СУББОТА ПО РОЖДЕСТВЕ ХРИСТОВОМ. СУББОТА ПЕРЕД БОГОЯВЛЕНИЕМ (ПРОПОВЕДИ)

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О НАЧАЛЕ ОТСЧЕТА ВРЕМЕНИ

Суббота пред Богоявлением

1Тим.3:14-4:5, Мф.3:1-11.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

«В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской, и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». «Тогда Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность Иорданская выходили к нему».

Почему – все? – Во-первых, пришла некая полнота времен. Сошлись пророчества. Все чувствовали, что одно кончилось, а другое еще не началось. Все понимали, что так дальше жить нельзя: или все взорвется, или окончательно потеряет смысл. И у всех была потребность – смыть, наконец-то, с себя нечто, некую вековую нечистоту. А во-вторых, с самого рождения Иоанна Крестителя жители той земли с волнением ожидали: «Что будет младенец сей» (Лк.1:66)? А он еще «и был в пустынях до дня явления своего Израилю» (Лк.1:80).

И – самый облик: «Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих; а пищею его были акриды и дикий мед». Аскетический образ жизни сам по себе располагает к уважению, в то время, как толстый живот вызывает законное чувство недоверия, и напоминает библейский образ лжепастыря: «Горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! Не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ели тук и волною одевались, откормленных овец закалали, а стада не пасли». (Иез.34:2-3). Но все же Апостол сегодня предостерегает именно от соблазна ложного аскетизма, от неких, «сожженных в совести своей». Они будут запрещать «вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением». Ложные аскеты могут поражать воображение. Но они приходят «во имя свое» (Ин.5:43), и проповедуют только себя. И они могут научить лишь тому, как выделиться из толпы, а не как собственно приблизиться к Богу.

Иоанн же никому не запрещал ничего, кроме противозаконного. И он все время повторял: «Идущий за мною сильнее меня; я недостоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем». А его самого принимали за Христа. Недаром еще в Прологе Иоанн Богослов подчеркивает: «Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о свете» (Ин.1:8). И сам Иоанн Креститель на вопрос фарисеев, кто он? – первым делом ответил: «я не Христос» (Ин.8:20).

Выход Иоанна на проповедь всколыхнул всю Палестину. Евангелист Лука указывает и на время, когда это было: «в пятнадцатый год правления Тиберия кесаря». Так вообще принято было датировать до пришествия Христа в мир. Не было всемирной, для всех важной точки отсчета. Людям достаточно было знать, в каком месте, при каком царе, в какой год его правления. Так и о рождестве Иоанна Крестителя: «во дни Ирода, царя Иудейского» (Лк.1:5)… И о Рождестве Спасителя говорится, что это было во время переписи, которая происходила при таком-то императоре, при таком-то правителе…

Но уже с этого момента весь мир начнет новый отсчет времени – от Рождества Христова. И теперь даже тот, кто утверждает, что все эти события – выдумка, что даже Иисуса Христа не было на свете, – даже такой человек, спустя даже две тысячи лет, твердо знает, когда все это произошло.

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О ВИДЕНИИ НА РАССТОЯНИИ

Суббота по Рождестве Христовом

1Тим.6:11-16; Мф.12:15-21.

Сегодня, в субботу по Рождестве Христовом, Евангелист Матфей приводит слова Пророка Исаии о Иисусе Христе. Но зачем очевидцу жизни Господа ссылаться на того, кто жил несколько сотен лет назад? Зачем указывать на то, что является только тенью событий? Но часто взор только на расстоянии может охватить всю картину. А тень порой может подчеркнуть то, чего не замечаешь, разглядывая сам предмет.

Итак, перед нами – повседневные дела Господни. В очередной раз «последовало за Ним множество народа», в очередной раз Он «исцелил их всех», и в очередной раз тщетно «запретил им объявлять о Нем». Все видят великого чудотворца. А Исаия смотрит издали, и вот что открывается его взору: «Се, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя; положу Дух Мой на Него, и возвестит народам суд. Не воспрекословит, ни возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы». Разве могли это увидеть те, кто со своими бедами и нуждами ходил за Ним? А Пророк увидел только это, и не увидел ни чудес, ни власти над стихиями.

А что мы видим сейчас, спустя две тысячи лет? Чудес, вроде бы, не видно; стихии текут своими путями. Но ведь обещал Он перед вознесением: «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28:20). И Апостолы свидетельствовали, что «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13:8). И мы сейчас, как Исаия тогда, видим то, чего люди не замечали за Его чудесами: «Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах гласа Его; трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит». И сколько богохульства изливается на Него! А Он, «единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете», все терпит, «не воспрекословит, не возопиет».

И только вдруг иногда какой-нибудь богохульник и гонитель услышит: «что ты гонишь Меня»? И в ответ – «Господи! Что повелишь мне делать» (Деян.9:4-6)? И вдруг станет ясно, что Он и всегда был рядом, но не ломал тебя, не угашал твоей свободы. И вдруг увидишь, как Он ждал, пока вырастет зерно веры в твоей душе, пока проникнет в твою душу закваска Его пришествия в мир. И увидишь, что весь мир пронизан Его присутствием. И – принесешь «доброе исповедание», и если надо, то и «перед многими свидетелями», и более всего видимого прославишь Того, «Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная. Аминь»!

 

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Суббота пред Богоявлением

(Суббота по Рождестве Христовом)

В Послании к Тимофею, которое мы сегодня читали, апостол Павел пишет: «Пишу тебе, надеясь вскоре придти к тебе, чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины. И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти».

Церковь есть «столп и утверждение истины». С тех пор как Господь явился во плоти и создал Свою Церковь, она является продолжением дела Христа на земле. Поэтому мы, имеющие общение с Церковью, в той или иной степени, насколько для нас это возможно, оказываемся причастными тайне воплощения Бога Слова, и спасение для нас реально и близко, потому что мы от Церкви питаемся, от нее учимся, от нее получаем благодать, которая нас укрепляет. И мы должны себя ощущать самыми счастливыми людьми на земле, что обладаем таким сокровищем.

Одно из этих сокровищ Господь и предлагает нам сегодня в притче. «Сказал также им притчу о том, что должно всегда молиться и не унывать, говоря: в одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего. Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне».

Наша душа тоже вдова, потому что она потеряла своего супруга, потеряла общение с Богом. И у нее есть соперник – дьявол, который всякими искушениями, помыслами борет ее, постоянно стужает, постоянно хочет осквернить, постоянно хочет ввести в грех. И вот вдова обратилась к судье, а тот, хотя и сказано, что он судья неправедный, и Бога не боится, и людей не стыдится, но, поскольку она постоянно ему докучала своими просьбами, все-таки решил ее защитить.

Из этого Господь делает для нас очень важный вывод, что хотя Он часто и медлит по одному Ему ведомому промыслу Божию, но Он обязательно защитит. Так и сказано: «И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их?» Или как однажды Господь сказал: «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею?» Так же и когда человек просит благодать, неужели Бог ее не подаст? Но надо вопить и день, и ночь, то есть непрестанно молиться и не унывать от того, что мы сразу не получаем.

А почему сразу по нашей молитве Господь не освобождает нас от искушений, от скорбей, от нападений дьявольских, от всяких помыслов? Почему Господь медлит? «Сказываю вам, – говорит дальше Господь, – что подаст им защиту вскоре». И вдруг совершенно неожиданные для нас слова: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

Вот, оказывается, с какой целью Господь медлит – чтобы испытывать веру человека, потому что в испытаниях вера укрепляется. Цель Господня, ради которой Он пришел на землю, – не дать нам спокойное, сытое, безмятежное состояние жизни, а дать нам Царствие Небесное. Вот для этого Он пришел, для этого крестился в водах Иорданских, для этого проповедовал, для этого страдал – чтобы нас всех, избранников (а мы все избранные Божии, потому что каждый из нас верует в Бога, и это есть избрание), привести в Царствие Небесное. Он каждому из нас хочет дать Царствие Небесное, но Царствие это можно увидеть только через веру. Не имея веры, невозможно угодить Богу. Вера же у нас слабая, поэтому Господь и говорит: когда приду, найду ли веру на земле.

Пришествие Господне всегда означает, что Господь приходит Своею благодатью. И когда дьявол нападает на нас через помыслы, или через какое-то искушение, или через людей, и мы просим у Бога защиты, и защита приходит, мы должны знать, что это Господь нас посетил Своею благодатью. А благодать удерживается в сердце человека тоже верою, и если веры нет, то удержать ее невозможно. Поэтому если у человека мало веры, Господь и не дает ему благодать – потому что он ее не удержит. Господь медлит, чтобы укрепить веру в человеке.

Вот молятся двое. Одного Господь слушает сразу: он только попросит – и Господь уже дает; а другому нужно молиться день и ночь, вопить к Богу очень долго. Почему это? Да потому, что один человек святой, благодатный, он живет с Богом в тесном общении, все его тело, вся душа исполнены благодатью Духа Святого. Ему не надо веру укреплять, он Бога видит непосредственно, поэтому Господь его сразу и слушает. Поэтому молитвы святых такие очень скорые у Бога на исполнение. А нам, чтобы Господь исполнил нашу молитву, надо веру укрепить настолько, чтобы она была хотя бы как часть зерна горчичного. Потому что человек, который имеет веру хотя бы с горчичное зерно, может своей молитвой двигать даже горы, уж не говоря о каких-то там искушениях, помыслах.

Вера есть ви́дение Бога. Поэтому вера бывает разная. Один Бога почти не видит, он так и говорит: ну, не знаю, вроде что-то есть. То есть человек так удалился от Бога, что Бог у него превратился в нечто почти неразличимое. А другой уже знает что-то про Бога, хотя его знание может быть и неверным. Вот как сказано про эту вдову: она думала про судью, что он неправедный, что он Бога не боится и людей не стыдится. И поэтому, раз у нее о Боге были ложные представления, ей и пришлось очень долго Его просить. И только когда она употребила долгие усилия на молитву, Господь ее все-таки послушал и спас, то есть она к Богу через молитву приблизилась.

И многие люди, живущие на земле и называющие себя верующими, совершенно не представляют и не знают, каков Бог. Им кажется, что Бог – это нечто жестокое, которое постоянно карает, только и жди от Него какого-то наказания или скорби. Поэтому Господь, зная это, Сам пришел на землю, Сам жил среди людей, Сам говорил Свои Божественные слова, чтобы показать всему миру, всем людям, каков Он на самом деле: какой Он кроткий, какой Он незлобивый, какой Он не хотящий ничего Себе, а жаждущий все дать людям. Идеал человеческой красоты, идеал любви, идеал совершенства – вот каков Бог. А через Сына Божия мы познаем и Бога Отца, и всю Пресвятую Троицу.

Как же укрепить веру, как уверовать в Сына Божия, как поверить каждому Его слову настолько, чтобы и вера наша была истинная, и молитва наша была услышана Богом скоро, чтобы нам не приходилось многие годы вопить день и ночь? Многие из нас довольно долго читают молитвослов и утром, и вечером, но что-то толку в этом большого нет. Отчего так? Потому что это чтение не есть молитва, это просто вычитывание правил, которое само по себе мало полезно, хотя некая польза от него есть: человек все-таки стоит перед иконой, все-таки он читает во славу Божию, все-таки понуждает себя какой-то труд приносить. Но труд этот телесный, это не есть живое обращение к Богу.

Можно привести такой пример: поздно вечером к человеку приходит друг, и он с радостью начинает с ним беседовать, забыв о том, что пять минут назад ему хотелось спать. Отчего это происходит? Потому что пришел живой человек, и у них живое общение. Один другому что-то говорит сокровенное, а тот ему отвечает. Живое общение, и душа это чувствует – уже час, два ночи, а они никак не могут наговориться. Но только встал на молитву – сразу трудно, потому что нету живого общения с Богом. Человек формально произносит: «Отче наш, Иже еси на небесех», совершенно не думая и не чувствуя, к Кому он обращается, Кто в данный момент его слушает, перед Кем он стоит. Поэтому Господь говорит: не в многословии будете услышаны. Каждое слово молитвы должно стать нашим словом и живым обращением к Богу, тогда это будет молитва, в противном случае это все хоть и благочестивые упражнения, и в них ничего худого нет, но они мало приносят пользы, пока мы их не обратим в истинную молитву.

Конечно, эти слова, составленные святыми отцами, читать очень полезно, они душу просвещают, и даже в самом следовании глазами по этим словам есть тоже польза для души. Лучше их читать, чем какие-то бульварные романы, но все-таки это не молитва. Молитва – это живая беседа с Богом. Вот как два друга разговаривают, как муж с женой разговаривают, так и с Богом надо разговаривать. Тогда это будет истинная молитва, тогда, собственно, Господь и услышит. А то как Господь может услышать, когда человек просто перечисляет какие-то хорошие слова, но совершенно забыл, что он обращается к Богу. Ему просто отчитать положенное, да и скорей спать, или скорей на работу бежать, или скорей манную кашу варить – у кого какие в данный момент дела.

А как же сделать, чтобы эта пелена спала, чтобы Бога увидеть, чтобы молитва была живой? Как из себя ни дави, ничего не получается. Почему такое помрачение? Почему не видит человек Бога? Почему вера у него такая маленькая? Раз вера есть видение Бога, значит, насколько видишь Бога, насколько Он присутствует в твоей жизни, настолько сильна и твоя вера.

Господь, прежде чем прийти на землю, явить Себя миру, послал в мир Иоанна Крестителя, и он проповедовал народу, говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Небесное Царство тогда только приблизилось, оно только-только начало жить на земле, только-только слово Божие зазвучало, а сейчас оно уже две тысячи лет на земле живет, живое, реальное Царствие Божие – вот оно здесь, в храме. Только мы этого не видим, потому что у нас нету веры, потому что наши глаза закрыты, мы не чувствуем, мы не понимаем, мы не видим, что среди нас реально живой Христос присутствует Своим Духом и Своим Телом и мы Его приобщаемся. На самом деле то, что происходит здесь, в храме, на Божественной литургии, в духовном плане ничем не отличается от того, что происходит на небесах, у престола Божия. Но мы стоим как посторонние, часто совершенно бездумно, не осознавая, что Господь рядом.

Так же было, и когда Господь ходил по Галилее, проповедовал Евангелие, исцелял больных, – рядом ученики, которые веруют в Него, а один деньги из ящика крадет, а третьи сомневаются: кто это такой вообще? что за новоявленный пророк? а четвертые вообще Христа ненавидят. Совсем как сейчас. Мы в храм приходим, но мы все разные: один – ученик Христов, другой – сомневающийся, третий еще какие-то соображения имеет, у четвертого просто нужда или болезнь какая-то, Бог ему совсем не нужен, ему лишь бы быть здоровым, у пятого с ребенком что-то случилось, с родственником, у кого покойник, у кого что. А Христос – Он здесь присутствует реально, но мы этого не чувствуем, не видим, у нас нету органа, которым это видеть. А орган этот есть вера.

Господь условием исцеления или условием спасения всегда ставил веру, всегда говорил: а веруешь ли ты в Сына Божия? – и после этого совершал очередное Свое чудо. Что же нам необходимо, чтобы с нами это чудо произошло? Ответ на это дает Иоанн Предтеча: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Если мы хотим приблизиться к Царствию Небесному, узреть Сына Божия, все-таки понять, куда нам идти, в какую сторону, то надо нам обязательно покаяться во всех своих грехах. Многие это понимают буквально: покаяться – значит все свои грехи вспомнить, скрупулезно в списочек занести, сообщить на исповеди. Нет, это не есть покаяние, это всего лишь, можно сказать, исследование своих грехов. А покаяние – это переворот. Дословный перевод слова «покаяние» – поворот мыслей, их изменение. Покаяться значит измениться, то есть осознать свою глубокую греховность, возненавидеть ту жизнь, которой мы живем, такую безбожную, унылую, без созерцания Бога, погруженную в грех, вот эту скучную, унылую жизнь, устроенную нам бесами, с которыми мы все в большой дружбе, – и изо всех сил возжелать Царствия Небесного, возжелать стать наследниками Царствия Христова.

Вот это отторжение от греховной жизни и желание Царствия Божия и есть покаяние. И когда произойдет этот поворот в человеке, тогда человек увидит, что ему мешает, что ему застилает глаза. Есть такое слово: «застит». Что мне застит, что стоит передо мной, как ширма, что мешает мне видеть Пресвятую Троицу? И человек начинает видеть: вот гордость мне мешает, зависть мне мешает, блуд, то-се. И он начинает ненавидеть это в себе и изо всех сил старается это искоренить для того, чтобы пробиться к свету.

А как это сделать? Как избавиться от зависти, например? Да никак от нее не избавишься. Единственный способ – это упросить Бога, чтобы Господь ее от тебя забрал, больше никак. Настолько свою зависть возненавидеть, что день и ночь не есть, не пить, не спать, а только просить: Господи, избавь меня. Потом смотришь, пройдет годик-другой, а может быть, и два дня – и нету зависти, чистое сердце. Вот только таким образом, потому что сам человек себя исправить не может. Сам человек может только научить себя прилично вести в обществе, среди людей, чтобы быть вежливым, культурным, обходительным, не проявлять свою зависть, не проявлять свой гнев. Как бы у него ни кипело в душе, он может все равно быть вежливым, глазами стараться не сверкать, кулаки не сжимать, зубами не скрипеть. Это можно себя заставить усилием воли, но избавиться от гнева как такового, как это можно? Только одним способом: Господи, прости, помоги, защити.

Вот как вдова вопила к Богу, к судии: защити меня от моего соперника. Наш соперник – дьявол, и мы должны его побеждать, прилепляясь к Богу. И так с любым грехом – не позволять его себе, не идти охотно ему навстречу: ну, мол, подумаешь, невелик грех, – а, наоборот, все время вступать с ним в борьбу, потому что он застилает нам глаза, так что мы не видим Сына Божия, мы не видим Пресвятую Троицу, мы не имеем веры. То есть покаяние есть лекарство для того, чтобы зрение духовное получить. И апостол Павел в другом послании, которое мы сегодня читали, так и пишет: «Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное».

Мы должны подражать не Мане, не Сане, не Клаве, а самому Богу – вот что от нас требуется. Поэтому мы должны жизнь Христову, Его слова досконально изучить, должны Священное Писание знать наизусть – все слова Господни, все Его поступки; вникнуть в Его жизнь и подражать Ему, потому что Он Бог. И как Он принес Себя в жертву Отцу Небесному, так и мы должны себя в жертву принести. Для чего? Для спасения. Господь всех спас, а нам нужно спасти себя. И если мы себя спасем, то вокруг нас и все спасутся, потому что так не бывает, чтобы один в семье спасся, а остальные нет. Благодать Божия как огонь, она зажигает все вокруг. Серафим Саровский так и говорил: «Стяжи мирный дух, и вокруг тебя спасутся тысячи».

Поэтому если у тебя детки не веруют или сноха не верует, кто в этом виноват? Сам виноват. Значит, нет в тебе благодати Божией, нет в тебе любви, поэтому ты человека и не привел к вере. Мы ведь пытаемся только силком: иди в церковь, иди причастись, да почему ты не постишься, да почему ты не молишься. Кто же так к вере приводит? Так можно только отвратить, потому что всякое насилие над человеческой душой – это дело дьявольское, это дьявол – насильник и сопротивник. А вера только показывается. Как Господь – Он только показывал Свою любовь, Свое милосердие, показывал заповеди Божии, рассказывал о них. Он не насиловал, не говорил: вы должны вот это, вы должны вот то. Разве мы в Евангелии слышали такие слова? Нет, Он просто говорил: «Блаженны нищие духом». И все. Хочешь быть блаженным, стань нищим духом, не хочешь, не надо, дело твое. Или вот рассказал притчу про вдову: хочешь – слушай, не хочешь – иди домой, телевизор смотри, это твое дело.

Господь никого не заставляет, это противно Божию замыслу, потому что насильно заставить человека любить нельзя, а Богу нужна только любовь. Ну вот можно всех заставить в церковь прийти. Что тут сложного? Ничего сложного нет. Будет сейчас война, голод, начнут люди умирать от эпидемий – ну и что? битком все набьется, все храмы наполнятся людьми. Но это же все равно из-под палки. Как часто бывает: умер кто-то в семье, и родственники приехали со всех концов страны, кто из Сибири, кто из Средней Азии; все собрались поминать, плакать: да на кого ты меня оставил? То есть горе случилось, оно в церковь и привело. Что они, к Богу, что ли, пришли? Да нет, им покойник нужен, собрались из-за покойника и опять разъехались. Значит, может человек в церковь прийти хоть раз в году, на похороны или на свадьбу, даже если живет в таком месте, где церкви нет. Вот и получается: покойник или свадьба дороже, а Сам Бог не нужен, настоящего желания нету.

Дальше апостол пишет: «блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение; ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога». То есть если ты, живя на земле, Царствие Божие не увидел, то ты его не увидишь никогда, потому что «Царствие Божие внутрь вас есть», – сказал Господь. Поэтому, живя на земле, мы себе обитель приуготовляем там, в жизни будущего века. Собственно, все от нас зависит, поэтому нам надо всех сопротивников, все, что мешает видеть Пресвятую Троицу, возненавидеть, как врага. А если в нас этого нет, нет этой веры, нету этого желания, то мы останемся ни с чем: зря в церковь ходим, зря молимся, зря причащаемся, зря Евангелие читаем, зря икон в доме понавесили – ничего нам это не даст, ничегошеньки, до тех пор пока мы не будем употреблять усилия, чтобы внити в Царствие Божие, пока у нас не будет истинной веры.

Поэтому когда мы молимся, просим о чем-то у Бога и видим, что Господь нам по нашей молитве не дает, это не значит, что Господь злой, что Господь на нас рассердился, что Господь не хочет нас помиловать или, как некоторые говорят, Бог не слышит мои молитвы. Нет, Бог слышит и Бог знает, только Он хочет одного: чтобы мы достигли Царствия Небесного. А в силу того, что мы люди, устроенные неправильно, не по-христиански, и, пока нас за живое не тронешь, мы молиться не будем, Господь и посылает нам скорби – чтобы мы молились. Он хочет услышать наш голос, Он хочет нас оторвать от механического исполнения каких-то там правил и заставить нас истинно молиться, истинно, по-настоящему, чтобы у нас была живая беседа с Богом, а не просто повторение каких-то, даже очень замечательных, слов. Поэтому Господь и трогает нас за живое. Тогда наша душа как-то оживает, просыпается, мы сразу: ох, Господи. Уже у нас и слезы на глазах, и мы действительно готовы молиться.

Поэтому путь наш такой скорбный. Но надо доверять Богу, видя, веря, что Господь нас слышит, понимает и что Господь знает, кому, когда и что, в какое время подать. Поэтому не надо на Бога сердиться, а надо во всем Ему покоряться. Бог Сам лучше знает, что нам сделать, Бог Сам нашу жизнь управит. Поэтому, если у нас будет такое отношение к Богу, правильное, то и Он нас будет утешать Своей благодатью. А у нас часто как? Что-то просит человек у Бога, Господь ему и это, и это, и это дает, и человек уже привыкает к этому – но вдруг Господь чего-то не дал, и он начинает сердиться, нервничать, волноваться, забывая о том, сколько ему Господь давал.

Когда ты просишь, а Господь тебе не дает, значит, по каким-то причинам это тебе сейчас не полезно. Потерпи, все-таки твори волю не свою, а волю Божию, стремись к тому, чтобы ее познать. А познать волю Божию можно, только увидев Бога. Вот так в духовной жизни все связано в одно. Поэтому, если мы хотим укрепить веру и укрепить в себе благочестие, быть наследниками Царствия Небесного, нужно нам к свету Божию пробиваться через отказ от своих грехов, через покаяние. Тогда наша вера будет истинная, живая и мы достигнем Царствия Небесного. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 17 января 1987 года

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Преподобный Зотик сиротопитатель

(Что значит призреть сироту?)

I.

Преподобный Зотик, память коего св. церковь ныне совершает, в сонме святых отличен особенным наименованием «сиротопитателя», потому что, благоугождая Богу всеми добродетелями, обязательно требуемыми законом Божиим от всякаго, ищущаго своего спасения, преподобный особенно посвятил себя на служение сиротам, для которых был истинным отцем и питателем. Препод. Зотик жил в 4 веке по Р. Хр., сначала в Риме, потом переселился в Константинополь. Он был известен императору Константину Великому, от которого неоднократно получал денежныя средства на благотворительныя дела. Обладая сам значительным богатством преподобный Зотик отверг это богатство и все мирские суетныя почести, предстоявшия ему на служебном поприще, принял сан пресвитера и поставил себе задачею служить бедным – сиротам и вдовам. Дом свой в Константинополе он открыл для всех безприютных, укрывая их от зноя и холода и помогая всеми возможными средствами в их горькой нужде. Так препод. Зотик в течение своей жизни много отер горьких слез, много упокоил и спас от душевной и телесной гибели бедных и сирых. За то и увенчал его Господь венцем небесной славы и вечного блаженства, удостоив мученически окончить свою жизнь за обличение ереси Ария при императоре Констанции. (См. Ч. Мин. дек.).

II. 

«По примеру св. Зотика сиротопитателя будем и мы, братия, заботиться о призрении сирот», тем более, что на это есть прямое повеление слова Божия. В новом завете попечение о вдовах и сиротах поставляется первым важнейшим делом веры и благочестия христианскаго.

«Чистое и непорочное благочестие пред Богом, говорит св. ап. Иаков, есть то, чтобы посещать сирых и вдовиц в их скорбях» (Иак. 1. 27).

Но что значит призреть сироту?

а) Призреть сироту значит поставить его в возможность самому приобретать необходимыя средства жизни, – сделать его способным к честной и полезной деятельности. Нет для сироты теплоты любви матерней, которая согрела бы сердце его и возбудила бы в нем святыя чувства любви к Богу и ближнему, кротости и терпения, скромности и целомудрия, милосердия и сострадания, – оживила бы и вдохновила бы его духом веры и упования на Бога, духом молитвы и преданности воле Божией. Дайте же вы, призревшие сироту, почувствовать ему сладость и теплоту материнской и вообще родительской любви со всеми неисчислимыми благотворными последствиями для религиозно-нравственного воспитания и истинно-христианской жизни его. Если вы не дадите умереть сироте с голоду и холоду: один подаст ему хлеба, другой – какую-нибудь одежду, третий – какую-нибудь монету, то вы еще далеко не призрели сироту. К чему послужат сироте эти случайныя, безучастныя, как бы вынужденныя назойливостию просящаго, ваши подаяния? Легкий способ приобретения выпрашиванием не приучит ли его к лености, праздности, тунеядству и безстыдству? Если милостыня обильна, не послужит ли она поводом к легкомысленной и безполезной трате, к невоздержанию, разгулу и распутству? Если, напротив, милостыня скудна, не разовьется ли у него страсть восполнять ее кражею или другими безчестными средствами? Не так ли именно образуется в наших обществах большая часть тех несчастных, которыми наполняются наши темницы? Святое дело – подать милостыню просящему, но дороже всего поставить нуждающагося в такое положение, чтобы он сам был в состоянии удовлетворять своим нуждам и не имел бы горькой необходимости выпрашивать подаяния у других, что бывает иногда тяжелее и горче, чем терпеть нужду и горе. Доброе дело – накормить алчущаго, или одеть нагого; но, без сомнения, лучше и полезнее достигнуть того, чтобы и тот и другой могли и умели сами снискать пищу и одежду, не имея необходимости толкаться в двери домов, злоупотреблять святейшим именем Христовым. Если бы наша благотворительность приняла навсегда это истинно христианское направление, если бы общее сочувствие, особенно к сиротствующим, всегда выражалось в этой истинно братской помощи; тогда безродный сирота не одичал бы, не развратился бы, не сделался бы гнилым и вредным членом общества, в тягость себе и другим; тогда безприютный юноша не предался бы праздности и распутству и не сделался бы язвою общества, а был бы деятельным и полезным его членом. Итак, призрение сироты – с целию его воспитания – вот истинно доброе и святое дело! Вот истинно христианский подвиг, который возлагает на нас Сам Господь Бог наш! «Тебе оставлен есть нищий, сиру ты буди помощник», так говорит Он с неба каждому из нас.

б) Что значит, далее, призреть сироту? Значит заменить ему его родителей, его родного отца и матерь. Можно ли-ж достигнуть сего без нежной, родственной любви к нему? Как ни ласкайте сироту, но если в вашим ласках не искрится истинная, неподдельная любовь, – от них повеет холодом, и юное, нежное, восприимчивое сердце дитяти ощутить этот холод. Какиени давайте мудрыя наставления юному питомцу своему, но если не звучат они искреннею, сердечною любовию и не затронут нежных струн юного сердца, то пролетят мимо ушей его, проскользнут по поверхности души его я забудутся скорее, чем вы успеете их кончить. Тогда воздаянием за все труды ваши будет разве одна учтивая, но не сердечная благодарность, тем паче не вознесется о вас теплая, сердечная молитва к Богу, не упадет горячая слеза благодарности пред Отцем небесным, – весь труд ваш останется безплодным. Напротив, воодушевитесь искреннею христианскою любовию к малым сим. Тогда нежное сердце дитяти привлечется, как магнитом, к вашему сердцу, покорится совершенно вашему влиянию, прильнет к вам своею горячею любовию. Ваши советы и наставления углубятся в душе его, укоренятся в сердце его, выростут и принесут добрые плоды, будут всегда охранять его от заблуждений и пороков. Но пусть бури жизни и возвеют на него тлетворным дыханием, возмутят его душу и сердце нечистыми страстями и увлекут на погибельный путь порока, – и тогда воспоминание о любви вашей пробудит его совесть, смягчит его сердце, исторгнет из груди его тяжелый вздох сокрушения, извлечет из очей его слезу разкаяния Мало ли есть примеров, что одно воспоминание о доброй, любящей матери приводило самых закоренелых злодеев к раскаянию? О, какая эта драгоценная заслуга пред человечеством! Какое это поистине святое дело любви и вместе драгоценнейшая награда любви!

в) Что значит, наконец, призреть сироту? Значит сохранить в душе его благодать св. крещения, развить, направить и приучить к правильной деятельности все силы души и тела его, запечатленныя печатию дара Духа Святаго; значит возрастить отроча в истинного христианина, сына церкви Христовой, в человека Божия, на всякое дело благое уготованное. Здесь уже, благочестивые воспитатели сирот, вы становитесь служителями не природы, а благодати Божией; заменяете для сироты не земных его родителей, а Отца небеснаго, Который, вверяя вам усыновленных Ему во св. крещении чад Своих, обещает и подает в помощь вам Свою божественную благодать; заступаете место небесной их Матери, пресвятой и преблагословенной Царицы небесе и земли, Которая, избрав вас в сотрудники Себе, вверяет вашему хранению то, что есть драгоценнейшаго на земле нашей, – омытое и освященное кровию Сына Ея дитя христианское. Чувствуете ли всю высоту призвания вашего, все величие служения вашего в царстве Божием, всю славу уготованного вам воздаяния и всю тяжесть ответа пред судом Божиим за малых сих? «Несть воля пред Отцем Моим, да погибнет един от малых сих», говорит Господь наш Иисус Христос«Блюдите же, да не презрите единого от малых сих». Если нашими заботами и попечениями сохранятся они для царства Божия, если, по крайней мере, из своих рук предадите их в руки Промысла Божия, в среду общества христианскаго, чистыми и непорочными, на всякое благое дело уготованными; то с каким светлым и радостным лицем предстанете престолу Божию и скажете: «се аз и дети, яже ми дал еси, Господи!» (См. Полное собр. проп. Дим. архиеп. херс. т.II.).

III.

Какими сокровищами и наградами не воздаст вам Отец небесный за малых сих! Какою честию не почтит вас Сын Божий во царствии Своем! Какими радостями небесными не утешит вас пресвятая Матерь Божия! С какою радостию сретят вас, обымут вас и введут в селения небесныя св. ангелы малых сих, которые видят ваши заботы и попечения о них, читают в сердце вашем христианскую любовь к ним и сами с любовию готовы помогать вам!


Источник: https://azbyka.ru/days/2019-01-12

(77)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *