Проповедь протоиерея Григория Дьяченко: Преподобные Андроник и Афанасия

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Преподобные Андроник и Афанасия

(Не ропщи на Бога при потере близких сердцу)

I.

В царствование Феодосия жил в Антиохии один золотых дел мастер, по имени Андроник. Жену его звали Афанасия. Память их совершается ныне. Оба супруга вели благочестивую жизнь, все свои доходы разделяли на три части. Одну часть раздавали бедным, другую употребляли на украшение церкви, а третью – на свое содержание. За кроткое и ласковое обхождение все граждане любили и почитали их. Они имели двоих малолетних детей: двенадцатилетняго сына Иоанна и десятилетнюю дочь Марию. Андроник и Афанасия радовались и хвалили Бога за дарованное счастие. Но вот в одно время Афанасия, возвратившись из церкви, застала детей своих больных и стонущих. Скоро возвратился и муж, но уже не застал детей в живых. Потеря детей сильно опечалила Афанасию, она не отходила от них и все плакала. Когда дети были погребены, она не хотела возвратиться в дом и осталась на кладбище; плакала и просила у Бога смерти. В полночь явился ей мученик Iулиан и сказал: «зачем ты безпокоишь почивающих здесь своим плачем о детях своих? лучше бы ты плакала о грехах своих. Дети твои наслаждаются небесными благами; они говорят праведному Судии: Ты лишил нас земных благ, не отнимай же у нас небесных». Услышав это, Афанасия перестала скорбеть и скоро поступила в монастырь. Андроник последовал ее примеру.

II.

Грешно, братья, предаваться неутешной скорби о потере близких нам людей. Мы на земле странники, следовательно нам не должно скорбеть, когда Господу угодно бывает позвать из среды нашей кого-либо в Свое вечное царство. Странник всегда радуется, когда приближается конец его путешествия и он входит в дом отца; а двери в дом Отца нашего отворяются нам только нашею смертию. Но обратимся лучше к вселенскому учителю св. Иоанну Златоусту и выслушаем, как он гремит против тех, кои чрезмерно сетуют о лишении присных сердцу. Вот какими доводами убеждает он безропотно переносить потерю близких сердцу нашему.

а) «Не оплакивай отходящих от нас, разве тех, которые отходят без покаяния, учит он. Земледелец не плачет, когда увидит, что посеянная им пшеница разрушается, но болит и трепещет, когда она в земле остается твердою. Напротив, когда видит, что она разрушается, радуется, – потому что разрушение ее есть начало будущаго прозябения. Так и нам должно радоваться (по крайней мере не предаваться неумеренному сетованию), при разрушении тленного тела, когда оно посеяно будет в землю. Не удивляйся, что апостол назвал погребение сеянием. Это есть наилучшее сеяние. За обыкновенным сеянием следуют заботы, труды и опасности, а за сим, если только будем жить праведно, следуют венцы и награды. После первого последует опять смерть и тление, а за сим начнется для нас нетление, безсмертие и нескончаемое блаженство. Кто воскресает, тот никогда уже не умирает; тот возвращается к жизни не многотрудной и болезненной, но к той, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания».

б) «Если ты оплакиваешь мужа, продолжает тот же святитель, потому что остаешься без защиты и покровительства, то прибегни к общему для всех Защитнику и Покровителю, всеблагому Богу – к защите необоримой, под кров постоянный – всегда и везде о нас промышляющему».

в) «Вы потеряли сына или зятя? спрашивает тот же златословесный учитель церкви. – Не потеряли; и не говорите: потеряли. Это сон, а не смерть; переселение, а не потеря; переход от худшаго к лучшему. Если вы перенесете это великодушно, то отсюда будет некоторое утешение и для умершаго, и для вас; если же станете поступать иначе, то возбудите только гнев Божий против себя. Говорите подобно Иову: «Господь даде, Господь отъят». (1, 21). Помыслите, сколько таких, кои более вас угождают Богу, и вовсе не имели детей, и не называются отцами».

г) Все другия возражения ропщущаго и сетующаго сердца этот великий святитель так устраняет:

аа) «Скажешь, дружеское обращение с умершим так было для меня вожделенно, так приятно, что я не могу теперь не сетовать». И я знаю это; однако, если ты покоришься благоразумию и размыслишь о том, Кто взял его, – и о том, что ты, перенося великодушно свое сиротство, приносишь свой разум в жертву Богу: то ты в состоянии будешь преодолеть скорбь свою; а за безропотное перенесение и постигшей тебя скорби получишь от Бога блистательнейший венец. Если же ты будешь скорбеть чрез меру: то скорбь твоя, конечно, пройдет со временем, но тебе не принесет никакой пользы. С этими мыслями собери еще примеры, столь часто встречающиеся в жизни; приведи себе на память и те, которые представлены в божественном писании. Помысли, что «Авраам» сам заклал (если не делом, то намерением) единственного сына своего, но не плакал и не произнес ни одного хульного слова. Но мы призваны еще к большим подвигам. – «Иов», конечно, скорбел, но столько, сколько прилично было скорбеть отцу чадолюбивому и заботящемуся об отходящих от него чадах. А мы что ныне делаем? Не одним ли врагам свойственно это? Если бы ты рыдала и оплакивала того, кто введен в царские чертоги и увенчан: то я не назвал бы тебя другом его, а явным врагом».

бб) «Ты сокрушаешься потому самому, что муж твой умер грешником»«, приводит св. Иоанн Златоуст другое возражение вдов и так его опровергает: «если ты поэтому оплакиваешь умершаго, то тебе надлежало бы постараться исправить его во время жизни. – Если же он умер и грешником, то и в сем случае должно радоваться, а не скорбеть, потому что прекратились дни его, а вместе с ними и грехи его; что он не увеличил своих беззаконий, и, сколько возможно, помогать ему не слезами, а молитвами, прошениями, милостынею и подаянием. Все это устроено не без цели, и мы не напрасно совершаем воспоминания об умерших при совершении божественных таинств, приобщаемся за них, умоляем предлежащаго Агнца, подъявшаго на Себя грехи мира; все это сделано и делается для того, чтобы помочь им и исходатайствовать прощение. Почему же ты скорбишь? Почему плачешь, когда умершему можно приобресть прощение и помилование».

вв) «Ты плачешь, что, сделавшись вдовою, потеряла своею утешителя?» «Не говори этого, утешает вдову златословесный святитель. Ты не потеряла Бога; и, доколе Он будет с тобою, (а Он будет с тобою дотоле, доколе ты будешь с Ним), Сам будет для тебя лучше и мужа, и отца, и сына, и зятя, и всех, кого бы ты ни имела. Бог все делал для тебя и в то время, когда был у тебя супруг. А ныне в Нем ты имеешь более, нежели кто другой, Утешителя, Отца сирот, оставшихся с тобою, и Судию вдовиц. (Псал. 67, 6). Его помощи ищи, и ты узнаешь, что Он теперь более печется о тебе и о твоих чадах, нежели прежде, и тем более, чем в большем находишься ты затруднении. – Не напрасно апостол ублажает вдовство, когда говорит: «истинная вдовица и одинокая уповает на Бога» (1Тим. 5, 5), и тем выше и достопочтеннее явится она, чем более покажет терпения. Итак, не плачь о том, что может увенчать тебя. Рано или поздно ты увидишься с умершим, – и тем радостнее будет свидание ваше, чем печальнее была разлука. И где увидитесь? – Там, где никогда не будет разлуки».

гг) «Лучше было бы не испытывать радостей и удовольствия, нежели, испытав, сокрушаться потом скорбию и печалию». Так не редко говорят родители и супруги, потеряв близких и дорогих лиц. – «Нет, прошу вас, наставляет тот же святитель, не говорите и этого, не оскорбляйте Господа подобными словами. Лучше благодарите Его и за то, что получили, и благословляйте за то, что лишились. Иов не говорил: лучше бы мне не иметь детей; но благодарил Бога за то, что получил: «Господь даде», и благословлял Его за то, что лишился: «Господь отъят: буди имя Господне благословенно во веки». Так поступайте и вы, и всегда представляйте себе, что не человек взял у вас вашего сына или зятя, а Бог, Который и сотворил его, и более вас печется о нем; знает лучше вас, что ему полезно и что вредно, – не враг ему, или какой-либо зложелатель. Также точно пусть разсуждает муж о доброй жене и хозяйке дома; – так пусть разсуждают родные о родных, – друг о своем друге, – домочадцы о своем домовладыке и проч. Если все мы будем таким образом любомудрствовать: то и здесь обретем спокойствие души и будущих достигнем благ». (Из ХLI беседы на 1-е посл. к коринф.).

III.

Да прольют эти мудрыя наставления великого отца и вселенского учителя церкви св. Iоанна Златоустаго хотя некоторый луч утешения в скорбныя сердца христиан, готовыя в своем малодушии и неразумии роптать на Промысл Божий по поводу потери близких их сердцу детей, родителей и др. родственных им лиц.


Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Djachenko/polnyj-godichnyj-krug-kratkikh-pouchenij-sostavlennykh-na-kazhdyj-den-goda/5_19

(63)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *