Проповеди в понедельник 6-й седмицы Великого поста

Примирение Исава и Иакова

Протоиерей Александр Глебов

Проповедь в понедельник 6-й седмицы Великого поста

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Сегодняшнее, достаточно пространное, чтение из 27-й главы книги Бытия является частью истории об очень непросто складывающихся отношениях между двумя братьями-близнецами, сыновьями ветхозаветного патриарха Исаака, внуками Авраама – между Исавом и Иаковом. Мы сегодня слышали, как Иаков обманом присвоил себе благословение отца. Но борьба Иакова за первенство началась еще в утробе их матери, Ревекки. Перед тем как родить Ревекка почувствовала, что дети стали как бы биться в ее утробе, и она обратилась к Господу с вопрошанием, что означает эта борьба ее еще не родившихся сыновей, и Господь ответил ей: «Два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей. Один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему». Действительно, потомки Иакова, израильтяне, и потомки Исава, идомитяне, враждовали между собой. Но в конечном итоге идомитяне, то есть потомки Исава, были уничтожены израильтянами, потомками Иакова. Вот так в истории сбылось откровение Божие Ревекке о судьбе ее сыновей и народов, которые произойдут от них.

Тело сына, который родился первым, было очень красным и все покрыто волосами – поэтому родители назвали его Исав, что означает «волосатый» или даже «косматый». А второй сын появился на свет вслед за первым, и к тому же он держал своего брата рукой за пятку. И поэтому он был назван Иаков, что можно перевести как «тот, кто держится за пятку, и тем самым пытается запнуть или обойти».

В наши дни имя является просто опознавательным знаком. Каждый человек, каждый из нас имеет имя, но изначальный смысл имени никак не связан с личностью человека. Ведь нередко люди даже не знают, что означает их имя, и, называя ребенка тем или иным именем, родители обычно выбирают из очень ограниченного круга имен, которые употребляются в их культуре, или модных на данное время. И большее внимание обращают на благозвучность имени, чем на его значение. А вот в древности было все иначе. К имени относились не просто как к опознавательному знаку, но как к символу, который указывал на основополагающие характеристики его носителя, который находился с ним в прямой связи. Человек в Ветхом завете воспринимался по принципу: каково его имя, таков он и есть.

И вот дальнейшая история покажет справедливость имен Исава и Иакова. То, что не удалось Иакову силой сделать еще в утробе своей матери – родиться первым, удастся хитростью. Он все-таки стал первенцем Исаака и получил его благословение. Как это произошло, мы сегодня слышали, но почему первенство, первородство было столь важно? Для нас сегодня этот вопрос не принципиален – какая разница, какой ты по счету ребенок в семье? Наоборот, даже младшему иногда, может быть, и лучше, потому что родители его балуют, не так к нему строги, позволяют что-то, что не позволяют другим, старшим, и так далее. Но в древности было не так. Первенец имел право первородства. Он наследовал своему отцу как глава семьи и получал большую часть его собственности. Впоследствии, когда возникла монархия, первенец наследовал царский престол, что, конечно, часто порождало конфликты между родными братьями, да и не только в древности, но и уже куда в более поздние времена. И вся эта история с борьбой Иакова за первородство показывает нам его не с лучшей стороны. Человек хитрый, можно даже сказать, коварный, он не останавливается ни перед чем для достижения своей цели. Воспользовавшись голодом и нетерпеливостью своего брата Исава, он за чечевичную похлебку буквально выторговал у него первородство. Затем, используя хитроумную выдумку своей матери, он обманывает своего ослепшего отца Исаака и, выдавая себя за старшего брата, получает благословение на главенство в роде.

Подобные истории в Ветхом завете не редкость. Они, конечно, не редкость и в человеческой жизни в целом. И коварство, и обман, и стремление к первенству, к власти, к материальному превосходству – все это мы встречаем на каждом шагу. Но удивительно то, что на страницах ветхозаветной истории носителями отрицательных качеств, а порой греховных и даже преступных деяний выступают люди, которые должны служить для нас авторитетом и примером для подражания. Хотя бы потому, что имена многих из них внесены в святцы, в дни памяти некоторых из них установлены церковные праздники, совершаются богослужения. Например, память пророка Илии – это один из значительных праздников Православной Церкви. И в то же время слово Божие раскрывает перед нами их образ как людей не просто небезупречных, но часто коварных и жестоких.

А вот то, что у нас возникают подобные вопросы, это хороший симптом. Это знак того, что благая весть, принесенная Христом, изменила мир к лучшему. Мы стали более нравственно требовательны, чем люди до Христа. И то, что тысячелетия тому назад вопринималось как норма, сегодня у нас вызывает возмущение и неприятие. Но мы не можем применить к людям, которые жили до Христа, христианские нормы. Для них идеалом было ветхозаветное законодательство, к тому же идеалом далеко не всегда досягаемым. А Иаков жил вообще до всякого законодательства. Но ведь жертва Христа не была напрасной, она действительно изменила мир, дала людям силу Божественной благодати, а поэтому и требования Нового завета значительно выше – о чем, кстати, и говорит Христос в Нагорной проповеди, в Своих знаменитых шести антитезах, которые начинаются так: «Вы слышали, что было сказано древними… А Я говорю вам…» И далее Он уже расширяет требования нравственных норм. Есть такой эпизод в Евангелии, когда Господь со Своими учениками идет из Галилеи в Иерусалим, и проходят они Самарию. И самаряне не приняли Христа. Тогда апостолы Иаков и Иоанн в гневе обращаются к Спасителю с такими словами: «Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» К тому же, смотрите, кто это говорит? Апостол Иоанн, названный в церковной традиции апостолом любви! Но до сошествия Святого Духа он жил, естественно, и ветхозаветным законом, и воспитанный на ветхозаветной истории с ее фактами о том, как надо карать грешников. Но Христос что на это ответил ученикам? Он сказал им: «Не знаете, какого вы духа». Так что дух Илии и дух Христов – это не одно и то же. А потому мы и не находим в поступках ветхозаветных праведников того, к чему позднее призывал Христос.

А продолжая историю Иакова, надо сказать еще вот о чем. Все эти авантюры Иакова для достижения полномочия первенства, естественно, привели к тому, что Исав возненавидел брата. Иаков был вынужен бежать в Харран, к своему дяде Лавану, который, как впоследствии выяснилось, является не менее искусным обманщиком, чем сам Иаков. И после многих трудностей, которые пришлось пережить Иакову, он решил вернуться, вернуться в землю обетованную. Он решил примириться с Исавом и вообще пересмотреть свою жизнь, отказаться от своих честолюбивых планов, от коварных методов. Он понимает, что то, что он сделал, было грехом. Да, он обманом получил благословение своего отца. Но его душа томится, и он хочет получить благословение Божие, а благословение Божие обманом и хитростью получить невозможно. Поэтому Иаков приносит покаяние Богу. И в ночь перед встречей с Исавом, которая была небезопасной для Иакова, в эту ночь то ли во сне, то ли наяву у Иакова произошла борьбе с Кем-то. К тому же впечатление от этой борьбы было столь явным, что Иакову казалось, что он действительно боролся с живым человеком и, более того, он получил рану в бедро и потом всю жизнь хромал. К рассвету эта борьба была закончена, и Тот, Кто противостоял Иакову, Тот, с Кем он боролся, благословил его. В христианской традиции это место толкуют как борьбу Иакова с Богом. Но, точнее, борьбу за обретение Бога в своем сердце. Вот этот переломный момент в жизни Иакова, когда он из лживого, коварного, честолюбивого человека, переборов себя с помощью Божией, становится совершенно иным, достойным всякого подражания. Господь благословляет его и дает ему новое имя в знак его перемены – Израиль; имя, которое надо понимать двояко – и как «Богоборец», и второе его значение «Бог хранит». А поскольку, как я сегодня уже говорил, для древних имя было символом натуры, то изменение имени означало перемену человека, его характера, его жизни и целей. Для Иакова это был момент подлинного покаяния, ведь покаяние по-гречески «метанойя», и буквально означает «перемена ума». И вспоминая историю Иакова, мы и вспоминаем это изменение сознания человека. Иаков из побеждавшего хитростью, «запинающего», «обходящего» превратился в того, кто все свои силы стал направлять на общение с Богом, на соблюдение Его заповедей, и поэтому Бог хранил его. А его потомки, израильтяне, которые усвоили себе это имя «Израиль», предстают нам со страниц библейской истории и как хранимые Богом, это было тогда, когда они хранили веру в Бога, следовали путям Господним, но, с другой стороны, и как богоборцы. Ведь имя Израиль, напомню, имеет два значения: «Богоборец» и «Бог хранит». И были они богоборцами, когда отступали от Истинного Бога, побивали пророков, а своего апогея это богоборчество достигло тогда, когда они распяли Сына Божия.

Но для нас вся эта история с обращением Иакова полезна и назидательна. Особенно во дни Великого поста, цель которого и есть изменение человека, приближение человека к Богу. И эта история свидетельствует, что путь покаяния ни для кого не заказан. И как бы ни велики были наши прегрешения, как бы ни велико было падение человека, и как бы маловероятным не казалось его обращение, для Бога ничего невозможного нет. И в ответ на наше желание и усилия выйти из-под власти греха Бог дает нам силу, Он дарует нам поток Своей Божественной благодати, воссоздающей и обновляющей нас. Аминь.

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Преподобный Тит чудотворец

(Есть ли теперь чудеса?)

I.

Блаженный и святый отец наш Тит, память коего совершается ныне, с ранняго возраста возлюбил Христа, и ради Его оставя мир, поступил в иноки в Студийский монастырь Царь-града. Всю жизнь провел он в трудах и молитве, отличаясь сильною верою, кротостию, любовию к ближним и милосердием. Господь в воздаяние ему за особенную его веру и благочестие сподобил верного Своего служителя «даром чудотворения». Во время иконоборческой ереси он явил себя твердым и непоколебимым защитником истины, и в мире отошел ко Господу (в IX в.).

II.

В день памяти преподобного отца нашего Тита, коего св. церковь наименовала чудотворцем, приличнее всего обратить ваше благочестивое внимание на «размышление о чудесах, совершающихся в церкви Христовой».

а) Чудеса есть и всегда будут в Христовой церкви. Чудо есть такое событие, которое не может быть совершено никакою силою человеческою, а только силою Божиею: значит, пока не оскудела эта сила Божия, – а когда она оскудеть может? – до тех пор должны быть и чудеса.

Чудеса служат средством к распространению и утверждению веры Христовой; но везде ли распространена, везде ли утверждена вера Христова? Нет, еще целые миллионы не ведают истинного Бога, целые миллионы хоть и ведают истинного Бога, но не знают истинной церкви Его. Значит, чудеса и теперь должны быть, как средство к распространению и утверждению веры Христовой. Но не эта только цель чудес. Зачем, например, Иисус Христос воскресил сына вдовы наинской? Затем, что Он сжалился над бедною вдовою (Лук. 7, 13). Зачем исцелил отрока, о котором мы слышали в евангельской истории? По тем же самым побуждениям. Зачем, по слову Григория, Неокесарийского чудотворца, гора сдвинулась с места своего? Затем, что она мешала ему устроить тут церковь для верующих (Чет.-мин. 17 нояб.). Зачем для праведной Елизаветы гора разверзлась по молитве ея? Затем, чтобы укрыть в своих недрах мать с младенцем Иоанном от преследования кровожадного Ирода (Чет.-мин. 24 июн.). Значит, чудеса бывают не для того только, чтобы распространять и утверждать веру Христову, а совершаются и вообще для блага и спасения людей,совершаются благостию всемогущаго Бога для того, чтобы избавлять людей от разных бед и горестей по мере веры их и молитвы. Значит, пока благость Божия существует, – а когда она перестанет существовать? – пока бедствия людей не прекратятся, – а когда они прекратятся? – пока будет еще оставаться на земле и вера и молитва, – а когда их не будет? – до тех пор должны быть и чудеса на земле.

б) Посмотрите, далее, на наши явленныя и чудотворныя иконы. Не чудо ли это? Зачем стекаются туда целыя тысячи, зачем целыя сотни больных и увечных теснятся вокруг тех мест, которыя ознаменованы чудотворными иконами? Не затем ли, что оттуда струятся токи исцелений для веры и молитвы? Посмотрите на св. нетленныя мощи наших угодников Божиих… ужели это не чудо?

А все наши св. таинства, – например крещение, в котором человек, погружаясь телом в воду, омывается от грехов; таинство причащения, в котором хлеб и вино прелагаются в истинное тело и в истинную кровь Христову; – таинство елеосвящения, в котором человек исцеляется не только от недугов духовных, но не редко и от болезней телесных?.. Ужели и это не чудо?

Но вы хотели бы, кроме этих постоянных чудес, видеть все чудеса, о которых древность нам повествует; хотели бы, например, чтобы больные ваши исцелялись от одного слова какого-нибудь чудотворца; хотели бы, чтоб пред вашими глазами горы двигались, как сказал Спаситель, и как по слову преп. Марка гора действительно сдвинулась с места своего и двигалась дотоле, пока он не остановил ея… И чего бы вы не захотели от чудес? Но искать чудес без нужды – значит искушать Господа, искушать так, как, например, ис-кушал Его диавол, предлагавший Ему превратить камни в хлебы. И если бы мы действительно имели веру, как зерно горушно, как сказал Господь, – Господь, без сомнения, творил бы для нас чудеса, когда была бы в них нужда, творил бы для нашего блага, а не для любопытства, как не переставал Он творить для истинно верующих.

в) Истинно верующие и видят чудеса и пользуются чудесами; а для неверующих или нет чудес, потому что они не достойны их, или если и есть, то они не видят их. Как так, скажете, чудеса есть, а их невидно? – Очень просто: солнце светит для всех, но слепые его не видят. Пересмотрите историю земной жизни И. Христа: тут ли чудес не было? А все ли видели тогда чудеса? Если бы все видели, то, конечно, и не распяли бы Господа славы. А история христианских мучеников?.. Каких и тут не совершалось чудес! А все ли видели эти чудеса! Ах, если бы все видели, то кровь мученическая не проливалась бы так долго! Вспомните, например, Юлиана богоотступника. Решившись опровергнуть пророчество Спасителя о разрушении храма иерусалимскаго, он приказывает возстановить разрушенный храм, и тысячи чад Авраамовых с радостию спешат исполнить его приказание; но бури, громы, землетрясения разбрасывают материалы, а огонь с неба и из под земли опаляет самих тружеников, и опаляет так, что на телах их делает кресты, которых и смыть было нельзя. Не чудо ли тут?.. Но Юлиан и подобные ему не видят тут чуда. Есть, конечно, не мало есть и теперь подобных людей, и где верующие видят чудо, там они только глумятся над ними. Иной, например, с верою помазывает больного елеем от св. иконы, и вера низводит на него благодать Божию; больной выздоравливает и в слезах благодарности изливает душу свою пред Богом, а неверующий смеется над его простотою, почитая исцеление делом естественным.

Вообще, случаев в жизни, где проявляется дивная, всемогущая сила Божия, очень, очень много, и теперь верующий, представив себе все подобные случаи, невольно изумится величию Божию, невольно скажет вместе с св. Давидом: «кто Бог велий, яко Бог наш? Ты еси Бог, творяй чудеса» (Пс. 76, 35).

III.

Боже великий и милосердый! Соделай наше каменное и неверующее сердце, не желающее видеть безчисленных чудес Твоея премудрости и благости, плотяным и верующим, Тебя любящим и признающим Тебя, как Своего Отца, Творца и Промыслителя, неусыпно пекущагося о временном благоденствии и вечном спасении человека, созданного по Твоему образу и по подобию. Аминь.


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-04-15


Источник:

(72)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *