Марина Бирюкова: Сердце рыбака Симона

Одна из самых мощных, ярких и решающих личностей Нового Завета — галилейский рыбак Симон, он же святой первоверховный апостол Петр, камень, на котором Сам Господь основал Свою Церковь (см.: Мф. 16, 18). Каким предстает он перед нами — в Евангелиях, в Книге Деяний, в его собственных соборных Посланиях — письмах первым последователям Христа?



О призвании Симона Петра на служение евангелисты Матфей и Марк сообщают кратко: рыбачившие на Галилейском море Симон и его брат Андрей, услышав призыв Христа, тотчас, оставив сети, последовали за Ним (Мф. 4, 20; ср.: Мк. 1, 18). Весьма вероятно, что в ту минуту Он уже не был для братьев незнакомцем, они имели представление о Том, Кто зовет их сейчас за Собой. Сделать такое предположение заставляет Евангелие от Иоанна, исходя из которого братья — сначала Андрей Первозванный, а потом Симон — нашли Мессию (Ин. 1, 41) при иных обстоятельствах, благодаря Иоанну Крестителю, учеником которого был Андрей. И святитель Феофилакт Болгарский пишет, что на Галилейском море произошло уже второе призвание Петра и Андрея, то есть что они ранее уже общались с Учителем.

Евангелист Лука добавляет к этому эпизоду существенную подробность — чудесный улов рыбы: после безуспешной ночной рыбалки сеть, послушно закинутая по слову Наставника (Который накануне был гостем Симона и исцелил его тещу, см.: Лк. 4, 38–39), едва не прорывается от тяжести добычи (см.: Лк. 5, 1–11). Ошеломленный этим чудом, Симон припадает к коленам Иисуса и одновременно просит Его уйти, выйти из рыбацкой лодки, потому что он, Симон, человек грешный: он недостоин такой милости и неспособен к той миссии, о которой говорит совершившееся чудо. Александр Лопухин в своем толковании Священного Писания пишет, что Петр «понял, что Господь хочет дать ему какое­то особое поручение, — и страх перед неизвестным будущим наполняет его душу». Кто воспользовался чудесным уловом, кто погрузил всю эту рыбу на ослов и отвез на рынок — неизвестно и неважно: Петр вместе с сыновьями Зеведея, Иаковом и Иоанном, вытаскивает лодки на берег, оставляет все и уходит за Иисусом из Назарета.

В любом случае, с уловом или без улова, — это был решающий момент выбора. Разом оставить все — дом, семью, промысел, дававший кусок хлеба, нормальную и относительно спокойную жизнь… Не хоронить мертвецов (см.: Лк. 9, 60), не озираться назад, возложив руку на плуг (см.: Лк. 9, 62), — в одночасье отдать себя без остатка. Петр и его брат были людьми цельными. А откуда такая цельность? Она от чистоты сердца, в котором нет лукавства, нет корысти, нет раздвоенности. Именно таким уже при первой встрече (где бы она ни произошла) видит будущего апостола Сердцеведец.
Читать далее Марина Бирюкова: Сердце рыбака Симона

(69)

Митрополит Волоколамский Иларион: О молитве

video_pravО молитве. 10 тезисов

Зачем нужно молиться, если Бог и так знает, что нам нужно? Этот вопрос задается довольно часто, но на самом деле за ним стоит непонимание сути молитвы. Что же такое молитва, и что она дает человеку? Это обращение к Богу или беседа с Ним? И если беседа, то как услышать Его ответ? Можно ли молиться своими словами, и каким языком при этом пользоваться?

Ответы на эти вопросы дает митрополит Волоколамский Иларион в видео, записанном специально для интернет-проекта портала «Иисус» «Школа христианской жизни».


sob6


video_pravО видах и формах молитвы. 10 тезисов

Почему православные христиане молятся стоя? Какая молитва обезоруживает нашего врага? О ком можно молиться? Почему молитва возносится не только Богу, но и Пресвятой Богородице и святым? Почему важна церковная молитва? Об этом и многом другом вы узнаете из видео митрополита Волоколамского Илариона, подготовленного специально для интернет-проекта портала «Иисус» «Школа христианской жизни».

Читать далее Митрополит Волоколамский Иларион: О молитве

(67)

Протоиерей Вячеслав Резников: О немощных в вере

Протоиерей Вячеслав Резников

О немощных в вере

Мф.12:14–16, 22–30

Рим.14:9–18

Апостол пишет: «Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подать брату случая к преткновению или соблазну». А преткновения, как сейчас, так и раньше, могут быть и из-за пищи. Например, в апостольские времена многие иудеи, принимавшие христианство, продолжали делить пищу на чистую и нечистую. Была и другая опасность: по неведению съесть идоложертвенное мясо, то есть мясо животного, закланного в жертву языческим идолам.

Для самого Апостола этих проблем не существовало. Для него было совершенно ясно, что Ветхий «закон был для нас детоводителем ко Христу» (Гал.3:24), и время его прошло. Знал он и то, что «идол в мире ничто» (1Кор.8:4), и говорил: «Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого, только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто». Но Он же говорил и то, что «знание надмевает, а любовь назидает» (1Кор.8:1).

Апостол видел, – потому что любовь давала ему видеть, – как трудно бывало приходящим ко Христу иудеям сразу вдруг отказаться от старого вина своей веры. И Апостол укоряет не их, этих немощных в вере, но – тех, кто, как и он сам, имеет знание, но, в отличие от него, не имеет любви. Он говорит: «А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что уничижаешь брата своего»? – Потому что так, в виде осуждения и унижения всегда складываются отношения между знанием и незнанием, если знание лишено любви.

Читать далее Протоиерей Вячеслав Резников: О немощных в вере

(71)