Понедельник седмицы 9-й по Пятидесятнице (проповеди)

Протоиерей Александр Глебов

Проповедь в понедельник 9-й седмицы по Пятидесятнице

Мф.18:1–11

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Мысль о Царстве, которое должен установить Христос, не давала покоя Его ученикам. Считая это Царство земным и к тому же доминирующим в мире, как некую Израильскую Империю с центром в Иерусалиме, апостолы полагали, что Христос будет царем, кесарем. Ну а значит, они, Его ближайшие ученики, должны стать первыми сановниками в этой новой и самой могущественной империи, власть которой уже не закончится никогда.

Логику их мысли можно понять. Сейчас, когда Христос не основал еще Своего Царства и не объявил Себя его Царем, Он является перед людьми просто как странствующий проповедник и учитель. И они, апостолы, несут все тяготы и лишения того служения, которое Христос на них возложил. Они оставили свои дома, свои семьи, свою работу ради следования за Христом. Они помогают Ему, проповедуют о Его Царстве народу Израиля, а раз сейчас они разделяют трудности, а иногда даже и опасности служения Христова, то значит, когда Он станет Царем, то они должны будут и разделять славу Его царствования.

Чисто человеческие представления о политической власти. Говоря сегодняшним языком, каждый лидер, каждый президент приходит к власти со своей командой, которая помогает ему, сначала в борьба за власть, а затем в управлении государством. Но и внутри этой единой команды часто происходит подковерная борьба: кто займет в будущем управлении первое место, кто второе, у кого будет больше власти, у кого меньше и так далее. Вот также мыслили и апостолы.

Есть такой эпизод, когда они спрашивают у Спасителя, кто по какую руку от Него сядет в Его Царстве. То есть, кто из них будет главным и обладать большими полномочиями.

Вопрос учеников в сегодняшнем евангелии носит такой же характер. Они спрашивают: кто больше в Царстве Небесном? В ответ Христос говорит, я цитирую: «Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них, и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное».

Ответ Христа дает ясно понять, что Царство его не от мира сего, поскольку земными царствами дети не управляют. Земными царствами управляют государственные мужи, люди с жизненным опытом, с соответствующим характером, знаниями, а уж никак не наивные дети. Но Христос-то утверждает, что большим в Его Царстве будет тот, кто уподобится младенцу.

В чем же мы, взрослые, а иногда даже старые люди, должны уподобиться детям? Понятно, что речь идет не об умственном и не о физическом сходстве. Господь говорит о нравственной, душевной чистоте детей. Ребенок морально чист. Его жизнь не обременена греховными деяниями, ложью, обманом, завистью, злобой и всем тем отрицательным багажом, который мы с годами накапливаем.

И в этом смысле чистота ребенка, его безобидность, открытость, доверчивость являются близкими к миру Бога. Они соответствуют тому Царству Любви, которое в Евангелии называется Царствие Божие. Потому что Бог есть Любовь, и Царство Божие это и есть царство любви и правды. И по слову Божию в Его Царство не войдет ничто нечистое, и никто, преданный мерзости и лжи.

Поэтому призыв Христа быть как дети это призыв к душевной чистоте. Если хотите, призыв к покаянию, потому что только через покаяние наша душа очищается от греховной скверны.

И вот далее Господь делает грозное предупреждение тем, кто соблазняет, как Он говорит, «малых сих». «Малые сии» это не только младенцы, не только дети, но и взрослые, которые еще не окрепли в вере. И подобно детям они с радостью и наивностью смотрят на духовную, на церковную жизнь с надеждой, что в религиозном мире все безоблачно, что там как бы другие люди и нет места тем негативным проявлениям, с которыми они сталкиваются в светской жизни. И когда они видят в людях церкви что-либо отрицательное, то свое негативное мнение об этих людях они переносят на всю церковь.

И ведь действительно надо обладать определенной духовной устойчивостью и опытом для того, чтобы уметь разделить Божественную сущность Церкви и несовершенство людей Церкви. А для неокрепшего в вере человека, для младенца в вере, Церковь обычно отождествляется с людьми, из которых состоит Церковь. И грех человека, принадлежащего Церкви, может поколебать веру одного из малых сих и навсегда отвратить его от Бога.

Как душевная травма, нанесенная ребенку, когда он с чистой душой надеется и доверяет взрослому, ждет от него помощи, а тот его обманывает. Поэтому сегодняшнее евангелие это предупреждение и мера ответственности людей, носителей веры, тех, с кем в сознании многих религиозная вера ассоциируется. Это предупреждение всем нам, пускай, конечно, в очень разной степени. Поскольку недостоинство, грех или глупость простой прихожанки воспринимается посторонними куда менее критично, чем подобные качества священнослужителей.

Но, тем не менее, каждый, кто носит крест на груди, должен помнить, что он не только спасает, но и обязывает. Обязывает, говоря словами Спасителя, быть солью земли и светом миру. А уж если не можешь светить, то хотя бы не копти. Неспособен через свои дела, или слова, или облик, или веру привлечь людей ко Христу, не можешь пробудить в них желание и интерес к духовной жизни, то хотя бы не разочаровывай их. Вот о недопустимости чего говорит Господь.

В жизни и так бывает много разочарований. Разочарование в людях, которых любил, которым доверял, которым верил, – все эти неприятности оставляют горький осадок в душе. Но все это преходящее. Поскольку, разочаровавшись в людях, пускай даже в самых близких, человек всегда может возложить печаль свою на Господа. И Господь поможет. И часто спасение людей совершает тогда, когда они через скорби приходят к Нему.

А вот если поколебалась вера в Бога, тогда на кого возложишь печаль свою? Не на кого. И печаль либо перерастает в безысходность и отчаяние, что обычно заканчивается добровольным уходом из жизни, либо человек пытается заглушить свою боль алкоголем, наркотиками, каким-нибудь беспробудным разгулом, что, в общем, тоже можно приравнять к самоубийству.

Так или иначе, без поддержки Господа человек может не вынести выпавших на его долю испытаний и попадает во власть темной силы. Поэтому и говорит Господь, что горе тому человеку, через которого соблазн приходит. Имеется в виду религиозный соблазн, который ведет за собой откат от веры и часто отказ от Бога.

Христос приводит даже такие жестокие сравнения: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской». «Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный. И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя; лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.

Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего небесного».

Оторванные руки и ноги это, конечно, образы, и не надо их воспринимать буквально. Господь к увечью никого не призывает. Но Он дает нам это сравнение и показывает, что если мы являемся для кого-то соблазном в вере, то при этом мы так калечим наш внутренний невидимый духовный мир, что если бы можно было сопоставить видимое и невидимое, то он оказывается гораздо уродливее, чем, нежели все возможные видимые физические увечья.

И последнее. Христос говорит, что «Ангелы их, – то есть Ангелы-хранители детей, – всегда видят лице Отца Моего небесного». Эта фраза отображает картину при таком большом царском дворе, где лишь только любимые и особо приближенные царедворцы могут попасть непосредственно к царю, войти к нему без доклада, видеть его и говорить с ним. Поэтому сказать, что Ангелы-хранители детей всегда видят лицо Бога, значит, сказать, что у них есть право прямого доступа к Богу. Этим Христос показывает, какую большую ценность имеют дети в очах Божиих, и как бережно мы должны относиться к ним. Аминь.

Протоиерей Вячеслав Резников

О детском и взрослом

Мф.18:1–11

1Кор.11:31–12:6

Однажды в ответ на спор учеников, «кто больше в Царствии Небесном», Господь Иисус Христос сказал: «Истинно говорю вам, если не обратитесь, и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». Конечно, Господь имел в виду не младенческое неразумие, не младенческую неспособность к серьезному делу. Нормальный взрослый человек скажет: «Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое». Бог дал человеку и тот, и другой возраст. Для Царствия Небесного – не оставаться младенцем надо, и не в детство впадать. Надо – сознательно обратиться и стать как дети.

Ребенок, например, чуть что – сразу плачет, чувствуя свою беззащитность. Но он спокоен, когда держится за родительскую руку. Ребенок обо всем просит родителей, и верит, что они все могут. Так и Божий человек. Взрослым, трезвым умом он осознает зыбкую сущность мира, и – с детской верой хватается за руку Небесного Отца рукой непрестанной молитвы.

А для тех, кто еще не настолько повзрослел, чтобы совершить такое обращение, Господь продолжает, указывая на то же дитя: «И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает». Но и это требует немалой зрелости. Потому что есть в детях своя внутренняя, не похожая на взрослую, жизнь, своя непостижимая логика. Есть в детях особое упорство, и часто ребенка ничем не заставишь делать то, чего он не хочет. Взрослый негодует: как так? из меня произошел, всем мне обязан, во всем от меня зависит, и вдруг имеет нечто для меня недосягаемое?! Так и Божьи дети: бессребреники, странники, молитвенники, – чрезвычайно раздражают «взрослых», «серьезных», «деловых» людей. На них постоянно сыпятся упреки: «лучше бы сделал что-нибудь полезное». Так, даже и «взрослую» Марфу раздражала Мария, по-детски севшая у ног Христа и забывшая обо всем на свете. Но приходит время, человек становится действительно взрослым во Христе, и вдруг понимает, что без этих Божьих детей жизнь пуста и бессмысленна. Так, со временем понимаешь, что не столько ты нужен для воспитания твоего ребенка, сколько он – для твоего воспитания.

Каждый да вместит то, что может вместить. Невозможно сразу вдруг обратиться и умалиться. Но возможно умалять себя в каждом отдельном случае: не спешить защищать свою правоту; не спешить занять первое место. Невозможно вдруг сразу принять дитя так, как заповедал Христос. Но возможно хотя бы не спешить с упреками, с раздражением, а – несколько мгновений помолчать, помолиться, подумать, как правильнее поступить. Иными словами, прежде всего надо научиться зрелым, взрослым умом судить свои дела, слова, намерения. Потому что, по словам Апостола, «если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы», а значит, и не лишились бы Царствия Небесного. А уж кому что понятнее: или обратиться, и стать как дети, или принять дитя во имя Христово. И то, и другое ведет к одному. Ибо «дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь Один и Тот же; и действия различны, а Бог Один и Тот же, производящий все во всех».

Протоиерей Вячеслав Резников

О истинном угождении

Мф.9:27–35

Рим.15:1–7

Пятнадцатую главу послания к Римлянам Апостол начинает словами: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных». Кто это – «мы»? «Мы», это значит: он, пишущий, и я, слышащий или читающий. А кто же тогда «бессильные»? – А все остальные, и в первую очередь тот, кто рядом, «ближний». И вот, «каждый из нас должен угождать ближнему». Но угождать далеко не во всем, а, как сказано далее, «во благое, к назиданию». Во-первых, в том, что прямо направлено к истинному благу, к спасению души. Но и любая помощь в любом житейском деле может быть «к назиданию», может расположить человека славить твоего Бога, и идти твоим путем.

Но, угождая в житейском, надо именно «не себе угождать». А то ведь болтливый и любопытный только и ждет, как бы «угодить» ближнему, слушая пустую болтовню, и отвечая тем же. Чревоугодник только и ждет, как бы накормить и напоить ближнего, а заодно и себя. Ленивый с удовольствием не пойдет на дело Божие, по малейшему желанию ближнего. А истинные христиане, если уж им приходилось ради ближнего в чем-то отойти от своих строгих правил, – потом тайно еще больше стесняли себя.

Бывает, человеку угождают во всем, как Богу. Это – настоящее идолослужение, и в писании сказано, что «Бог рассыпал кости человекоугодников» (Пс.52:6).

А иногда кажется, будто человек угождает ближнему, а на самом деле он творит прямую бесовскую волю. На что уж похвальная добродетель – молчание, а сегодня в Евангелии мы слышали, что оно бывает и от бесовской одержимости. И чтобы не довести себя до этого, нельзя совершать в угоду ближнему грех.Нельзя оборачиваться назад, взявшись за плуг. Например, если дал обет безбрачия, нельзя соглашаться на брак, хотя бы и обещали тебе за это встать на путь спасения. Не имеет права человек, образ и подобие Божие, бросать себя, как солому, в костер чужих или своих страстей. Да и никогда твой отход от Бога никому не принесет пользы. Святые отцы даже говорили, что, если видишь утопающего, – протяни ему жезл, а не руку. Если он способен выбраться, то выберется. А если уже потерял себя, то, по крайней мере, не утащит и тебя под воду. Сколько печальных случаев, когда, например, неопытные христианки пытались спасать от пьянства или иных пороков – чужих мужей!

Ну а кто действительно хочет угождать ближнему «во благое, к назиданию», тому учитель – Сам Господь. Апостол приводит слова пророка Давида, сказанные как бы от лица Бога Сына – Богу Отцу: «злословия злословящих Тебя пали на Меня». Сын Божий пришел на землю, желая угодить Отцу. Он выполнял Его волю, говорил Его слова. А в результате – все зло злословящих миновало Отца, и всецело пало на Сына, приведя Его на крест.

Христос угодил и нам: но не нашим страстям, а всему тому доброму, что Он Сам же в нас и пробудил. Поэтому и нам сказано: «Принимайте друг друга, как и Христос принял вас во славу Божию».

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Проповедь

7-я Неделя по Пятидесятнице, 15 июля 2007 г.

(Рим 15,1-7)

«Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать», – так начинается сегодняшнее апостольское чтение. Кто эти «сильные», к которым обращается Апостол Павел? Почему он причисляет себя к ним? Кто такие «бессильные»?

Апостол пишет христианам в Риме, где существовали две группы христиан, которые практически почти не общались друг с другом. «Сильными» Апостол называет тех христиан, – к ним он причисляет и себя, – которые сильны, разумеется, не собственной силой, но силою Божией. Это те верующие, которые обрели свободу от Закона Моисея, ту свободу в благодати, которая дается Воскресшим Господом. И они живут в этой свободе. Называя их «сильными», Апостол отличает их от «бессильных», «немощных в вере» христиан (Рим 14,1), которые все еще не в состоянии отрешиться от власти ветхого Закона и продолжают жить по правилам иудейского благочестия. Они различают чистое и нечистое: это есть можно, то нельзя; до этого дотрагиваться можно, до того нельзя; это оскверняет, то не оскверняет. В конкретном случае Апостол пишет о якобы чистой и нечистой пище. «Иной, – пишет он, – уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи» (Рим 14,2). Дело в том, что мясная пища в античном языческом обществе поступала от жертвенных приношений языческим божествам, а следовательно, с точки зрения иудейского религиозного сознания, была нечистой.

«Пища, – как сказано у Апостола, – не приближает нас к Богу: ибо едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем» (1 Кор 8,8). Так называемые «бессильные», о которых он пишет, так бы никогда не сказали. Они были уверены в том, что соблюдение диетических предписаний как таковое приближает нас к Богу. А несоблюдение оскверняет и удаляет от Бога. Господь же учит, что удаляет нас от Бога та скверна, которая гнездится в человеческом сердце, а не то, что лежит на тарелке или находится в желудке. Разумеется, пища здесь лишь пример, лишь частный случай религиозного поведения вообще.

Борьбу с такого рода благочестием начал еще Господь Иисус Христос, когда в ответ на упреки фарисеев, говорил: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Мф 15,11). Сейчас это понятно всем без особых дополнительных комментариев. Но в те далекие времена подобные заявления иудеям и многим христианам, перешедшим из иудейства, казались странными и неприемлемыми. Не внешнего благочестия, а внутреннего изменения сердца искал в людях Господь, а вслед за Ним Апостол Павел. Измениться же внутренне можно лишь при условии, если средоточием жизни для человека является Бог и единственной целью всех его жизненных стремлений – единение с Ним. Но как часто эта цель в людях подменяется другими целями, имеющими лишь религиозную видимость. При этом поведение человека может облекаться в благочестивые по видимости слова и жесты, к истинной вере никакого отношения не имеющие. Бога очень легко заменить всяческими кумирами. И часто такими кумирами становятся религиозные по внешности обряды и действия.

Во-первых, эти якобы религиозные действия могут превращаться в бессмысленную привычку, вырождаясь в некий «ритуальный тик». Примеры такого поведения на уровне чистого невроза мы нередко наблюдаем в храме, когда, скажем, люди часто и бессмысленно налагают на себя крестное знамение. Во-вторых, ритуалы могут осознаваться как некая жертва. Ведь известно, сколь длительны во времени наши православные службы, молитвенные правила и посты. Но Господь неоднократно говорил, что никакие жертвы Ему не нужны: «Милости хочу, а не жертвы». В-третьих, выставляемое на вид благочестие может служить цели фарисейского тщеславия, стремления к похвале и одобрению. В-четвертых, посты и молитвы могут пониматься как способ выслужиться перед Богом и таким образом получить какую-то награду. – Как если бы человек мог иметь какие-то заслуги перед своим Создателем! – Наконец, в-пятых, люди частенько ходят на богослужения с единственной целью получить наслаждение от прекрасного ритуала, от хорового пения, от созерцания замечательных икон, пышной религиозной живописи и так далее. Но все перечисленное не имеет никакого отношения к Евангелию Христову.

Но, разумеется, не для обличения «бессильных» Апостол Павел написал римским христианам. Он был озабочен расколом, грозящим Церкви. «Сильные», чтобы не допустить такового, «должны сносить немощи бессильных». Это трудно, ибо опыт свидетельствует, что фанатически настроенные «бессильные», нетерпимые приверженцы строгих правил и ритуалов, деления людей на чистых и нечистых, бывают довольно агрессивными. Но Апостол настаивает на терпимости по отношению к таковым. Это действительно трудно, и подчас достижение единства – не в силах людей. Посему Апостол прибегает к молитве, взывая к Богу терпения и утешения, дабы Он даровал христианам единомыслие. И в этом великий апостольский урок нам, живущим в христианской среде, раздираемой противоречиями и нетерпимостью. Да даст нам Господь Свое терпение, а вместе с ним и утешение, и силу, которая будет прославлять Его в нашей немощи.


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-08-12

(71)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *