше с того времени начало освобождаться от тяжелаго владычества татарскаго. Бывший в те годы в Москве митрополитом св. Алексий – пред своею кончиною – хотел поставить преподоб. Сергия своим наместником и уже возлагал на него свой святительский крест, но смиренный подвижник уклонился от сего великого служения, сказав святителю Алексию: «от юности моея не был я златоносцем, в старости же наиболее хощу пребывать в нищете… Ты не найдешь во мне того, чего ищешь, ибо кто я? грешный и худший паче всех человек!» Так говорил о себе тот смиренный муж, который удостоился явления в его убогую келлию Божией Матери с апостолами Петром и Иоанном Богословом. За 6 месяцев пр. Сергий провидел свою кончину и предал дух свой Господу Богу на 78 году жизни своей, 25-го сентября 1392 года. – Чрез 30 лет после кончины св. Сергия мощи его обретены нетленными и открыты в основанной им Лавре для благоговейного поклонения православного народа, источая благодатию Божиею многия чудотворения.

II.

Вот как, пр. хр., подвизался ради спасения души и окончил свою праведную жизнь ныне воспоминаемый угодник Божий! Он указал нам в жизни своей и поучительные и богоугодные примеры, следовать которым потребно и полезно всякому человеку, а тем более православному христианину.

а) Ни знатность рода, ни богатство, ни честь и слава оть людей не были дороги смиренной и благочестивой душе преподобного Сергия, ибо он видел, что все земное временно и препятствует полному служению Господу, а потому, оставив мир с его суетою, он стал приобретать новою богоугодною жизнию вечное богатство в безценных обителях Царя и Отца небесного и для этого жил в уединении и, пребывая во всяком воздержании, упражнялся многие годы в богомыслии и подвигах молитвенных, всегда сохраняя в душе своей глубокое смирение. Есть ли, бр. хр., что-либо сходное в нашей жизни с подвигами преподобного Сергия? Увы, у многих из нас, кажется, нет и тени этого великого образа! Мы слишком высокомерны, надменны, грубы и ленивы для жизни богоугодной, так что смело в наше время можно сказать с св. пророком: «несть творяй благостыню, несть до единаго! Вси уклонишася, вкупе неключими быша… Вси от пути своего заблудиша».

б) Св. угодник Божий Сергий почти всю жизнь свою проводил в уединении и молитве, а мы не хотим уединиться от своих обычных занятий не только в течение одного дня, Господом определенного на служение Ему, но и не многих часов во время церковной праздничной службы не хотим провести без разговоров и благоговейно; мы даже утренняго короткаго, в воскресный напр. день, времени, когда совершается в св. храме величайшая служба, не посвящаем молитве, а, едва покажется свет, многие даже почтенные родители – принимаются за торговлю и заходят для увеселения в дома нетрезвости и иногда предаются здесь всякому безчинию.

Если, пр. хр., в дни воскресные и праздничные грешно – по заповеди Божией – заниматься и обычньши делами, то можно ли в это время безчинствовать? Все это воспомянет нам некогда Господь, но и горькие слезы не помогут избавиться от Его грозного гнева и наказания не кающимся.

в) Препод. Сергий, как мы видели, отличался великим смирением и избегал всех мирских почестей и всякой славы. Это смирение привлекло на него благодать Божию и сделало его великим пред людьми. «На кого воззрю», говорит Господь, «токмо на кроткого и молчаливого и трепещущаго словес Моих» (Исаия 66, 2). На сколько велика, похвальна и богоугодна добродетель смирения, на столько предосудителен и богопротивен замечаемый во многих из нас порок – гордость: «начало греха» – «гордыня» (Сир. 10, 15), говорит Премудрый; «Бог гордым противится» (1Петр. 5, 5), говорит св. ап. Петр, «смиренным же дает благодать». – Как для жизни человека необходимы место и жилище, так для благодати Св. Духа необходимо в душе нашей смирение. За эту добродетель Господь возвышал людей, даруя им и нетление и силу чудотворений, – что видим и из жития ныне воспоминаемаго преподобного Сергия и из жизни, наприм. св. Николая, который смирением стяжал у Господа высокая. – Господь призрел на смирение рабы Своея – Пречистыя Матери и «чрез то возвеличил Ее не только в сонме святых людей, но и выше херувимов и серафимов; наконец Сам. I. Христос и в рождении, и в жизни Своей явил нам образ глубокого смирения, да последуем стопам Его; Он смирил Себя ради нас грешных даже до смерти крестныя, тем же и Бог Его превознесе и дарова Ему имя, еже паче всякого имени.

г) Препод. Сергий был великий подвижник и учитель воздержания: да подражаем и мы ему в этой добродетели.

«Как воин, учит св. Иоанн Златоуст, носящий тяжелое оружие, сколь он ни мужествен и храбр, не может быть страшен для неприятелей, потому что тяжесть оружия препятствует быстроте ног и войнской деятельности; если же он возьмет оружие легкое и удобоносимое, то будет налетать на противников, подобно птице: так и тот, кто не утучняет своей плоти ни пьянством, ни негою, ни роскошью, но постами, молитвами и великим терпением в скорбях делает ее легкою и тонкою, – как птица, несущаяся сверху, с великою стремительностию нападает на полки бесов, легко низлагает противныя силы и покоряет их себе».

«Как легкие суда скорее переплывают моря, а обремененные большим грузом затопают: так и пост, делая ум наш более легким, способствует ему быстро переплывать море настоящей жизни, стремиться к небу и к предметам небесным, не уважать настоящее, но считать ничтожнее тени и сонных грез. Напротив, пьянство и объядение, обременяя ум, утучняя тело, делают душу пленницею, и стесняют ее со всех сторон, и, не позволяя ей пользоваться здравым суждением ума, заставляют ее носиться по утесам и делать все ко вреду собственного спасения». (Из твор. св. Иоанна Златоустаго).

III.

Будем же, бр., призывая на помощь препод. Сергия Радонежского и других св. угодников, искоренять в себе греховныя привычки и своим повиновением св. слову Божию и добрыми делами постараемся быть достойными туне дарованного нам высокого звания христианскаго. – Ты же, о всеблагий Господи! не удали щедрот Твоих от нас, но по молитвам преподобного Сергия, по ходатайству Пречистой Твоей Матери и по Твоей великой милости отврати Лице Твое от грех наших и вся беззакония наша очисти Твоим безмерным благоутробием. Аминь.

Проповедь игу­мена Ге­ор­гия (Тер­тыш­ни­кова)

В день памяти преподобного Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца

Бра­тия и сест­ры! Празд­не­ства в честь свя­тых упо­доб­ля­ют­ся бли­ста­нию звезд. Как звез­ды рас­по­ло­же­ны на небес­ном сво­де в из­вест­ном по­ряд­ке, на из­вест­ном рас­сто­я­нии друг от дру­га и осве­ща­ют зем­лю, так и свя­тые угод­ни­ки Бо­жии све­тят ми­ру сво­ей бо­го­дух­но­вен­ной по­движ­ни­че­ской жиз­нью, на­уча­ют нас ис­ти­нам Хри­сто­вой ве­ры и люб­ви. Хо­тя остан­ки мно­гих свя­тых на­хо­дят­ся под спу­дом, но си­ла бла­го­да­ти, яв­лен­ная в них, так же веч­на и дей­ствен­на, как и тех свя­тых, чьи мо­щи бы­ли об­ре­те­ны.

В 1422 го­ду Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го ве­ли­ко­го угод­ни­ка — пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го об­ре­те­ни­ем его нетлен­ных чу­до­твор­ных и мно­го­це­леб­ных мо­щей. С это­го вре­ме­ни мно­гие бо­го­сло­вы и цер­ков­ные про­по­вед­ни­ки ста­ра­лись в ме­ру сво­их сил и да­ро­ва­ний воз­но­сить хва­лу его жиз­ни и слав­ным хри­сти­ан­ским по­дви­гам. Од­на­ко они со­зна­ва­ли, что ни­кто из них не мо­жет до­стой­но вос­хва­лить его. Но “ес­ли мы умол­чим, — го­во­рил мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Пла­тон, — то са­мое ме­сто сие, на­по­ен­ное пόтом тру­дов его и про­слав­лен­ное его ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми и бла­го­де­я­ни­я­ми, са­мое это ме­сто все­гда оста­нет­ся гром­ким то­го про­по­вед­ни­ком. Каж­дый хри­сти­а­нин, поль­зу­ясь при­ме­ром свя­то­го его жи­тия и по­лу­чая уте­ше­ние в хо­да­тай­стве его мо­литв, каж­дый хри­сти­а­нин при­вле­ка­ет­ся си­лою бла­го­да­ти, лю­бо­вью к нему и усер­ди­ем”. И ни­ко­гда в Церк­ви Бо­жи­ей не умолк­нут хва­лы пре­по­доб­но­му Сер­гию, ибо в па­мять веч­ную бу­дет пра­вед­ник (Пс.111:6).

Свя­тость есть ос­но­ва­ние ис­тин­но­го бо­го­муд­рия и бо­го­мыс­лия. В жиз­ни свя­тых об­ре­та­ют­ся кла­де­зи бо­го­ве­де­ния. И на­ше рус­ское пра­во­слав­ное бо­го­сло­вие со­вер­ша­ет­ся во­ди­тель­ством свя­тых угод­ни­ков-бо­го­вид­цев, в чис­ле ко­то­рых бли­же все­го сто­ит к нам ве­ли­кий Игу­мен зем­ли Рус­ской пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский. Свое бо­го­сло­вие за­клю­чил он не в кни­гах, но явил всей сво­ей жиз­нью. Он учит нас бо­го­ве­де­нию не сло­ва­ми, но мол­ча­ли­во — де­ла­ми сво­и­ми.

Жизнь свя­то­го ав­вы Сер­гия долж­на слу­жить на­зи­да­ни­ем для каж­до­го по­сле­до­ва­те­ля Хри­ста Спа­си­те­ля. Спа­се­ние, как по­ка­зал нам пре­по­доб­ный, долж­но быть глав­ной це­лью зем­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рая слу­жит при­го­тов­ле­ни­ем к веч­но­сти. “Смот­ри­те на небо, — учит епи­скоп Фе­о­фан За­твор­ник, — и вся­кий шаг ва­шей жиз­ни так со­раз­ме­ряй­те, чтобы он был сту­па­ни­ем ту­да”. Для до­сти­же­ния сво­е­го спа­се­ния по­сле­до­ва­тель Хри­ста дол­жен по­сто­ян­но тру­дить­ся, чтобы ис­ко­ре­нить все гре­хов­ное и страст­ное в сво­ем че­ло­ве­че­ском есте­стве и усво­ить хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли. Но для со­вер­шен­ство­ва­ния в ду­хов­ной жиз­ни необ­хо­ди­мо со­дей­ствие бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, ко­то­рая ис­пра­ши­ва­ет­ся усерд­ной мо­лит­вой ко Гос­по­ду.

Од­на­жды свя­той Ан­то­ний Ве­ли­кий об­ра­тил­ся с моль­бой к Бо­гу: “Гос­по­ди, по­ка­жи мне путь спа­се­ния!” И ко­гда он вы­шел из сво­ей пе­ще­ры, то уви­дел ко­го-то по­хо­же­го на се­бя, ко­то­рый си­дел и ра­бо­тал, по­том встал и на­чал мо­лить­ся, по­сле опять сел и на­чал вить ве­рев­ку, по­ра­бо­тав, опять встал на мо­лит­ву. Это был ан­гел Гос­по­день, по­слан­ный для на­став­ле­ния и укреп­ле­ния свя­то­го Ан­то­ния. Ан­гел Бо­жий ска­зал ему вслух: “И ты де­лай так и спа­сешь­ся”. Это озна­ча­ло, что труд, под­креп­ля­е­мый мо­лит­вой к Бо­гу, и мо­лит­ва, со­про­вож­да­е­мая бла­гим тру­дом, при­ве­дут к спа­се­нию ду­ши.

Жизнь хри­сти­а­ни­на все­гда и во всех об­сто­я­тель­ствах долж­на быть по­свя­ще­на Бо­гу. Свое спа­се­ние че­ло­век мо­жет со­вер­шать во вся­ком по­ло­же­нии. Ни­ка­кое ме­сто, ни­ка­кое вре­мя не от­де­ля­ет нас от вез­де­су­ще­го Бо­га. Пре­по­доб­ный Сер­гий спа­сал­ся и в се­мье, ко­гда уха­жи­вал за ро­ди­те­ля­ми, спа­сал­ся и в пу­стын­ном оди­но­че­стве, ко­гда при­шел на Ма­ко­вец, спа­сал­ся и став во гла­ве мо­на­стыр­ской бра­тии, ко­гда при­нял над ней на­чаль­ство. “Ме­сто не спа­сет че­ло­ве­ка и не по­гу­бит, — го­во­рит пре­по­доб­ный Ни­фонт, — од­ни де­ла по­губ­ля­ют и спа­са­ют. Кто не со­блю­да­ет за­по­ве­дей Гос­под­них, то­му не по­мо­жет ни свя­той сан, ни свя­тое ме­сто”. Хри­сти­а­нин дол­жен спа­сать­ся в тех усло­ви­ях, в ко­то­рые он по­став­лен про­мыс­лом Бо­жи­им, чтобы все­це­ло на­пра­вить путь сво­ей жиз­ни к до­сти­же­нию Небес­но­го Оте­че­ства. “Москва од­на, — пи­шет епи­скоп Фе­о­фан За­твор­ник, — а до­рог к ней мно­го, и вся­кая в нее при­во­дит. Но ес­ли кто, на­прав­ля­ясь по од­ной до­ро­ге, бро­сит свою и пе­рей­дет на дру­гие, то он ни­ко­гда не дой­дет до Моск­вы. Так и в ду­хов­ной жиз­ни есть град пре­свет­лый, ку­да все стре­мят­ся, и до­ро­ги в него раз­ные, и всем в него дой­ти мож­но, но стань пе­ре­ме­нять до­ро­ги — очень недив­но, что ни­ко­гда не до­бе­решь­ся до то­го гра­да”. Ис­тин­ный по­сле­до­ва­тель Хри­ста дол­жен непо­ко­ле­би­мо ве­рить, что все слу­чаи жиз­ни устро­я­ют­ся про­мыс­лом Бо­жи­им, вся­кое де­ло нуж­но ста­рать­ся де­лать так, как ес­ли бы оно бы­ло по­ру­че­но ему от Бо­га. Вся­кий шаг, вся­кое сло­во, да­же дви­же­ние и взгляд на­до со­от­но­сить с во­лей Бо­жи­ей. Жи­тей­ские де­ла не мо­гут яв­лять­ся пре­пят­стви­ем в де­ле спа­се­ния в том слу­чае, ес­ли че­ло­век бу­дет по­сто­ян­но бо­роть­ся с гре­хов­ным об­ра­зом жиз­ни. Так, од­но­му из пу­стын­ных от­цов, до­стиг­ше­му ду­хов­ной вы­со­ты, Гос­подь ска­зал, что в го­ро­де Алек­сан­дрии есть хри­сти­а­нин, по спе­ци­аль­но­сти врач, ко­то­рый, имея по­сто­ян­ное об­ще­ние с людь­ми, то­же до­стиг вы­со­ко­го ду­хов­но­го со­вер­шен­ства и еже­днев­но с ан­ге­ла­ми воз­но­сит хва­лы Бо­гу.

И се­мей­ная жизнь, и об­ще­ствен­ная, ес­ли она бу­дет со­гла­со­ва­на с за­по­ве­дя­ми Хри­сто­вы­ми, яв­ля­ет­ся спа­си­тель­ной и бо­го­угод­ной. Ес­ли устро­ить жизнь так, чтобы в ней гос­под­ство­ва­ли за­по­ве­ди Бо­жии, а не грех, то это уже бу­дет не мир­ская, а свя­тая жизнь, Бо­гом бла­го­сло­вен­ная. “Кто жи­вет в се­мье, — учат свя­тые от­цы, — то­му и спа­се­ние от се­мей­ных доб­ро­де­те­лей. Толь­ко ис­пол­няй­те всё как во­лю Бо­жию, на вас воз­ло­жен­ную”. И мно­го бы­ло угод­ни­ков Бо­жи­их, ко­то­рые сре­ди жи­тей­ской су­е­ты до­сти­га­ли спа­се­ния.

Бра­тия и сест­ры! Бу­дем нести на­ше зем­ное слу­же­ние, на­ши зем­ные обя­зан­но­сти как воз­ло­жен­ные на нас Бо­гом, ис­пол­няя их доб­ро­со­вест­но, с усер­ди­ем, при­го­тов­ля­ясь дать от­чет об ис­пол­не­нии их Бо­гу. Де­ла зем­ные бу­дем со­вер­шать с це­лью бо­го­уго­жде­ния, и зем­ные де­ла сде­ла­ют­ся небес­ны­ми. То­гда мы бу­дем ис­тин­ны­ми по­сле­до­ва­те­ля­ми Гос­по­да Иису­са Хри­ста, до­стой­ны­ми уче­ни­ка­ми ав­вы Сер­гия, ко­то­рый все­гда бу­дет нам пу­те­вод­ной звез­дой в оби­те­ли От­ца на­ше­го Небес­но­го. Аминь.


Проповедь митрополита Трифона (Туркестанова)

Слово на день преставления преподобного Сергия Радонежского, всея России чудотворца

Усердно помолимся в этот светлый и радостный праздник преподобного Сергия! Усердно помолимся ему пред его светлым образом, пред его схимою и частию его святых мощей, имея его как бы друга, находящегося среди нас. Ты же, отче, не забуди посещать чад своих, яко же обещался еси.

Крепка, нерушима наша духовная связь с преподобным и богоносным отцом нашим Сергием. Сколько народа, сильного простотою своей веры, идет к его раке, к его цельбоносным мощам. Сколько душ, истомленных и изнемогающих в борьбе с житейским горем, ищут успокоения, отрады и утешения в молитве к нему… и верится, что он не оставит нас, что он ныне уже не игумен Радонежской обители, а игумен всего русского народа, которому он служит, как купленный раб, печется и заботится о нем, как любящий отец.

И не правда ли, как светло и радостно знать, что у нас есть небесные покровители и помощники, как преподобный Сергий; ведь связь Церкви Небесной и Церкви земной постоянная, твердая и устойчивая; ведь все мы составляем одно Тело Христово и имеем одну главу Христа Спасителя, и, как в теле человеческом, так и в Церкви все члены ее сострадают, соскорбят и сорадуются друг другу, и, по выражению Иоанна Златоуста, если Господь не возгнушался быть главою нашей Церкви, то тем более мы, ее члены, не должны гнушаться друг другом, мы должны служить и помогать друг другу. О, несомненно, вспоминая день памяти преподобного Сергия и усердно молясь ему, мы верим, что и он молится за нас Господу Богу, стараясь облегчить наши скорби, болезни, ведь для них, как бесплотных духов, открыты наши души, они знают, какие ухищрения делает нам диавол, чтобы отлучить нас от спасения; они борются и стараются помогать нам, ведь земная жизнь преподобного Сергия была одно человеколюбие и милосердие, а теперь, когда он близко предстоит Престолу Небесного Царя и наслаждается небесными благами и имеет дерзновение молиться за нас… и это закон нашего сердца: когда человек счастлив, он желает, чтобы все были счастливы, точно так же и на небе, все святые, и преподобный Сергий, в том и находят счастие, чтобы делать счастливыми нас, своих собратий, и как скоро они приходят нам на помощь. В самом деле, если мы имеем земных помощников, и когда приходится нам переплывать моря, посещать другие города, стучаться в двери, то едва ли мы дождемся помощи, а небесные покровители, они всегда нас слышат. У кого есть вера, тот твердо верит, что они во мгновение ока могут исполнить желание нашего сердца, и верим мы, что преподобный Сергий по молитвам верующих исполняет их молитвы и совершает чудеса. Сколько чудес изливается от мощей преподобного Сергия, недаром Святая Церковь воспевает: «Твои мощи, яко благовонный цвет, благоухают и всем верующим истощают исцеления», недаром Святая Церковь называет его избавителем напастей и скорым помощником… Будем усердно молиться преподобному Сергию; но в то же время будем помнить, что только тогда молитва наша будет усердною и будет приятна преподобному Сергию, если мы будем стараться подражать ему в нашей жизни. Иоанн Златоуст говорит: «Одно знай, что только тогда ты будешь иметь право получить просимое, когда ты раскаешься в грехах, будешь очищать свое сердце от зла и порока». Будем молить о предстательстве за нас преподобного Сергия: «Ты же, отче святый, помогай нам и не забуди, якоже обещался еси, посещати чад своих». Усердно будем просить его всегда, а в особенности в этот священный час, когда мы тесно окружаем его святой образ. Так будем просить и молить тебя, преподобный отче Сергие, как бы видя тебя присутствующим среди нас: усердно просим и молим тебя о мире душевном.

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Память преподобного Сергия Радонежского

Закон повелевал иудеям перед едой мыть руки – они жили на Востоке, а там всегда солнце, жара, и можно подцепить инфекцию. Поэтому, в частности, Моисей запретил им и свинину вкушать, как нечистое: потому что в ней быстро заводятся всякие вредные микробы. И когда иудеи увидели, что ученики Христовы, не сотворив обычного умовения, едят хлеб, то возмутились этим нарушением закона. Но Господь им сказал: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека».

В этих словах Христа в очень краткой и доступной форме заключается все то, что Он принес на землю. Господь принес на землю слово о духовной жизни, а духовная жизнь не имеет отношения ни к каким телесным предписаниям. Хотя человек живет в теле и поэтому, чтобы жить, ему нужно питаться, а чтобы как-то в молитве преуспеть, ему нужно и поститься, но сам по себе пост и вообще всякое телесное упражнение, если оно не сочетается с духовным, то, как апостол однажды сказал, оно малополезно. И основной конфликт у Христа с книжниками и фарисеями в том и состоял, что они хотели только внешние правила исполнять.

Апостол Павел в послании, которое мы сегодня читали, говорит: «В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом». Призван ты Богом, будучи женатым, – и даже пусть твоя жена неверующая, живи с ней, если она согласна с тобой жить. И если жена уверовала во Христа, а муж неверующий – живи с ним, никакого в этом греха нет, если он согласен, потому что «неверующий муж освящается женою верующею». А если он разводится, пусть разводится, Бог с ним, не надо его удерживать. То есть оставайся в том, в чем призван. Если ты раб, оставайся рабом. Если свободен, оставайся свободным.

В древней Церкви наблюдались такие удивительные вещи: уверовал раб, а потом уверовал его господин, и так и живут: хозяин – христианин и раб – христианин, и он так же своему господину служит, остается при нем, исполняет то послушание, которое возложено на него Богом. Во втором, третьем веке бывало, что христиане удалялись от мирской жизни. Тогда не было таких монастырей, как сейчас. Обычно монастырем становился дом того человека, который уходил от мира. Бывало так, что госпожа-христианка ведет уединенную жизнь, и все служанки, которые уверовали во Христа, остаются вместе с ней и продолжают ей служить, а тех, которые не веровали, отпускают на свободу. То есть полное пренебрежение внешним состоянием.

Вот это и есть истинное христианство. Поэтому апостол Павел еще говорит: призван ты обрезанным, если ты из евреев, – оставайся как обрезанный. Если ты необрезанный – оставайся необрезанным. Потому что обрезание – это ничто, и необрезание – это тоже ничто с духовной точки зрения: к чему ты принадлежишь, к какому обществу, к какому гражданскому состоянию, бедный ты или богатый, раб ты или вольный, мужчина или женщина – это не играет никакой роли. Главное, причастен ты к подлинной духовной жизни или нет. И вот этого небесного и надо взыскать.

Преподобный Сергий по своему рождению был боярин, но не воспользовался плодами своего происхождения, а ушел служить Богу. Ушел вместе со своим братом, который был подвигнут его ревностью. Но брат вскоре оставил его, не выдержал этой очень трудной, жестокой жизни. И то подлинное христианское устроение, которое стяжал преподобный Сергий в результате всей жизни, совершило удивительные чудеса: он сумел собрать воедино страну, полностью разоренную междоусобицами, безбожным отношением людей друг ко другу. И это еще раз подтверждает слова Господни: «Ищите прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам».

Сергий совсем не думал о таких замечательных словах, как патриотизм, любовь к родине; ничего это ему даже в голову не приходило, он был человек очень смиренный, скромный, совершенно некичливый. Конечно, он знал, что слава о нем дошла даже до Константинополя, потому что Патриарх Константинопольский ему подарки присылал, но он совершенно к этому не прилеплялся сердцем. В житии описан даже такой случай: некий человек хотел увидеть Сергия, ему указали на монаха в заплатанной одежде, работающего на огороде, но он никак не мог поверить, что это Сергий и есть. Только когда князь сошел с коня и поклонился в ноги этому дедушке в заплатках, тогда он понял, что действительно это сам игумен. И причем Сергий заплатки на себя надевал не ради какого-то театра, чтобы показать, как он любит бедность, а потому, что он совершенно не интересовался внешними регалиями. Его интересовала только его собственная внутренняя жизнь, он только об этом заботился, об этом думал и об этом молился Богу, это только созидал. Прежде всего духовное заполняло всю его душу, и стремление его было только духовное, и хотел он только спасения своей души – а все остальное к нему приложилось.

Конечно, во внутреннюю жизнь такого святого человека проникнуть нельзя. Это всегда тайна стояния человека перед его Богом. Но «всякое дерево познается по плоду». И по тому, что принесла жизнь Сергия, мы видим, что этот человек необычайной святости, потому что плоды, которые принесла его жизнь, огромны. Именно поэтому мы можем с уверенностью сказать, что он воссоздал в своем сердце Царствие Божие. И от того огня, который горел в его сердце, загорелись сердца и всех его учеников. Поэтому ученики преподобного Сергия тоже стали преподобными, и ученики учеников. Он никого не уговаривал, никого ни в чем не убеждал, он просто жил и молился, и вокруг него стали спасаться люди.

Так же и Христос. Он никого не упрашивал, никого не уговаривал, Он только являл совершенно иную жизнь. Являл и говорил, что кто эту жизнь воспримет, тот достигнет подлинного блаженства. Для кого духовное представляет единственную жажду, кто поистине станет нищим духом, кто будет духовное, как нищий, просить у Бога – только этот человек духовного и достигнет. Поэтому в лествице христианского совершенства первая ступень есть нищета духа. Господь в Евангелии говорит: «Блаженны нищие духом».

Все мы грешные люди, по своим грехам отверженные от Бога, ничего не понимающие в духовном и не видящие ничего духовного. Но если человек это осознал, если он никак не доволен состоянием своей жизни, не примиряется с этим, если ему корыта, у которого он сидит, недостаточно и он стремится к духовному, он просит духовного, он ищет, он взыскует, он старается заповеди Божии исполнять, старается победить свое греховное естество для того, чтобы приобщиться к небесной жизни, – тогда он и достигает блаженства. А все остальное, необходимое для жизни, само прилагается.

И нам, если мы хотим быть подлинными учениками Христовыми, нужно не беспокоиться о земном устроении, потому что это не в нашей компетенции. Представим себе, что кто-то из нас стал бы императором или президентом и нам сказали: вот ты теперь президент, устрой эту жизнь так, как ты хочешь, как считаешь нужным. И очень скоро мы увидели бы, что это невозможно. Можно делать какие-то попытки более или менее удачные, но все равно получается всегда не то, что хотелось бы. Потому что результат зависит только от общего состояния душ людей и от воли Божией.

Вся наша жизнь, ее земное устройство нам ярко демонстрирует, что без Бога все рушится. Потому что Бог есть Податель жизни. И если бы мы в первую очередь устрояли свою жизнь духовную, если бы нас заботило, как мы молимся, насколько мы исполняем заповеди Божии, как мы понимаем Евангелие, – если бы мы этим жили, тогда все остальное, земное, оно бы нам приложилось само. Господь видит, кто ищет единого на потребу, кто у ног Его сидит и слушает и принимает Его слова. И такого человека Господь не оставит.

Я вчера с одним батюшкой беседовал, и он говорит: «Как Господь заботится о нас, грешных». Ему понадобился маленький фонарик для хозяйственных нужд, но батюшке, естественно, некогда по магазинам ходить, и он решил: ну ладно, обойдусь так. И только это про себя сказал – на него фонарики посыпались горой. То один подарит, то другой. У него теперь в каждом кармане по фонарику, всем детям фонарики раздал. Вот как Господь даже в мелочах показывает человеку: не беспокойся ни о чем, Я все знаю и помню и в нужный момент Я этими фонариками засыплю тебя, Эйфелеву башню из них навалю, только не ищи фонариков, а ищи Царствие Небесное. И когда Богу будет угодно, когда Он сочтет нужным, когда увидит, что человек смирился, когда прошло у него это желание, то Господь отсыпает полную меру.

И так бывает во всем. Люди уходили в монастырь и в пустыню, чтобы ничего мирское их не беспокоило. И что же? В монастырях возникало самое прекрасное искусство, самые лучшие библиотеки, самое замечательно организованное хозяйство. Вроде бы ушли от мира молитвой заниматься, чтением Священного Писания и святых отцов, а остальное все постольку поскольку. Действительно, что такое монастырская жизнь? Встают в пять утра – братский молебен, утреня, потом Божественная литургия, потом краткий отдых, потом обед, потом послушание и потом опять вечерняя служба и ночной сон. Собственно, когда работать-то? Некогда, надо молитвой заниматься. И вот возьмем любой монастырь – все в нем расцветает, и расцветает, и расцветает. Казалось бы, все силы уходят на молитву – а хозяйственная деятельность расцветает. А другие с утра до вечера вкалывают, и «черные» субботы у них – и все равно все разваливается, ничего не получается. Потому что без Бога ни до порога.

И надо нам хорошенько это понять: если все силы своей души и своего тела мы отдаем духовному деланию, то Господь воздаст сторицей даже в нашей обычной жизни. Пример этого мы в истории постоянно видим. Взять Даниила Московского, который ни одной войны не провел, чтобы не расширить свои владения. Он воевал, но воевал защищаясь, а Господь ему приложил владения, потому что он был не жадный. Умер дядя его бездетный – и все Переяславльское княжество ему отписал. Вот так бывает, когда человек не стремится к земному. Господь ему щедрой рукой дает.

Многие удивляются: почему одни в богатой семье родятся, другие в бедной? Это вроде несправедливо. А вот когда случилось такое время, что бедные стали грабить богатых, то оказалось, это все было справедливо. Потому что те, кто был богат, они со своим богатством расставались очень легко. Князья и помещики и таксистами работали, и в больницах работали, и забыли о своем богатстве очень легко. А те, кто был ничем, а стал всем, наоборот, стали алчно это богатство собирать, и вокруг этого постоянно была грызня. И до сих пор их движущая сила – это зависть: вот у него есть, он пользуется, а мы-то нет, и нам тоже надо, надо у них отнять. Вот такое все время желание. А жизнь ведь дана, чтобы чему-то научиться.

Господь премудр и каждому дает то, что он может понести и что ему полезно для души. Щедрому полезно богатство, а жадному полезно родиться в бедности. У кого сердце и око независтливое, тому можно дать всякие дарования. А кто завистлив, тому полезней не давать ничего, чтобы он с этой завистью своей немножко поборолся. Господь Сам распоряжается. Поэтому когда что-то в нашей жизни происходит и нам кажется, что вроде не так, – это в нас страсти говорят. Надо обязательно нам оставаться в том, в чем мы призваны, и искать небесного. Ведь здесь, на земле, мы странники, это скоро все уйдет; все наши расстройства временные, земные – это все скоропреходяще.

Поэтому как бы хотелось, чтобы все мы в течение обычной нашей жизни не забывали о главном, что все-таки первая заповедь – помнить, что есть Бог, что мы должны Его чтить, что мы должны Его любить, что вся наша жизнь должна исходить из этой любви. И даже если этой любви у нас нет, то мы должны жить так, как будто она у нас есть. Вот тогда наше сердце сокрушится, то есть у нас появится любовь к Богу.

И на примере таких святых угодников Божиих, как преподобный Сергий, мы видим, что это все достижимо. Пусть, конечно, мы преуспеем не в такой степени, как преподобный Сергий, но каждый из нас в свою меру не только может преуспеть, но и должен, и, более того, обязательно преуспеет, лишь бы приложил к этому старание. Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского, 18 июля 1990 года


Источник: https://azbyka.ru/days/2018-07-18

(645)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *