Святитель Григорий Двоеслов, папа Римский

Юрий Рубан

Великий собеседник

12/25 мар­та мы об­ра­ща­ем­ся к па­мя­ти свя­то­го Гри­го­рия I Ве­ли­ко­го, па­пы Рим­ско­го (590–604), од­но­го из са­мых вы­да­ю­щих­ся пред­ста­ви­те­лей за­пад­но­го хри­сти­ан­ства, по­чи­та­е­мых в пра­во­сла­вии.

Он ро­дил­ся око­ло 540 го­да в хри­сти­ан­ской се­мье рим­ско­го се­на­то­ра и в мо­ло­до­сти за­ни­мал долж­ность го­род­ско­го пре­то­ра. От­ка­зав­шись от мир­ской жиз­ни, стал дья­ко­ном ка­фед­раль­но­го со­бо­ра, ос­но­вав позд­нее на соб­ствен­ные сред­ства семь мо­на­ше­ских об­щин. С 579 по 585 го­ды – пап­ский нун­ций в Ви­зан­тии, за­тем аб­бат мо­на­сты­ря, ос­но­ван­но­го в соб­ствен­ном до­ме. Став в 590 го­ду гла­вой Рим­ской Церк­ви, Гри­го­рий вы­ка­зал се­бя энер­гич­ным пра­ви­те­лем не толь­ко в цер­ков­ных, но и в хо­зяй­ствен­ных и по­ли­ти­че­ских де­лах. Он пы­та­ет­ся ру­ко­во­дить де­ла­ми Церк­вей все­го За­па­да, ор­га­ни­зу­ет Ан­глий­скую Цер­ковь (по­слав ту­да мис­си­о­не­ром сво­е­го уче­ни­ка Ав­гу­сти­на), ве­дёт пе­ре­го­во­ры с враж­деб­ны­ми лан­го­бард­ски­ми ко­ро­ля­ми, спа­сая Рим от гра­бе­жа и раз­ру­ше­ния, за­бо­тит­ся о снаб­же­нии его хле­бом, по­се­ща­ет церк­ви Ита­лии и Гал­лии, мно­го пи­шет (со­хра­ни­лось око­ло 900 его пи­сем по раз­ным во­про­сам) и про­по­ве­ду­ет.

«Раб ра­бов Бо­жи­их»

Гри­го­рий Ве­ли­кий ока­зал огром­ное вли­я­ние на раз­ви­тие сред­не­ве­ко­вой ре­ли­ги­оз­но­сти, дал чёт­кое обос­но­ва­ние идее пап­ской вла­сти. Да, Хри­сти­ан­ская Цер­ковь об­ла­да­ет пол­но­той вла­сти, но толь­ко для то­го, чтобы ис­пол­нить свою мис­сию об­ра­ще­ния ми­ра ко Хри­сту, его под­го­тов­ку к неве­до­мой нам «Дев­те­ро­па­русии» (Вто­ро­му при­ше­ствию). Яв­ля­ясь пре­ем­ни­ком апо­сто­ла Пет­ра, он ви­дит глав­ное на­зна­че­ние рим­ско­го епи­ско­па лишь в «слу­же­ньи» и «за­бо­те о всей Церк­ви», под­чёр­ки­вая это сми­рен­ным ти­ту­ло­ва­ни­ем се­бя «servus servorum Dei, раб ра­бов Бо­жи­их» (позд­нее эта фор­му­ли­ров­ка за­кре­пи­лась в ти­ту­ла­ту­ре Рим­ских пап). Упре­кая Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Иоан­на IV Пост­ни­ка за при­ня­тие им «без­бож­но­го и гор­до­го» ти­ту­ла «Все­лен­ский» («Ой­ку­ме­ни­че­ский», «Эку­ме­ни­че­ский»), Гри­го­рий ука­зы­ва­ет, что это уни­жа­ет честь дру­гих епи­ско­пов и ста­вит в опас­ное по­ло­же­ние всю Цер­ковь: впа­де­ние в ересь «все­лен­ско­го» епи­ско­па озна­ча­ло бы па­де­ние всей Церк­ви. (Кон­стан­ти­но­поль­ские пат­ри­ар­хи – ре­аль­но «Стам­буль­ские ар­хи­ереи» – но­сят этот гор­де­ли­вый ар­ха­и­че­ский ти­тул до се­го дня.)

Ос­нов­ные со­чи­не­ния Гри­го­рия Ве­ли­ко­го по­свя­ще­ны тол­ко­ва­нию Биб­лии, но наи­боль­шую из­вест­ность при­об­ре­ли «Диа­ло­ги о жиз­ни и чу­де­сах свя­тых от­цов ита­лий­ских и о бес­смер­тии ду­ши» (от­сю­да, со­глас­но опре­де­ле­нию сла­вян­ской Ми­неи, его ти­тул «Беседов­ник»: «крас­ных ра­ди его бе­сед»); а так­же «Пас­тыр­ский устав», ру­ко­вод­ство и на­став­ле­ния для свя­щен­ни­ков, ещё при жиз­ни ав­то­ра пе­ре­ве­ден­ное на гре­че­ский язык. В IV-й кни­ге «Диа­ло­гов», по­свя­щен­ной рас­смот­ре­нию по­смерт­ной судь­бы ду­ши, впер­вые в сред­не­ве­ко­вой ли­те­ра­ту­ре ис­поль­зу­ют­ся «видения» (visions), позд­нее став­шие рас­про­стра­нён­ным жан­ром, и фор­му­ли­ру­ет­ся уче­ние об «очи­сти­тель­ном огне», из ко­то­ро­го раз­ви­ва­ет­ся дог­мат о Чи­сти­ли­ще. Не име­ю­щая стро­го­го на­уч­но­го под­твер­жде­ния тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ет па­пе Гри­го­рию со­став­ле­ние несколь­ких гим­нов и уста­нов­ле­ние твёр­до­го по­ряд­ка бо­го­слу­же­ния: «Са­кра­мен­та­рий» (текст Мес­сы) и «Ан­ти­фо­на­рий» (текст хо­ро­вых пес­но­пе­ний; при­чём, имя Гри­го­рия за­кре­пи­лось в из­вест­ном тер­мине «гри­го­ри­ан­ское пе­ние»), а так­же ав­тор­ство Ли­тур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров, со­вер­ша­е­мой пра­во­слав­ны­ми во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста.

«Со­бе­сед­ник» или «Двое­слов»?

Со­чи­не­ние свт. Гри­го­рия Ве­ли­ко­го «Диа­ло­ги…» (пе­ре­во­де «Бе­се­ды…», или «Со­бе­се­до­ва­ния…») – снис­ка­ло ему по­чет­ный ти­тул «Со­бе­сед­ник». За­кре­пив­ше­е­ся за ним в сла­вян­ской бо­го­слу­жеб­ной тра­ди­ции про­зва­ние «Двое­слов» свя­за­но с оши­боч­ным пе­ре­во­дом гре­че­ско­го на­зва­ния ан­тич­но­го ли­те­ра­тур­но­го жан­ра, во­шед­ше­го в ла­тин­ский и дру­гие язы­ки, – διάλογος, dialogus, диа­лог – «раз­го­вор», бе­се­да» (не обя­за­тель­но двух!), «об­мен сло­ва­ми». Сла­вян­ский пе­ре­вод­чик, яв­но имев­ший де­ло с гре­че­ским тек­стом, спу­тал при­став­ку διά-, диа— (в зна­че­нии сквоз­но­го дви­же­ниявза­им­но­сти, то есть об­ме­на мне­ни­я­ми) с име­нем ко­ли­че­ствен­ным чис­ли­тель­ным δύο, дюо- (лат. duo) – «два», тем бо­лее, что в позд­не­гре­че­ском язы­ке бук­ва υ («юп­си­лон») пе­ре­да­ва­ла звук «и». Зна­ме­на­тель­но, что бо­лее све­ду­щий в гре­че­ском язы­ке со­ста­ви­тель сла­вян­ской Ми­неи пе­ре­вёл пра­виль­но: «Беседов­ник»! Хо­те­лось бы на­де­ять­ся на ско­рое воз­вра­ще­ние вер­но­го пе­ре­во­да его про­зва­ния, тем бо­лее, что тра­ди­ци­он­ный тер­мин при­об­рёл в рус­ском язы­ке нега­тив­ную кон­но­та­цию (тут же вспо­ми­на­ют­ся ве­стер­ны, где гор­дые ин­дей­ские во­жди упре­ка­ют блед­но­ли­цых в «двое­сло­вии»!).

Свящ. Николай Солодов

Григорий Двоеслов: православный папа Римский

25 мар­та па­мять свт. Гри­го­рия Двое­сло­ва, па­пы Рим­ско­го (604). С его име­нем свя­зан гри­го­ри­ан­ский хо­рал и ли­тур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров. Он де­лил тра­пе­зу с ни­щи­ми, его кни­га­ми за­чи­ты­ва­лись па­риж­ские уче­ные-схо­ла­сты и мос­ков­ские ино­ки-про­сте­цы. Ве­ли­кий свя­той, по­чи­та­е­мый и на За­па­де, и на Во­сто­ке. Что мы зна­ем о нем?

Па­мять свя­ти­те­ля Гри­го­рия на­столь­ко проч­но свя­за­на с Ве­ли­ким по­стом, что да­же имя это­го свя­то­го сра­зу же вос­кре­ша­ет в па­мя­ти свет­лую пе­чаль по­сто­вых бо­го­слу­же­ний: раз­ме­рен­ное чте­ние псал­мов, неза­тей­ли­вые на­пе­вы по­ка­ян­ных тро­па­рей, по­лу­мрак мар­тов­ско­го утра, чи­стая лег­кость ду­ши… И уже в са­мом кон­це, бла­го­слов­ляя на­род, свя­щен­ник сре­ди дру­гих свя­тых, мо­лит­ва­ми ко­то­рых мы на­де­ем­ся спа­стись, на­зы­ва­ет Гри­го­рия Двое­сло­ва, па­пу Рим­ско­го.

Пре­да­ние на­зы­ва­ет его со­ста­ви­те­лем чи­на ли­тур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров, осо­бой ли­тур­гии, ко­то­рая слу­жит­ся толь­ко Ве­ли­ким по­стом. Чтобы по­нять, для че­го по­на­до­би­лось устра­и­вать спе­ци­аль­ную «пост­ную» ли­тур­гию, на­до вспом­нить од­ну про­стую, но под­за­бы­тую ис­ти­ну: ли­тур­гия — это все­гда празд­ник. Бо­лее то­го, это все­гда тра­пе­за, уго­ще­ние. С са­мо­го на­ча­ла хри­сти­ане, еще не имев­шие то­гда сво­их хра­мов, со­би­ра­лись на част­ных квар­ти­рах, «пре­лом­ляя хлеб, при­ни­ма­ли пи­щу в ве­се­лии и про­сто­те серд­ца». Вот по­че­му по­стом обыч­ная ли­тур­гия слу­жит­ся толь­ко в вос­кре­се­нье и суб­бо­ту — дни, ко­гда по­стить­ся не по­ла­га­ет­ся. Но во­все ли­шить ве­ру­ю­щих воз­мож­но­сти при­ча­щать­ся в буд­ни Цер­ковь не мог­ла, по­это­му и ста­ли слу­жить ли­тур­гию пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров — Да­ры на ней не освя­ща­ют­ся, они освя­ща­ют­ся преж­де, обыч­но в преды­ду­щее вос­кре­се­нье. На­род при­ча­ща­ет­ся, но пол­но­го тор­же­ствен­но­го чи­на не бы­ва­ет.

Со­глас­но совре­мен­ным на­уч­ным дан­ным, Гри­го­рий Двое­слов все же не был ав­то­ром чи­но­по­сле­до­ва­ния ли­тур­гии, как не был он и со­зда­те­лем гри­го­ри­ан­ских хо­ра­лов, древ­них пес­но­пе­ний Ла­тин­ской Церк­ви, ана­ло­гич­ных рус­ско­му «зна­мен­но­му пе­нию». Но нет ды­ма без ог­ня: на­хо­дясь на пап­ском пре­сто­ле, свя­той Гри­го­рий дей­стви­тель­но со­став­лял бо­го­слу­жеб­ные гим­ны, упо­ря­до­чи­вал цер­ков­ные служ­бы, ре­фор­ми­ро­вал кли­рос­ное пе­ние. По­это­му на­зва­ние ли­тур­ги­че­ских па­мят­ни­ков в его честь вполне оправ­да­но, хо­тя и не мо­жет по­ни­мать­ся в смыс­ле «ав­тор­ских прав».

В ла­тин­ской тра­ди­ции свя­ти­те­ля Гри­го­рия на­зы­ва­ют Гри­го­ри­ем Ве­ли­ким. Его роль в ис­то­рии За­пад­ной Церк­ви и прав­да слож­но пре­уве­ли­чить. Рим­ским па­пой он стал в труд­ное вре­мя, в кон­це VI ве­ка: по­след­ние об­лом­ки Рим­ской им­пе­рии раз­ру­ша­ют­ся под на­тис­ком вар­вар­ских на­ше­ствий, ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор ак­тив­но вме­ши­ва­ет­ся в за­пад­ную по­ли­ти­ку, но боль­шо­го вли­я­ния ока­зать не мо­жет; вой­ны, ра­зо­ре­ния, эпи­де­мии — то са­мое мрач­ное сред­не­ве­ко­вье, о ко­то­ром так лю­би­ли го­во­рить гу­ма­ни­сты. «Го­ро­да опу­сто­ше­ны, кре­по­сти раз­ру­ше­ны, церк­ви по­жже­ны, мо­на­сты­ри муж­ские и жен­ские ра­зо­ре­ны, се­ле­ния по­ки­ну­ты на­ро­дом, по­ля оста­лись невоз­де­лан­ны­ми, зем­ля пре­вра­ти­лась в пу­сты­ню, не оста­лось на ней ни од­но­го жи­те­ля, ди­кие зве­ри ста­ли оби­тать там, где преж­де жи­ло мно­же­ство на­ро­да. Не знаю, что де­ла­ет­ся в дру­гих ча­стях све­та, — пи­шет Гри­го­рий, — но на сей зем­ле, где мы жи­вем, кон­чи­на ми­ра не толь­ко близ­ка, но уже и на­сту­пи­ла».

Во­круг все ру­ши­лось, а свя­ти­тель Гри­го­рий со­зи­дал, при­чем ре­зуль­та­ты его тру­дов пе­ре­жи­ли ве­ка: он ос­но­вы­вал мо­на­сты­ри и укреп­лял ас­ке­ти­че­скую дис­ци­пли­ну, упо­ря­до­чи­вал ка­но­ни­че­ское устрой­ство Церк­ви, бо­го­слу­же­ние и эко­но­ми­ку цер­ков­но­го рим­ско­го го­су­дар­ства; имен­но он по­слал груп­пу мис­си­о­не­ров во гла­ве с Ав­гу­сти­ном (бу­ду­щим Кен­тер­бе­рий­ским) в Ан­глию, по­ло­жив ос­но­ва­ние ор­га­ни­за­ции Ан­глий­ской Церк­ви. Но слу­же­ние его про­сти­ра­лось и на су­гу­бо свет­ские об­ла­сти.

До на­ча­ла сво­е­го цер­ков­но­го слу­же­ния Гри­го­рий по­лу­чил очень хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние и уже за­ни­мал неко­то­рое вре­мя выс­шие долж­но­сти в го­род­ской адми­ни­стра­ции, по­том пред­став­лял ин­те­ре­сы За­пад­ной Церк­ви в Кон­стан­ти­но­по­ле. Этот опыт ока­зал­ся очень вос­тре­бо­ван­ным, ко­гда в 590 го­ду Гри­го­рий был из­бран па­пой: пе­ре­го­во­ры с им­пе­ра­то­ром и лан­го­бард­ски­ми вла­сти­те­ля­ми, за­клю­че­ние пе­ре­ми­рий и вы­пла­та кон­три­бу­ций — все это вхо­ди­ло в круг обя­зан­но­стей рим­ско­го пер­во­свя­щен­ни­ка.

В пра­во­слав­ной тра­ди­ции свя­ти­тель Гри­го­рий из­ве­стен под име­нем Двое­сло­ва. Этим под­чер­ки­ва­ет­ся дру­гая сто­ро­на лич­но­сти свя­то­го: необыч­ное про­зви­ще про­ис­хо­дит от на­зва­ния по­пуляр­ней­ше­го про­из­ве­де­ния Гри­го­рия — «Со­бе­се­до­ва­ний о жиз­ни ита­лий­ских от­цов». Со­бе­се­до­ва­ние — в ори­ги­на­ле dialogus , диа­лог, в бук­валь­ном пе­ре­ло­же­нии на рус­ский — двое­слов. В Сред­ние ве­ка эта кни­га бы­ла «бест­сел­ле­ром», в VIII ве­ке ее пе­ре­ве­ли на гре­че­ский, а в IX ве­ке — на сла­вян­ский (на­пом­ним, год кре­ще­ния Ру­си — 988!).

По су­ти это па­те­рик, сбор­ник рас­ска­зов о жиз­ни ита­льян­ских по­движ­ни­ков VI ве­ка, ко­то­рые Гри­го­рий рас­ска­зы­вал сво­е­му ду­хов­но­му сы­ну. Осо­бен­но при­вле­ка­ли чи­та­те­лей опи­са­ния сверхъ­есте­ствен­ных со­бы­тий, ко­то­ры­ми изоби­лу­ет по­вест­во­ва­ние: чу­дес­ное при­умно­же­ние ви­на, из­гна­ние бе­сов, неожи­дан­ное на­ка­за­ние греш­ни­ков, рас­суж­де­ния о по­смерт­ной уча­сти и об устрой­стве за­гроб­но­го ми­ра. Кста­ти, за­пад­ное уче­ние о жиз­ни по­сле смер­ти во мно­гом скла­ды­ва­лось под вли­я­ни­ем диа­ло­гов па­пы Гри­го­рия и диа­ко­на Пет­ра, ко­то­рые они ве­дут на стра­ни­цах «Со­бе­се­до­ва­ний». Схо­ла­сти­че­ская кон­цеп­ция чи­сти­ли­ща — ме­ста, где ду­ши умер­ших очи­ща­ют­ся от гре­хов вре­мен­ны­ми стра­да­ни­я­ми, по­лу­чив­ше­го ра­цио­наль­ную раз­ра­бот­ку в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье, так, что бы­ло точ­но уста­нов­ле­но, кто пой­дет в ка­кой от­сек чи­сти­ли­ща, за ка­кой грех и на ка­кой срок, — бы­ла лишь до­ве­ден­ной до край­но­сти и про­ду­ман­ной в мель­чай­ших по­дроб­но­стях си­сте­мой Гри­го­рия Ве­ли­ко­го. Зна­чит ли это, что свя­ти­тель Гри­го­рий был непра­во­слав­ным? Во­все нет, бо­го­сло­вие лю­бо­го свя­то­го свое­об­раз­но, име­ет осо­бые ха­рак­тер­ные чер­ты. А вот непро­пор­цио­наль­ное пре­уве­ли­че­ние зна­че­ния этих черт, до­ве­де­ние их до край­но­сти ве­дет к укло­не­нию от пра­вой ве­ры.

Рас­ска­зы о чу­дес­ных со­бы­ти­ях за­ни­ма­ют зна­чи­тель­ное ме­сто в «Диа­ло­гах», впро­чем, чу­де­са — лишь сви­де­тель­ства, и для на­зи­да­ния диа­ко­на Пет­ра, а с ним и мно­же­ства чи­та­те­лей, ко­то­рые вни­ма­ют свя­то­му Гри­го­рию уже на про­тя­же­нии по­чти по­лу­то­ра ты­сяч лет, в «Со­бе­се­до­ва­ни­ях» все­гда под­чер­ки­ва­ет­ся внут­рен­няя сто­ро­на по­дви­га пра­вед­ни­ков: мо­лит­вы, тру­ды и сми­ре­ние.

По мо­лит­вам свя­то­го Кон­стан­ти­на По­но­ма­ря, во­да в лам­па­дах ста­ла го­реть, как мас­ло, но Гри­го­рий при­во­дит и дру­гой слу­чай из жиз­ни Кон­стан­ти­на. Один по­се­ля­нин при­шел по­смот­реть на свя­то­го, ко­то­рый был очень мал ро­стом, «худ и ли­цом весь­ма невзра­чен». «Я ду­мал ви­деть важ­но­го че­ло­ве­ка, а этот и на че­ло­ве­ка-то непо­хож». Лишь толь­ко услы­шал эти сло­ва св. Кон­стан­тин, тот­час оста­вил лам­па­ды, ко­то­рые оправ­лял, быст­ро и с ра­дост­ным ви­дом по­до­шел к по­се­ля­ни­ну, за­клю­чил его в свои объ­я­тия и от пол­но­ты серд­ца бла­го­да­рил, что по­се­ля­нин сде­лал о нем та­кой от­зыв: «Один ты, — го­во­рил свя­той, — сде­лал обо мне спра­вед­ли­вый от­зыв!» «Те­перь я ви­жу, что как ни ве­лик был этот свя­той по сво­им чу­де­сам, но еще бо­лее ве­лик по сво­е­му сми­ре­нию», — так за­кан­чи­ва­ет­ся рас­сказ о необыч­ном по­но­ма­ре.

Нра­во­уче­ния Двое­сло­ва ни­как не за­ву­а­ли­ро­ва­ны, все прак­ти­че­ские вы­во­ды и ре­ко­мен­да­ции при­во­дят­ся без ма­лей­шей мас­ки­ров­ки. Но ес­ли для лю­бой совре­мен­ной кни­ги та­кой мо­ра­лизм был бы дур­ным то­ном и вос­при­ни­мал­ся бы как неува­же­ние к чи­та­те­лю, то для безыс­кус­но­го и пря­мо­ли­ней­но­го сти­ля древ­не­го пра­вед­ни­ка по­уче­ния зву­чат очень есте­ствен­но и к ме­сту.

Имен­но та­ким — стро­гим, чест­ным и по­сле­до­ва­тель­ным — уче­ни­ком Хри­ста остал­ся па­па Гри­го­рий в па­мя­ти по­том­ков. В жи­тии Гри­го­рия, со­став­лен­ном Си­мео­ном Ме­та­фра­с­том, опи­сы­ва­ет­ся все­го один слу­чай, ко­гда Гри­го­рий, не имея боль­ше ни­че­го для по­жерт­во­ва­ния на­зой­ли­во­му ни­ще­му, при­ка­зал от­дать ему се­реб­ря­ное блю­до, на ко­то­ром ему при­нес­ли ово­щи. По­сле, ко­гда по тра­ди­ции рим­ских пер­во­свя­щен­ни­ков он де­лил тра­пе­зу с две­на­дца­тью ни­щи­ми, ока­за­лось, что ни­щих за сто­лом не две­на­дцать, а три­на­дцать — ан­гел Гос­по­день по­се­тил дом Гри­го­рия, по­ве­дав на про­ща­ние, что имен­но ему по­жерт­во­вал тот се­реб­ря­ное блю­до. О несчаст­ных и страж­ду­щих свя­ти­тель Гри­го­рий за­бо­тил­ся тща­тель­но и пла­но­мер­но — не толь­ко лич­но при­ни­мая ни­щих в сво­ем до­ме, но и на­прав­ляя на со­дер­жа­ние бед­ных весь до­ход от цер­ков­ных вла­де­ний.

Осо­бое зна­че­ние име­ют сви­де­тель­ства па­пы Гри­го­рия о жиз­ни Бе­не­дик­та Нур­сий­ско­го, ко­то­ро­му по­свя­ще­на вто­рая часть Со­бе­се­до­ва­ний. Свя­ти­тель Гри­го­рий жил лишь несколь­ки­ми де­ся­ти­ле­ти­я­ми поз­же, и его рас­ска­зы о ро­до­на­чаль­ни­ке за­пад­но­го мо­на­ше­ства име­ют боль­шую цен­ность. Пер­вый в ис­то­рии Церк­ви па­па из мо­на­хов, Гри­го­рий да­же на вы­со­те вла­сти не пе­ре­ста­вал быть ас­ке­том и по­движ­ни­ком, тя­го­тясь су­е­той: «Ду­ша моя скор­бит от­то­го, что непри­ят­но­сти ле­жа­щих на мне дел вы­зы­ва­ют в ней вос­по­ми­на­ния о преж­ней мо­ей мо­на­стыр­ской жиз­ни; о той жиз­ни, ко­гда она уме­ла управ­лять­ся со все­ми слу­чай­но­стя­ми, воз­вы­шать­ся над всем ско­ро­пре­хо­дя­щим, по­то­му что мысль ее бы­ла по­сто­ян­но устрем­ле­на к небес­но­му».

Так пи­сал ве­ли­чай­ший свя­той За­пад­ной Церк­ви, мо­нах и ар­хи­пас­тырь, на­став­ляв­ший вер­ных и за­бо­тив­ший­ся о ни­щих. Каж­дый год 25 мар­та празд­ну­ет­ся его па­мять, имя его зву­чит на всех ли­тур­ги­ях пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров, к уте­ше­нию и ра­до­сти всех зна­ко­мых с его на­сле­ди­ем.

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Святитель Григорий Двоеслов, папа Римский

(При каких условиях милостыня не бывает угодна Богу?)

I.

Святитель Григорий Двоеслов, папа Римский, память коего совершается ныне, происходивший из знатного и благочестивого римского семейства, рано оставил мирскую жизнь и знатную должность губернатора и вступил в основанный им монастырь св. Андрея Первозваннаго. Раздав все имение на бедных и на монастыри, св. Григорий проводил жизнь в крайней нищете, и подвизался в воздержании и молитве. Избранный в епископы Рима, он долго отказывался от епископского сана и скрывался в потаенных местах. Когда убежище его было открыто, он покорился избранию и принял сан святителя римскаго. Полный смирения и пламенной любви к Богу и ближнему, Григорий тяготился высоким саном, но ревностно исполнял возложенныя на него обязанности: употреблял все свои доходы на помощь бедным, твердым словом пастыря усмирял врагов, нападавших на Италию, посылал проповедников Христовой веры в отдаленныя страны, напр. Августина послал в Англию, писал толкования на свящ. Писание, в беседах излагал жизнь и чудеса италийских святых; за эти беседы он прозван собеседником, Диалогом или Двоесловом. Ему принадлежит изложение на письме чина литургии Преждеосвященной, которая доселе совершалась по устному преданию.

О его милосердии передается следующий рассказ: подвизаясь в обители св. Андрея, св. Григорий отдал шесть золотых монет одному человеку, который, спустя некоторое время, подвергшись страшной буре на море, лишился всего своего богатства и снова пришел к Григорию просить помощи. Григорий, не имея с собою денег, отдал ему серебряное блюдо. Впоследствии, уже занимая папский престол, св. Григорий велел однажды приготовить у себя обед для двенадцати бедных странников. Но во время трапезы он, к крайнему своему удивлению, заметил, что за столом сидят не двенадцать а тринадцать человек. После обеда св. Григорий, отпустив всех, подошел к тому, которого он прежде видел, чтобы спросить его имя. Оказалось, что это был ангел хранитель его, который, некогда явившись ему в образе нищаго, испытывал его милосердие и, с тех пор, находился при нем неотлучно, охраняя его жизнь. Св. Григорий пал на колени и благодарил Бога.

II.

Св. Григорий Двоеслов подает нам, братие, урок быть милосердыми к нашим ближним.

Нужды наших ближних бывают двоякого рода: телесныя и духовныя.Кто по чувству сострадания, помогает ближним в их нуждах, тем делает дела милосердия, и именно: телесныя, ежели дела милосердия относятся к телу ближняго, или духовныя, ежели дела милосердия относятся к душе ближняго.

Главнейшия из телесных дел милосердия исчислил Сам Иисус Христос, когда сказал; взалкахся, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: странен бех, и введосте Мене: наг, и одеясте Мя: болен и посетисте Мене: в темнице бех, и приидосте ко Мне (Мф. 25, 35–36).

Но когда вразумляем погрешающаго, научаем неведущаго, особливо в нужном для спасения души, даем добрый совет сомневающемуся, утешаем скорбящаго, отчаявающагося, и т. п., тогда делаем дела милосердия духовныя. И те и другия дела милосердия составляют для нас весьма важную обязанность.

Помогать ближним в их нуждах составляет весьма важную нашу обязанность. Господь говорит: будите милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть (Лук. 6, 36). Будите вси милостиви, братолюбцы, милосердни, благоутробни, говорит апостол Петр (1Петр. 3, 8). Страннолюбия не забывайте, поминайте юзники, аки с ними связани; – благотворения и общения не забывайте, говорит апостол Павел (Евр. XIII, 1, 2, 16).

Чтоб мы с большим усердием, с большею любовию помогали ближним в их нуждах, Господь побуждает нас к сему так сильно, что большее побуждение для нас, существ свободных, невозможно. Именно, Господь объявил, что пособия, оказываемыя нами нуждающимся братиям, Он признает за оказанныя Ему Самому, а также наш отказ в помощи нашим ближним Он признает за отказ, сделанный Ему Самому, а потому таковым Он скажет: понеже не сотвористе единому сих меньших, ни Мне сотвористе. Идите от Мене проклятии во огнь вечный. (Мф. 25, 41, 45).

Впрочем не всякая, оказываемая нуждающимся ближним, помощь богоугодна. Чтобы оказываемая ближним помощь была богоугодна, она непременно должна быть делаема из любви к Богу и к ближнему. Ибо собственно только две заповеди, как сказал Господь: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим и пр. и: возлюбиши ближняго своего, яко сам себе (Марк. 12, 30, 31), так что в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят (Матф. 22, 40).

а) Кто подает бедному милостыню для того, чтобы прослыть щедрым, чтобы его хвалили и уважали, – того милостыня не достойна своего имени,и у Господа Бога не значит ничего, потому что такой благотворитель благотворит не из любви к Богу и ближнему, а из славолюбия и честолюбия. Он уже здесь получает свою награду, и посему лишается небесной.

б) Кто прилежно ходит за каким-либо больным для того, чтобы по его духовной получить наследство, – того хождение за больным, как основанное не на любви, не достойно имени христ. помощи, и у Господа Бога не имеет никакой заслуги.

в) Кто помогает бедному с тем, чтоб расположить его к какой-либо взаимной услуге, особенно к исполнению какого-либо своего преступного желания, намерения, предприятия, – того дело отнюдь не есть дело любви к ближнему, а любви только к себе самому, и не только не достойно награды у Бога, но и, ежели не загладится покаянием, будет от Бога наказано.

г) Кто подает нуждающемуся рубль, чтобы в настоящей же жизни получить от Господа Бога тысячу, или какие-либо важныя земныя выгоды, – того милостыня не достойна своего имени, и не значит у Господа Бога ничего. Ибо кто так помогает нуждающемуся, тот помогает не из любви к Богу и ближнему, а из корыстолюбия: тому нечего ждать от Господа Бога.

д) Кто доставляет нуждающемуся какую-нибудь вещественную помощь, и то, что доставляет, берет без дозволения, тайно, у других, например: когда дети берут у своих родителей, слуги – у господ, подчиненные – у начальника, – то такая помощь не есть милостыня, а кража, и следовательно не добродетель, а грех, хотя многие, к сожалению, этого не понимают.

е) Кто кражею или каким-либо иным неправедным образом присвоил себе более или менее значительное чужое имущество, и думает, что, ежели он из того имущества подаст нечто нуждающимся, то избавится от обязанности возвратить чужое имущество, кому оно принадлежит, – тот делает не милостыню, а грех. Самая первая обязанность таковых людей состоит в том, чтобы с избытком возвратить неправедно приобретенное чужое имущество своему владельцу. Мытарь Закхей, правильно чувствовавший обязанность касательно владеемаго им чужого имущества, при своем раскаянии, сказал Господу: се пол имения моего даю нищим, и Аще кого чим обидех, возвращу четверицею.

ж) Кто оказывает нуждающемуся помощь, тот не должен оказывать ее только из приличия, неохотно, с прискорбием, или еще с досадою, дабы, например, только отвязаться от неотступного просителя. Кто так оказывает помощь, того помощь очевидно, не есть дело христ. любви к ближнему; и без сомнения неприятна, Богу потому что доброхотна дателя любит Бог (2Кор. 9, 7).

III.

Итак, все оказывайте помощь нуждающимся, какую кто может; но оказывайте, как должно; оказывайте; не ища людской славы, собственных выгод, или чего-либо подобнаго; оказывайте охотно, оказывайте из любви к Богу и ближнему. Всякий старайся сеять о благословении (обильно), чтобы о благословении (обильно) пожать в жизни будущей (2Кор. 9, 6). Души, которым Господь на страшном суде скажет: приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира, (Мф. 25, 34), на веки будут упоены невыразимым блаженством. Аминь.


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-03-25

(71)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *