Суббота седмицы 38-й по Пятидесятнице (проповеди)

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О необходимости вопиять к Богу день и ночь

Лк.18:2-8.

Господь Иисус Христос сказал, «что должно всегда молиться и не унывать», и что Бог непременно «защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защитить их». А в подтверждение – рассказал притчу, как некая вдова упорно просила бессовестного судию защитить ее. И так она ему надоела, что он сделал-таки по ее просьбе. А уж что тогда говорить о Боге, о нашем любящем Отце!

Однако же обратим внимание, что, согласно этой притче, на прямую помощь Бога может рассчитывать только тот, кто уже исчерпал все данные Богом возможности, и – взывает «к Нему день и ночь»! А иной, отвергая всех врачей, просит, чтобы Бог Сам исцелил его. Иной просит, чтобы Бог дал все необходимое для жизни, вместо того, чтобы самому трудиться. Иной – просит освобождения от гнета врагов, вместо того, чтобы отважно, не щадя себя, встать грудью против них, или – смиренно просить мира, просить пощады, поступившись для этого своей гордостью или частью своего состояния.

Бывали в истории такие случаи. Маленькая страна гордо отвергает требование сильного соседа, пусть ущемляющее национальное самолюбие, но вполне справедливое. И что же? В результате начинается мировая война, конечно, с верой, что «с нами Бог»! А в результате – погибли миллионы, рухнула великая империя, заступившаяся за гордого союзника, и в этой бывшей империи воцарился такой режим, от которого погибли еще десятки миллионов людей.

А вот – другой пример, из наших дней. Во время межнациональной войны одна группировка была окружена, и ей грозило полное уничтожение. И тогда ее предводитель пришел в стан врагов и смиренно, и даже униженно, на коленях, стал просить пощады для своих людей. И – спас свой народ, и врагов удержал от кровопролития. К сожалению, такие случаи только мелькают, а не ставятся перед властителями, в качестве примера, как надо служить своему народу, как добиваться его блага: не ценой чужой крови, а ценой победы над собой, над своей гордыней.

А вот – замечательный пример из нашей истории. Святой Димитрий Донской пришел к преподобному Сергию просить благословения на войну с идущим на Русь татарским ханом. Преподобный же сначала сказал: «Ты, князь, данник хана, ты обещал ему верность. Что ему надо? Может быть, золота? – Дай. Может быть, чести? – Так пойди, поклонись». Князь ответил: «Я пробовал и то, и другое». « Ну, если ты уже ничего не можешь сделать для сохранения мира и душ своих подданных, то – иди. Бог поможет тебе, и ты победишь». И – помним, как потом день и ночь стоял преподобный на молитве, испрашивая победу!

Все наши жизненные трудности не случайны. Нам необходимо упражняться в терпении, смирении и верности Богу. Это важнее побед, здоровья и преуспеяния в жизни. «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас». Но если даже «мы неверны», если все время пытаемся отклонить крест, сойти с него, обойти тесный путь, и, вопреки Его предостережению пойти широким путем, то все равно «Он пребывает верен». Он снова будет пытаться спасти нас, сужая путь жизни и побуждая снова взойти на крест. «Ибо Себя отречься не может».

Проповедь протоиерея Валериана Кречетова

О неотступности в молитве

Лк.18:2-8.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня вы слышали Евангелие, в котором Господь говорит притчу о некоем человеке – судие неправды, которого некая вдовица просила защитить ее. Судья тот, как сказано, жил, «Бога не бояся и человек не срамляяся» (Лк.18:2), то есть, иными словами, ничто не могло его заставить защищать ее. Но за неотступность вдовицы он исполнил ее прошение.

Рече же Господь: «Слышите, что судия неправды глаголет? Бог же не имать ли сотворити отмщение избранных Своих, вопиющих к Нему день и нощь, и долготерпя о них? Глаголю вам, яко сотворит отмщение их вскоре» (Лк.18:6-8).

Притча эта говорит о том, что от нас требуется неотступность прошения.

Но нужно помнить, что неотступность эта как бы проходит некое испытание. Это звучит так легко: долго она утруждала судью, на наш внешний взгляд. Но за этими словами стоит очень многое. И когда сам начинаешь просить, тогда понимаешь, что неотступность – это подвиг. Просто при внешнем взгляде мы внутреннюю сторону этих глубоких евангельских слов не чувствуем, не постигаем.

Как-то в беседе со старцем отцом Сергием, который служил у нас, я сказал:

– Батюшка, вот какой был Павел Послушливый, ученик Антония Великого… Антоний Великий велел ему воткнуть сухую палку в песок в египетской пустыне, дал ему кружку и сказал: «Вот, поливай ее». А нужно было за водой ходить далеко: с утра идешь, а к вечеру возвращаешься. И с кружкой (а сколько там в кружке принесешь воды-то?) он ходил и поливал эту палку два года. После этого она в песке проросла, зацвела и дала плоды. И Антоний Великий приходящим говорил: «Вот плоды послушания».

Так выглядит с внешней стороны это событие. И я, с детства зная эту историю из «Жития святых», никогда даже не задумывался над ней. А вот когда вспомнил о ней в разговоре с отцом Сергием, он сказал:

– Да, палку-то поливал. А внутри-то какая буря была!

И я понял, что за всеми внешними действиями, прежде всего, стоит внутреннее состояние, внутреннее содержание.

И вот, вдовица неотступно просила. Это не просто – неотступно просить. Что же происходит в это время внутри тебя, и внутри тех, кто тебя окружает, и внутри того, за кого ты просишь? Мысли начинают тебе досаждать: «Ну, что ты? Это пустое дело! Зачем ты этим занимаешься?» Да еще помыслы ропота, раздражения враг посылает.

Когда-то блаженная Моника просила за своего сына, будущего блаженного Августина. Пришла она к святителю Амвросию Медиоланскому и говорит:

– Сын мой идет не тем путем.

– Молись, – говорит ей святитель.

Она стала молиться.

Молится. Приходит опять и говорит:

– А он все хуже становится.

Что же в душе у нее творилось во время ее неотступных молитв? А сын – все хуже и хуже… Она молилась так двадцать лет. Она ослепла от слез.

Тогда она пришла снова к святителю и говорит:

– Вот, я все-таки молюсь.

Святитель сказал:

– Не может быть, чтобы дитя стольких молитв погибло.

И ее сын обратился потом к Богу и стал одним из отцов Церкви.

Вот – как бы исполнение сегодняшней притчи.

Вдовица просит защитить ее от соперника ее. Кто этот «соперник»?

Это тот, от кого и мы просим Бога себя освободить, о ком Господь сказал нам в Своей молитве: «и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого» (Мф.6:13). Тот, который старается все время навредить всему доброму, тот, который на нас нападает, и на детей наших, и на близких наших. Одним словом, тот, который пытается соперничать с Богом.

Соперник этот все время, как говорится, работает. День и ночь! Как он сам признался преподобному Макарию Великому: «Ты мало ешь – я совсем ничего не ем. Ты мало спишь – я совсем не сплю». Эта борьба идет постоянно. За словами, которые мы слышали сегодня в Евангелии: вопиющих день и ночь, – стоит очень много. Стоит вся наша жизнь, со всеми мыслями, обстоятельствами, со всеми «советчиками».

Вот человек молится. За кого-то просит, ходатайствует перед Богом, заказывает сорокоуст, подает милостыню… Особенно, когда за близких, родных. А враг сначала начинает нападать на него внутри: «Что ты? Зря все это, безполезно».

Потом начинает нападать на того, за кого молятся. Тот начинает озлобляться, раздражаться. Потом, если и тут врагу не удается помешать, он начинает действовать через разных советчиков, которые говорят: «Да что ты возишься? Да брось ты! Нечего вообще этим заниматься! Да ты лучше сделай вот так…»

«Друзи да будут тебе мнози», – сказано в Библии, – «а советник – один из тысячи». – «Все возвести могущему понести», то есть советоваться можно только с тем, кто может понести это.

Потому, когда мы о чем-то просим, нужно помнить, что это непростое дело. И чтобы истинно устоять в этом неотступном прошении, нужно иметь твердую веру. Неотступную веру.

Такие примеры есть в Евангелии. Помните, слепой просил: «Иисусе Сыне Давидов, помилуй мя». Замечательный это пример! «И предыдущий прещаху ему, да умолчит» (Лк.18:38-39). Вот это и есть тот самый бес, который устами советчиков говорил: «Да что ты? Да замолчи! Зря ты! Безполезно. Зачем? К чему?»

Нет! Если Господь положил тебе на сердце за кого-то просить, особенно если это близкие люди (о близких ты вообще обязан молиться), ты должен просить. И просить неотступно.

Господь утешит тебя. Вдруг смотришь – какое-то в его душе движение будет… Но враг – нападает. И поэтому мы часто этого движения не замечаем, говорим: «Притворяется!» Да нет, не притворяется. Просто это тот самый момент, когда Господь хочет тебе сказать: «Трудись дальше, есть движеньице-то!»

Но мы часто не имеем должной неотступности, не имеем неотступной веры, не имеем чистоты сердечной, потому и не видим этого, пусть на первых порах малого, результата.

Для чистого – все чисто. Господь, как Чистейший, видит в каждом человеке малейшее проявление чистоты, малейшую искорку. А мы доброе-то не можем воспринять, не говоря уж о каком-то тонком движении души. Всё по нечистоте своей. Ближнего не можем потерпеть. А нас-то Господь терпит! Сколько раз было у нас: обещали что-то сделать – и не делали. Господь долготерпит о нас – долготерпи и ты о ближнем твоем. Потому что Господь показывает в нем тебе – тебя самого перед Богом.

«В ближних наших – наше спасение», – так говорят святые отцы. То есть через них Господь показывает нам: если мы неисправимы, то и наши ближние так же не исправляются. Если мы медленно двигаемся и только через много лет начинаем приходить в разум (если еще приходим!), то что удивляться, если и наши близкие никак не могут двинуться в этом направлении?

Преподобный Серафим говорил: «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи». То есть, занимайся спасением своей души, и тогда спасение душ ближних твоих тоже будет продвигаться.

Судия неправды… А кто это?

Мы своим обыденным сознанием понимаем так, что это плохой, нерадивый судья.

Вот у нас здесь, в Отрадном, погребен владыка Стефан, который три года провел в лагерях, потом Господь сподобил его епископства, а скончался он в неделю жен-мироносиц во время проповеди. Так вот, Господь сподобил меня, грешного, с ним беседовать. Он спрашивает меня:

– А знаешь ты, кто такой судия неправды?

– Ну, какой-то неправедный судья, – отвечаю я, – который все-таки не выдержал…

– Да нет. Это Бог.

– Как так Бог?! Ведь судья-то – неправды!

– Да, конечно, – говорит владыка, – Господь – Судия неправды, потому что, если бы Он был Судия правды, то вынужден был бы всех нас казнить. А Он нас милует. «Не по беззакониям нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам (Пс.102:10). Он судит нас «по велицей милости Своей» (Пс.50:3).

А по правде-то – так не судят!

Вот часто жалуются: «Ох, какая жизнь тяжелая!» Я спрашиваю:

– А аборты-то у вас были?

– Да, да…

Я говорю:

– Знаете, за одно только убийство собственного ребенка (а это – убийство!) по земным законам раньше давали двадцать пять лет каторги. Вы знаете, как за границей суммируют сроки? За два убийства – пятьдесят лет. За три убийства – семьдесят пять лет каторги. А вы на свободе ходите.

Это – только один пример. А другие грехи? Так какой же мы жизни достойны по суду праведному?

Да, действительно, Бог – Судия неправды, потому что, если по правде, всех нас надо на каторгу.

Было время, когда наша Россия была вся православная. И по законам тех времен за богохульство, за оскорбление святыни, за поругание икон или храма полагалось минимум десять-двенадцать лет каторги или даже пожизненная каторга. И вот, когда начали ломать храмы, иконы сжигать – есть документальные кадры, как Храм Христа Спасителя взрывали, и наш храм оскверняли, вот за этим, южным, приделом была перегородка, за которой картофель хранили, – то ничего удивительного, что после этого чуть ли не восемьдесят процентов населения сидело в тюрьмах и лагерях. Так и нужно было, потому что все были в разной степени к этому причастны. А те, которые за веру страдали – те были мученики. Они за всех молились, грехи наши брали на себя.

И тогда становится понятным, что, действительно, Господь – Судия неправды, ведь Он судит нас по Своей милости. Так будем об этом помнить. И Он, милостивый, не может не помиловать и нас, и ближних наших, если мы будем неотступно молить Его об этом. Как, когда, каким образом – это Его дело. Аминь.

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Святой Богоприимец Симеон и пророчица Анна

(Почему праведный Симеон не боялся смерти?)

I.

Воспоминая сретение Господа нашего И. Христа в храме иерусалимском, св. церковь ублажает и тех лиц, которые участвовали в этом евангельском событии первых дней земной жизни Богомладенца. Когда прошло сорок дней от рождения Спасителя, Богоматерь и Иосиф принесли младенца Иисуса в иерусалимский храм, чтобы представить Его пред Господа. Здесь встретили их праведный Симеон с пророчицею Анною и открыто возвестили всем о наступлении спасения чрез рождение единородного Сына Божия. По свидетельству евангелия, Симеон был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева, и Дух Святый был на нем. Этот святой старец благоговейно служил Богу и верно исполнял все обязанности к своим ближним. За свою святую и богоугодную жизнь он удостоился особенного благоволения Божия: ему обещано было Духом Святым, что он не умрет, пока не увидит Христа Господня. Сколько лет праведный Симеон ожидал исполнения этого радостного обещания, нам неизвестно. Но судя по его словам, немалое время ему пришлось ожидать Утехи Израилевой, так что он смотрел на смерть, как на отрадный предел своего многотрудного и долголетняго странствования на земле. Наконец в один день он, по внушению Духа Божия, приходит в храм и встречает Богомладенца вместе с преблагословенною Мариею и праведным Иосифом. Тогда Симеон, приняв на свои руки Младенца Иисуса, прославляя Бога, возгласил: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром». Здесь же присутствовала и пророчица Анна, вдова лет около восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь. И она вместе с Симеоном восхваляла Господа и говорила о явлении Спасителя всем, ожидавшим в Иерусалиме Его пришествия.

II.

В лице св. праведных Симеона Богоприимца и пророчицы Анны представляется нам пример долголетней жизни, увенчанной мирною кончиною. Кто из нас не желал бы достигнуть такого безстрашия при разставании с земною жизнию, какое проявил праведный Симеон? Все мы должны рано или поздно умереть. О, если бы Господь сподобил и нас, при кончине дней своих, в нелицемерной совести спокойно сказать: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, с миром! И св. церковь наша при ежедневных богослужениях просит для нас у Господа «христианские кончины живота нашего непостыдны, мирны и добраго ответа на страшном судище Христове». Между тем многие ли из нас умирают спокойно? Не все ли мы трепещем при одном воспоминании о смерти? Отчего же праведный Симеон не боялся смерти? Где тайна его безстрашия?

а) Часть этой тайны сказывает самь Симеон: яко видеста, взывает он ко Господу, очи мои спасение Твое! То есть, как бы так говорил праведник: мне нечего уже делать на земле, ибо я видел все — Спасителя и самое спасение; увидев Его, мне нечего страшиться и за пределами земли; ибо, с Ним — всемогущим Спасителем моим, аще пойду и посреде сени смертной, не убоюся зла.

Но тут, братие, как я сказал, только часть тайны Симеоновой, а не вся тайна. Спасение, виденное Симеоном, видели очами своими многие из современников Симеона, видели гораздо более и долее Симеона; однакоже мы не видим в евангелии, чтобы кто другой, кроме Симеона, сказал: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, с миром.

б) Другую часть тайны мирной кончины Симеона, умолчанной им по смирению, открывает евангелист, когда изображает лице Симеона: человек сей, говорит он о Симеоне, бе праведен и благочестив, чая Утехи Израилевы, и Дух бе Свят в нем, и бе ему обещанно Духом Святым не видети смерти, прежде даже не видит Христа Господня (Лук. 2, 25. 26), то есть в Симеоне был целый собор добродетелей: любовь к ближним питала в нем любовь к Богу и страх Божий; страх и любовь к Богу укрепляли веру в Искупителя, вера в Искупителя привлекла Духа Святаго; Дух Святый удостоил его откровений и дал возможность увидеть Спасителя; лицезрение Спасителя изгнало страх смерти; — и Симеон отходит с миром туда, куда другие не могут и воззреть без трепета!

Таким образом, вот святая тайна Симеонова! Вот как дошел он до драгоценной возможности умереть в мире! Кто хочет смерти Симеоновой, тот иди путем Симеоновым: будь праведен и благочестив, веруй в Искупителя, старайся соделаться жилищем Духа Святаго; и удостоишься лицезрения своего Спасителя.

III. 

Господь видимо является у одра почти каждаго болящаго — в Теле и Крови Своей. Хотя бы сим Богоявлением мы умели пользоваться! Хотя бы здесь спешили принимать Господа и озариться светом лица Его, прежде нежели померкнет свет в очах, — отверзли для Него уста и сердце, прежде нежели они заключатся навсегда болезнию! А то что бывает? Смотрят на священника, несущаго чашу жизни, как на ангела смерти, и потому стараются, как можно долее не видеть его! Приемлют Тело и Кровь Господа, когда уже не могут ничего принимать.

«Даждь ми, Господи, даже до конечного моего издыхания неосужденно восприимати часть святынь Твоих в Духа Святаго общение, в напутие живота вечнаго, и в благоприятен ответ на страшнем судищи Твоем, яко да и аз со всеми избранными Твоими общник буду нетленных Твоих благ, яже уготовал еси любящим Тя, Господи! в нихже препрославлен еси во веки». (Послед. ко св. Причащ. Молитва 1-я).


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-02-16

(86)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *