Жизнь и миссия, сомнения и вера святого апостола Фомы

imagesНедав­но пра­во­слав­ный ка­лен­дарь на­пом­нил нам ис­то­рию Иоан­на Бо­го­сло­ва – Апо­сто­ла люб­ви и вер­но­сти, а 19 ок­тяб­ря (6-го по ста­ро­му сти­лю) там зна­чит­ся па­мять его кол­ле­ги, од­но­го из Две­на­дца­ти апо­сто­лов, че­ло­ве­ка на пер­вый взгляд про­ти­во­по­лож­но­го. Это всем из­вест­ный Фо­ма, «на­зы­ва­е­мый Близ­нец (греч. Дидим)», ко­то­ро­го мож­но на­речь «Апо­сто­лом со­мне­ния». Но и это ка­че­ство ино­гда необ­хо­ди­мо, и Фо­ме при­над­ле­жит зна­чи­тель­ная роль в хри­сти­ан­ской ис­то­рии.

Он од­ним из пер­вых стал апо­сто­лом («по­слан­ни­ком») Иису­са Хри­ста, был Ему пре­дан, но, об­ла­дая кри­ти­че­ским со­зна­ни­ем, от­ка­зал­ся ве­рить рас­ска­зам апо­сто­лов о Его вос­кре­се­нии. (Фо­мы не бы­ло сре­ди дру­гих де­ся­ти апо­сто­лов во вре­мя яв­ле­ния им вос­крес­ше­го Учи­те­ля.) «По­ка не уви­жу на Его ру­ках ран от гвоз­дей и не вло­жу в эти ра­ны па­лец – не по­ве­рю»! – упря­мо твер­дил он несколь­ко дней сво­им то­ва­ри­щам (Ин.20:25). От­сю­да на­ри­ца­тель­ное имя – «Фо­ма неве­ру­ю­щий» (т. е. «невер­ный»!). Явив­ший­ся через неде­лю Хри­стос пред­ло­жил ему ося­зать свои ра­ны с уко­риз­нен­ны­ми сло­ва­ми: «Ты по­ве­рил, по­то­му что уви­дел Ме­ня? Бла­жен­ны не уви­дев­шие и уве­ро­вав­шие» (Ин.20:29). Пра­во­слав­ный бо­го­слу­жеб­ный ка­лен­дарь на­ро­чи­то по­свя­ща­ет это­му со­бы­тию сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье по­сле Пас­хи (Ан­ти­пас­ха, или, в на­род­ной тер­ми­но­ло­гии, «Фо­ми­на неде­ля»).

Жи­тий­ная тра­ди­ция с лих­вой ком­пен­си­ру­ет этот непо­хваль­ный эпи­зод его био­гра­фии сим­во­ли­че­ской по­дроб­но­стью про­слав­ле­ния усоп­шей Бо­го­ма­те­ри. Апо­сто­лы, со­брав­ши­е­ся в Иеру­са­лим для Её по­гре­бе­ния со всех кон­цов Рим­ской ой­ку­ме­ны, долж­ны бы­ли на тре­тий день вновь рас­крыть гроб­ни­цу для за­поз­дав­ше­го Фо­мы, про­по­ве­до­вав­ше­го в да­ле­кой Ин­дии. Ра­нее усо­мнив­ший­ся в вос­кре­се­нии Хри­ста, он те­перь сам воз­ве­стил о вос­кре­ше­нии Его Ма­те­ри: же­лая по­кло­нить­ся те­лу Ма­рии, он на­шел в пе­ще­ре од­ни по­гре­баль­ные пе­ле­ны.

 Юрий Ру­бан



Вступ­ле­ние

Ин­те­рес­ный факт: ака­фист од­но­му из са­мых пер­вых хри­сти­ан­ских свя­тых, апо­сто­лу Фо­ме, был на­пи­сан уже в на­ше вре­мя, в XXI ве­ке. По­че­му же се­го­дня воз­ник­ло стрем­ле­ние об­ра­тить­ся с мо­лит­вою имен­но к это­му апо­сто­лу?

По­че­му во­об­ще его имя так ча­сто ста­ло зву­чать в устах совре­мен­ных пра­во­слав­ных хри­сти­ан? Чтобы по­нять это, необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся к жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Фо­мы, вос­при­нять про­ис­шед­шее с ним и сде­лан­ное им ра­ди Хри­ста на фоне на­ше­го невер­но­го вре­ме­ни.

Что же нам из­вест­но об апо­сто­ле Фо­ме?

Фо­ма (по про­зва­нию Близ­нец) был од­ним из две­на­дца­ти бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­сто­вых, по­всю­ду сле­до­вав­ших за ним и на­зы­вав­ших­ся апо­сто­ла­ми, то есть по­слан­ни­ка­ми Бо­жи­и­ми.

Еван­ге­лие от Иоан­на да­ет нам воз­мож­ность оце­нить то му­же­ство, с ко­то­рым нес свя­той Фо­ма свое апо­столь­ство.

Ко­гда Спа­си­тель, Ко­то­ро­го ис­ка­ли уже вра­ги, чтобы убить, на­пра­вил­ся в Иудею, дру­гие апо­сто­лы от­го­ва­ри­ва­ли Его: Рав­ви! Дав­но ли иудеи ис­ка­ли по­бить Те­бя кам­ня­ми, и Ты опять идешь ту­да?(Ин.11:8)И то­гда Фо­ма пер­вым вы­звал­ся вез­де со­про­вож­дать Учи­те­ля и раз­де­лить Его стра­да­ния: Пой­дем и мы умрем с Ним (Ин.11:16).

Вме­сте с тем, по­сле смер­ти на Кре­сте и Вос­кре­се­ния Гос­под­ня, Фо­ма ока­зал­ся в чис­ле тех, кто ни­как не мог по­ве­рить, что Хри­стос дей­стви­тель­но вос­крес из мерт­вых. И про­изо­шло чу­до: Гос­подь явил­ся апо­сто­лу Фо­ме.

Глав­ным со­бы­ти­ем в его жиз­ни ока­за­лось это яв­ле­ние…

Так Фо­ма окон­ча­тель­но уве­ро­вал в Хри­сто­во Вос­кре­се­ние. И это уве­ре­ние Фо­мы да­ло ве­ли­кие пло­ды. Апо­стол Фо­ма, ис­пол­няя сло­ва Спа­си­те­ля: Итак иди­те, на­учи­те все на­ро­ды, кре­стя их во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха (Мф.28:19), со­вер­шил немыс­ли­мо да­ле­кий по тем вре­ме­нам путь и при­нес се­ме­на хри­сти­ан­ства да­же в Ин­дий­скую зем­лю, столь да­ле­кую от его род­ной Па­ле­сти­ны! И до сих пор па­мять о пре­бы­ва­нии свя­то­го апо­сто­ла со­хра­ни­лась сре­ди ин­ду­сов.

Он шел даль­ше мно­гих, про­по­ве­до­вал без­бо­яз­нен­но и с тою ве­рою, ко­то­рая спо­соб­на сдви­нуть го­ры. И так же без стра­ха при­нял он ве­нец му­че­ни­че­ства за Хри­ста. Так по­че­му сей­час мы об­ра­ща­ем­ся к свя­то­му апо­сто­ле Фо­ме? Ка­ко­го хо­да­тай­ства и за­ступ­ни­че­ства пе­ред Гос­по­дом мы у него про­сим?

Преж­де все­го, мы об­ра­ща­ем­ся к нему с мо­лит­вой о тех мно­го­чис­лен­ных на­ших ближ­них, ко­то­рые еще не уве­ро­ва­ли во Хри­ста. О тех, в ком вре­ме­на ате­из­ма (а те­перь еще неоязы­че­ства и ре­ли­ги­оз­ной все­яд­но­сти) по­се­я­ли недо­ве­рие и со­мне­ние. О каж­дом «фо­ме-неве­ру­ю­щем», ко­то­рый по­вто­ря­ет: «Не по­ве­рю, по­ка не уви­жу…» О тех, ко­му ка­жет­ся, что невоз­мож­но ве­рить, не тре­буя чу­дес и зна­ме­ний.

Мы так­же об­ра­ща­ем­ся к нему, чтобы и нам, пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, по­мог он укре­пить­ся в ве­ре – в мо­мен­ты, ко­гда нас са­мих по­се­ща­ют со­мне­ния. Ты по­ве­рил, по­то­му что уви­дел Ме­ня; бла­жен­ны неви­дев­шие и уве­ро­вав­шие, – го­во­рит Гос­подь апо­сто­лу Фо­ме (Ин.20:29). По­то­му и мо­лим мы апо­сто­ла, ищем у него под­держ­ки. Кто, как не он, ис­пы­тав­ший со­мне­ния вновь об­рет­ший ве­ру, мо­жет по­мочь всем нам?

Об­ра­ща­ют­ся к свя­то­му апо­сто­лу Фо­ме и те пра­во­слав­ные хри­сти­ане, ко­му Гос­подь на­зна­чил се­го­дня про­дол­жать де­ло хри­сти­ан­ской мис­сии. Ведь свя­той апо­стол Фо­ма был од­ним из са­мых рев­ност­ных про­по­вед­ни­ков Сло­ва Бо­жия. И се­го­дняш­ним мис­си­о­не­рам, про­дол­жа­те­лям де­ла апо­сто­лов, осо­бен­но необ­хо­ди­мы об­ре­тен­ная им твер­дость в ве­ре, пре­дан­ность Хри­сту и го­тов­ность в са­мом де­ле ид­ти и на­учить «все на­ро­ды».

По­то­му мы все се­го­дня мо­лит­вен­но об­ра­ща­ем­ся к свя­то­му апо­сто­лу Фо­ме со сло­ва­ми: От­вер­зи нам очи ве­ры, да плот­ским неви­ди­мая явят­ся нам; по­даждь нам на­деж­ду на сниз­хож­де­ние Бо­жие, да от­ча­я­ние гре­хов­ное не по­жрет ны; от­крый нам бла­жен­ство люб­ве, яже креп­ка есть, яко смерть, и еди­на воз­мо­га­ет над тою, да по­ра­бо­тав­ше Хри­сту на зем­ли, воз­двиг­нем и мы се­бе кро­вы Небес­ныя и с то­бою и все­ми свя­ты­ми про­сла­вим пре­чест­ное и ве­ли­ко­ле­пое имя От­ца и Сы­на и Свя­та­го Ду­ха. Аминь.

Жизнь апо­сто­ла Фо­мы

Неве­ру­ю­щий апо­стол – так ча­ще все­го на­зы­ва­ют Фо­му, од­но­го из две­на­дца­ти бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста. В Еван­ге­ли­ях о нем ска­за­но немно­го, бук­валь­но несколь­ко слов, но из жи­тия и апо­кри­фов из­вест­но, что с про­по­ве­дью Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва он до­шел даль­ше всех – до са­мой Ин­дии, а по пу­ти при­вел ко Хри­сту несколь­ко на­ро­дов. Как это воз­мож­но для сла­бо­го ве­рой че­ло­ве­ка? И был ли он та­ким на са­мом де­ле? По­че­му мо­щи Фо­мы, по­гиб­ше­го в Ин­дии, на­хо­дят­ся в Ита­лии? В пред­две­рии дня па­мя­ти апо­сто­ла Фо­мы – 19 ок­тяб­ря – по­про­бу­ем най­ти от­ве­ты на эти во­про­сы.

Нач­нем с то­го, что нам до­под­лин­но из­вест­но об этом че­ло­ве­ке. В Свя­щен­ном Пи­са­нии апо­сто­ла Фо­му упо­ми­на­ют все Еван­ге­ли­сты, од­на­ко Иоанн уде­ля­ет ему вни­ма­ние бо­лее дру­гих, не про­сто пе­ре­чис­ляя его сре­ди уче­ни­ков, но и рас­кры­вая ка­кие-то чер­ты его ха­рак­те­ра, лич­ност­ные свой­ства. Кста­ти, имя «Фо­ма» име­ет се­мит­ский ко­рень, ко­то­рый мож­но пе­ре­ве­сти как «де­лить­ся по­по­лам, удва­и­вать­ся». Воз­мож­но, по­это­му у Фо­мы бы­ло про­зви­ще Близ­нец. Но неко­то­рые гно­сти­ки, в сре­де ко­то­рых этот апо­стол осо­бен­но по­чи­тал­ся, счи­та­ли его в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва близ­не­цом Гос­по­да Иису­са Хри­ста: яко­бы он был внешне очень по­хож на Спа­си­те­ля.

Хо­тя, по­жа­луй, не так уж важ­но, как внешне вы­гля­дел Фо­ма. Го­раз­до важ­нее, что ве­ра его на про­тя­же­нии всей его жиз­ни удва­и­ва­лась, утра­и­ва­лась… – по­сто­ян­но умно­жа­лась. И он раз­де­лил ее со мно­же­ством са­мых раз­ных лю­дей.

Упо­ми­на­ния о Фо­ме в Еван­ге­лии

Еван­ге­лист Иоанн осо­бо вы­де­ля­ет апо­сто­ла Фо­му в двух эпи­зо­дах. Во-пер­вых, ко­гда Спа­си­тель узна­ет о смер­ти

Сво­е­го дру­га Ла­за­ря и от­прав­ля­ет­ся к нему, чтобы его вос­кре­сить. При этом Хри­сту угро­жа­ет опас­ность, ведь пер­во­свя­щен­ни­ки дав­но ищут слу­чая, чтобы Его аре­сто­вать. И в то вре­мя, ко­гда дру­гие апо­сто­лы уго­ва­ри­ва­ют Учи­те­ля ни­ку­да не хо­дить, Фо­ма, на­про­тив, при­зы­ва­ет: «Пой­дем и мы умрем с Ним». В этих сло­вах про­яв­ля­ет­ся его в хо­ро­шем смыс­ле сло­ва мак­си­ма­лизм, внут­рен­няя цель­ность, го­тов­ность уме­реть за то, что лю­бишь и це­нишь. Но еще бо­лее яр­ко Фо­ма рас­кры­ва­ет­ся в из­вест­ном эпи­зо­де, где он, услы­шав о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом от дру­гих уче­ни­ков, го­во­рит: «По­ка не уви­жу, не по­ве­рю». По ка­ким-то при­чи­нам Фо­мы не ока­за­лось сре­ди них, ко­гда им всем вме­сте явил­ся Вос­крес­ший Хри­стос. И ко­гда апо­сто­лы рас­ска­за­ли ему о ве­ли­кой ра­до­сти – о той са­мой по­бе­де над смер­тью, ко­то­рой ждал весь Из­ра­иль­ский на­род и ко­то­рая свер­ши­лась в Вос­кре­се­нии Спа­си­те­ля из мерт­вых – Фо­ма не по­ве­рил этой ве­сти. На ос­но­ва­нии это­го эпи­зо­да и сло­жи­лось опре­де­ле­ние «Фо­ма неве­ру­ю­щий». Од­на­ко был ли он та­ким? И ес­ли нет, то что на са­мом де­ле мог­ло вы­звать у Фо­мы по­доб­ную ре­ак­цию?

Пси­хо­ло­ги­че­ски его по­ве­де­ние вполне объ­яс­ни­мо. Да­вай­те вни­ма­тель­но всмот­рим­ся в де­та­ли, ко­то­рые со­об­ща­ет о Фо­ме Еван­ге­лист Иоанн. Это уче­ник, ко­то­рый го­тов был уме­реть за Хри­ста – на­столь­ко го­ря­чо бы­ло его серд­це.

Так бы­ва­ет, ко­гда че­ло­век по­ла­га­ет в ос­но­ва­нии сво­ей жиз­ни ка­кую-то цель и го­тов пой­ти до са­мо­го кон­ца, да­же до смер­ти, ра­ди ее до­сти­же­ния. Но в тот мо­мент, ко­гда он те­ря­ет эту цель, для него ру­шит­ся весь мир.

Фо­ма, су­дя по все­му, был аб­со­лют­но раз­дав­лен смер­тью сво­е­го Учи­те­ля. Все его на­деж­ды рух­ну­ли в од­но­ча­сье.

Че­ло­век, ко­то­рый жил иде­ей слу­же­ния Хри­сту и ожи­да­ни­ем Его цар­ства, по­те­рял всё – и цель жиз­ни, и смысл.

Вполне по­нят­но, по­че­му его не бы­ло сре­ди дру­гих уче­ни­ков, ко­гда им явил­ся Тот, ко­го они лю­би­ли. Фо­ма в том со­сто­я­нии про­сто не мог на­хо­дить­ся сре­ди лю­дей. Ко­гда же ему ска­за­ли, что Хри­стос вос­крес… Че­ло­век, ко­то­рый толь­ко что по­те­рял по­след­нюю на­деж­ду, очень бо­ит­ся но­во­го разо­ча­ро­ва­ния. Он на­сто­ро­жен­но от­не­сет­ся к лю­бым уве­ре­ни­ям в том, что его ча­я­ния бы­ли не на­прас­ны. Это не ха­рак­те­ри­сти­ка сла­бой ве­ры. Ско­рее, это при­знак силь­ной люб­ви Фо­мы к Спа­си­те­лю. Он не то чтобы не по­ве­рил. Воз­мож­но, он бо­ял­ся, что все, о чем ему рас­ска­за­ли, – не про­изо­шло на са­мом де­ле; но он всем серд­цем хо­тел, чтобы бы­ло так. А Гос­подь все­гда от­ве­ча­ет на та­кие «за­про­сы» че­ло­ве­че­ско­го серд­ца. И ко­гда Он явил­ся Фо­ме, тот сра­зу оста­вил свои со­мне­ния и ис­по­ве­до­вал Хри­ста: «Гос­подь мой и Бог мой!» Ведь на са­мом де­ле Фо­ма очень ждал это­го мо­мен­та.

Мис­сия апо­сто­ла в Ин­дии

Что же из­вест­но о его даль­ней­шей жиз­ни? В Еван­ге­ли­ях и Кни­ге Де­я­ний апо­столь­ских о Фо­ме ни­че­го бо­лее не ска­за­но. Но неко­то­рые важ­ные све­де­ния мож­но по­черп­нуть из его жи­тия. На­при­мер, тот факт, что Фо­ма, про­по­ве­дуя Хри­ста, по­шел даль­ше дру­гих уче­ни­ков и до­брал­ся до са­мой Ин­дии. Имен­но этот удел до­стал­ся ему в ре­зуль­та­те раз­де­ле­ния меж­ду апо­сто­ла­ми тер­ри­то­рии про­по­ве­ди.

На­до ска­зать, по­ня­тие «Ин­дия» в то вре­мя бы­ло ши­ро­ким и да­ле­ко не все­гда озна­ча­ло кон­крет­ную тер­ри­то­рию.

Ин­ди­ей на­зы­ва­ли под­час и Аф­га­ни­стан, и Ме­со­по­та­мию – все то, что на­хо­ди­лось за пре­де­ла­ми Рим­ской им­пе­рии.

По­это­му апо­стол Фо­ма тео­ре­ти­че­ски мог про­по­ве­до­вать не в Юж­ной Азии, а го­раз­до бли­же. Од­на­ко есть несколь­ко фак­тов, на ос­но­ва­нии ко­то­рых все-та­ки мож­но го­во­рить о его про­по­ве­ди имен­но ин­ду­сам. Со вре­мен Алек­сандра Ма­ке­дон­ско­го меж­ду Рим­ской им­пе­ри­ей, Сре­ди­зем­но­мо­рьем и Ин­ди­ей уже бы­ло транс­порт­ное со­об­ще­ние.

Так что Фо­ма вполне мог ту­да до­брать­ся, ни­че­го уди­ви­тель­но­го в этом нет. Да­лее, в жиз­ни апо­сто­ла упо­ми­на­ет­ся царь Гун­до­фар: Фо­ма был на­нят к нему на служ­бу как плот­ник, чтобы по­стро­ить ца­рю дво­рец. Этот царь – ре­аль­ное ис­то­ри­че­ское ли­цо. В 1834 го­ду в Ка­буль­ской до­лине Аф­га­ни­ста­на бы­ли най­де­ны мо­не­ты с его име­нем, и по ним мож­но опре­де­лить, что Гун­до­фар пра­вил в I ве­ке по Рож­де­стве Хри­сто­вом, при­мер­но в 45-46 го­дах. Это как раз те го­ды, ко­гда Фо­ма мог ока­зать­ся в Ин­дии.

Во­об­ще, све­де­ния об апо­сто­ле Фо­ме, ка­са­ю­щи­е­ся его жиз­ни по­сле Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов, то есть все, о чем не ска­за­но в Свя­щен­ном Пи­са­нии, по­черп­ну­ты в ос­нов­ном из кни­ги «Де­я­ний апо­сто­ла Фо­мы» («Acta Thomae»). До­ку­мент да­ти­ру­ет­ся кон­цом II – на­ча­лом III ве­ка и су­ще­ству­ет в двух вер­си­ях – ин­дий­ской и си­рий­ской. Но он до­шел до нас не в пер­во­на­чаль­ном, а в ис­ка­жен­ном ва­ри­ан­те – в нем очень мно­го гно­сти­че­ских вста­вок. Этот текст кри­ти­ко­вал свя­той Ири­ней Ли­он­ский, вы­да­ю­щий­ся бо­го­слов II ве­ка, ко­то­рый очень жи­во ре­а­ги­ро­вал как раз на гно­сти­че­ские пе­ре­ги­бы. Од­на­ко есть сви­де­тель­ство о том, что на­ря­ду с гно­сти­че­ским су­ще­ство­вал и дру­гой, ви­ди­мо, под­лин­ный текст о де­я­ни­ях апо­сто­ла Фо­мы. Сви­де­тель­ство это – за­пис­ки мо­на­хи­ни Эге­рии, ко­то­рая на про­тя­же­нии 381-384 го­дов со­вер­ша­ла па­лом­ни­че­ство на Свя­тую Зем­лю, в Си­рию, Ли­ван и Еги­пет. Она со­об­ща­ет, что мо­ли­лась у мо­щей это­го апо­сто­ла, а так­же о том, что за бо­го­слу­же­ни­ем чи­тал­ся от­ры­вок из кни­ги «Де­я­ний апо­сто­ла Фо­мы». При­чем речь здесь идет, ско­рее все­го, о пер­во­на­чаль­ном ва­ри­ан­те «Де­я­ний», без гно­сти­че­ских ис­ка­же­ний, то есть о том, ко­то­рый не до­шел до на­ших дней.

Путь в Ин­дию и служ­ба ца­рю Гун­до­фа­ру

Так что же про­ис­хо­ди­ло в Ин­дии с этим че­ло­ве­ком? Что мож­но по­черп­нуть из ос­нов­ных ис­точ­ни­ков, ес­ли вы­не­сти за скоб­ки бо­лее позд­ние гно­сти­че­ские прав­ки? Вме­сте с неким куп­цом по име­ни Хаб­бан Фо­ма при­был в Ин­дию, где к I ве­ку уже сфор­ми­ро­ва­лась ка­сто­вая об­ще­ствен­ная си­сте­ма. Это озна­ча­ло, что без раз­ре­ше­ния со­от­вет­ству­ю­ще­го ца­ря или ра­джи в его вла­де­ни­ях не мог­ло осу­ществ­лять­ся ни­ка­кой де­я­тель­но­сти, в том чис­ле и про­по­ве­ди но­вой ве­ры. В этом смыс­ле си­ту­а­ция в Ин­дии на­по­ми­на­ла ту, что сло­жи­лась в Ев­ро­пе VI-VIII ве­ков на тер­ри­то­ри­ях рас­се­ле­ния вар­вар­ских пле­мен, где про­по­ведь хри­сти­ан­ства бы­ла воз­мож­на толь­ко с раз­ре­ше­ния во­ждя. И ес­ли вождь при­ни­мал но­вую ве­ру, то вслед за ним ко Хри­сту об­ра­ща­лась и вся знать, и во­и­ны, и весь на­род.

Прав­да, су­ще­ствен­ная раз­ни­ца бы­ла в том, что в Ин­дии I ве­ка хри­сти­ане не под­вер­га­лись го­не­ни­ям по­доб­но то­му, как это бы­ло на тер­ри­то­рии Ев­ро­пы вре­мен ан­тич­но­сти и ран­ней эпо­хи вар­вар­ских ко­ролевств. Бы­ли ца­ри, ко­то­рые вполне тер­пи­мо от­но­си­лись к раз­лич­ным ве­ро­ва­ни­ям, при­но­си­мым из даль­них стран в их края. А при­но­си­ли их ча­ще все­го куп­цы. Так что Хаб­бан в этой ис­то­рии фигу­ри­ру­ет не слу­чай­но. Соб­ствен­но, путь, по ко­то­ро­му апо­стол Фо­ма по­пал в Ин­дию – это Ве­ли­кий шел­ко­вый путь меж­ду Ев­ро­пой и Ки­та­ем. Поль­зо­ва­лись им не толь­ко тор­гов­цы, но и мис­си­о­не­ры. Прав­да, ку­пе­че­ство по ти­пу де­я­тель­но­сти по­рой ока­зы­ва­лось с мис­си­о­не­ра­ми в од­ном ря­ду, по­то­му что ес­ли куп­цы бы­ли хри­сти­а­на­ми, то они не толь­ко за­ни­ма­лись биз­не­с­ом на этом тран­зи­те, но и, как мог­ли, рас­про­стра­ня­ли свою ве­ру сре­ди языч­ни­ков. И су­дя по все­му, Хаб­бан по­ни­мал, чем на са­мом де­ле за­ни­ма­ет­ся Фо­ма. Апо­стол же неустан­но про­по­ве­до­вал Хри­ста. По до­ро­ге в Ин­дию он су­мел ос­но­вать хри­сти­ан­ские об­щи­ны в Па­ле­стине, Ме­со­по­та­мии, Пар­фии и Эфи­о­пии, а так­же сре­ди бак­тов. С та­ким ба­га­жом он и явил­ся к ца­рю Гун­до­фа­ру.

По при­бы­тии в Ин­дию апо­стол при­сту­пил к стро­и­тель­ству двор­ца. Прав­да, де­лал он это весь­ма стран­ным об­ра­зом, его по­сту­пок вполне мож­но на­звать аван­тю­рой. Ему вы­де­ли­ли нема­лые день­ги, од­на­ко он все раз­дал бед­ня­кам, не по­тра­тив на дво­рец ни од­ной мо­не­ты. Зда­ние в ито­ге так и не бы­ло по­стро­е­но. Ко­гда же Гун­до­фар при­шел по­смот­реть на но­вый дом и вы­яс­нил, что его, по че­ло­ве­че­ским мер­кам, весь­ма недву­смыс­лен­но об­ма­ну­ли, он ве­лел аре­сто­вать Фо­му и со­би­рал­ся его каз­нить. Од­на­ко ца­рю явил­ся его умер­ший брат, ко­то­рый ска­зал, что мно­го оби­те­лей он ви­дел на небе­сах, но са­мый пре­крас­ный дом – тот, что воз­ве­ден для Гун­до­фа­ра. На во­прос, кто же стро­ил это дом, брат от­ве­тил, что имя стро­и­те­лю Фо­ма. Гун­до­фар очень уди­вил­ся та­ким све­де­ни­ям и при­ка­зал от­ме­нить казнь. Впро­чем, для Фо­мы это ста­ло лишь от­сроч­кой дня смер­ти. Му­че­ни­че­ская кон­чи­на его не ми­но­ва­ла…

До­прос и казнь

По­след­ние го­ды зем­ной жиз­ни апо­стол Фо­ма про­вел в ин­дий­ском го­ро­де Ме­ли­пур, близ Мад­раса. Там он су­мел об­ра­тить ко Хри­сту су­пру­гу и сы­на мест­но­го ца­ря Маз­дея. Прав­да, кре­стить их он не успел. Царь, узнав о та­ких пе­ре­ме­нах в близ­ких лю­дях, при­шел в ярость, ведь все это со­вер­ши­лось за его спи­ной, и ве­лел за­клю­чить Фо­му в тем­ни­цу. То­гда род­ствен­ни­ки ца­ря при­шли к апо­сто­лу пря­мо в тюрь­му, чтобы там при­нять кре­ще­ние. Фо­ма со­вер­шил над ни­ми Та­ин­ство, а за­тем, по­доб­но апо­сто­лу Пет­ру, через за­тво­рен­ные две­ри тем­ни­цы вы­шел на во­лю, явил­ся к но­во­об­ра­щен­ным и по­слу­жил для них Ли­тур­гию. Од­на­ко тю­рем­ная стра­жа об­на­ру­жи­ла, что уз­ник ис­чез. Со­чтя его за кол­ду­на, во­и­ны обо всем до­ло­жи­ли ца­рю. И ко­гда Фо­ма, сле­дуя Бо­жи­е­му про­мыс­лу, вер­нул­ся в ме­сто сво­е­го за­клю­че­ния, его немед­лен­но от­пра­ви­ли на до­прос.

Там про­изо­шел один очень важ­ный диа­лог. Маз­дей спро­сил Фо­му: «Кто ты? Раб или сво­бод­ный?» На что Фо­ма от­ве­тил: «Не раб я, и нет у те­бя вла­сти на­до мной». Царь то­гда по­ин­те­ре­со­вал­ся, за­чем же он, сбе­жав из тюрь­мы, вер­нул­ся на­зад. Фо­ма ска­зал: «Я при­был сю­да, дабы спа­сти мно­гих и са­мо­му стать по­мо­щью для всех, кто хо­тел осво­бо­дить­ся». И здесь сле­ду­ет са­мый глав­ный во­прос Маз­дея: «А кто твой гос­по­дин? Ка­ко­во его имя и из ка­кой он зем­ли?» И Фо­ма да­ет от­вет аб­со­лют­но в сво­ем сти­ле: «Гос­подь мой – Вла­ды­ка мой и твой. Ибо Он Гос­по­дин небес и зем­ли». Этот текст чрез­вы­чай­но ва­жен, по­сколь­ку в нем рас­кры­ва­ет­ся осо­бое хри­сти­ан­ское ми­ро­ощу­ще­ние. Это ми­ро­ощу­ще­ние бо­го­сы­нов­ства всех лю­дей – не важ­но, ка­кой на­цио­наль­но­сти или ка­сте они при­над­ле­жат, ра­бы они или ца­ри, апо­сто­лы или куп­цы, ин­ду­сы или иудеи. Лю­бой че­ло­век – ди­тя Бо­жие по фак­ту сво­е­го рож­де­ния, да­же ес­ли он по­ка не про­све­щен све­том Хри­сто­вой ис­ти­ны.

Есте­ствен­но, ин­дий­ско­му ца­рю стран­но бы­ло услы­шать по­доб­ный от­вет. Он при­го­во­рил апо­сто­ла к смерт­ной каз­ни. И хо­тя на­род, ви­дя доб­рые де­ла и на­ме­ре­ния Фо­мы, про­те­сто­вал, Маз­дей остал­ся непре­кло­нен. Фо­ма, в свою оче­редь, не со­про­тив­лял­ся и не воз­ра­жал, и это то­же вполне в его ду­хе – же­лать се­бе смер­ти ра­ди Хри­ста. Он пе­ре­жи­вал толь­ко об од­ном – что ему не до кон­ца еще уда­лось по­се­ять се­мя Хри­сто­вой ве­ры в этих зем­лях. По­это­му по до­ро­ге к ме­сту каз­ни он ру­ко­по­ло­жил че­ло­ве­ка по име­ни Си­фор в пре­сви­те­ры, а но­во­об­ра­щен­но­го сы­на ца­ря – в диа­ко­ны. По­сле это­го Фо­ма уже со спо­кой­ным серд­цем при­нял свой жре­бий и пре­тер­пел му­че­ни­че­скую смерть – его прон­зи­ли ко­пья­ми.

Пер­вое чу­до по­чив­ше­го свя­то­го

Ну а да­лее про­ис­хо­дит еще од­но ис­клю­чи­тель­но важ­ное со­бы­тие. В сы­на то­го са­мо­го ца­ря Маз­дея, в род­но­го бра­та ру­ко­по­ло­жен­но­го Фо­мой диа­ко­на, все­лил­ся нечи­стый дух. Маз­дей по­ни­мал: это на­ка­за­ние ему, от­цу, за то, что он каз­нил свя­то­го че­ло­ве­ка. И то­гда он ре­шил пой­ти ко гро­бу апо­сто­ла Фо­мы в Ме­ли­пур, взять его остан­ки и кос­нуть­ся ими сы­на. То­гда, по­ла­гал царь, несчаст­ный бу­дет ис­це­лен. Этот эпи­зод, опи­сан­ный в «Де­я­ни­ях апо­сто­ла Фо­мы» II-III ве­ка, сви­де­тель­ству­ет, что уже то­гда в Ин­дии бы­ла тра­ди­ция по­чи­та­ния мо­щей.

Но са­мое ин­те­рес­ное да­же не в этом. Ко­гда Маз­дей, со­глас­но ис­точ­ни­ку, на­ме­ре­вал­ся ис­пол­нить за­ду­ман­ное, ему явил­ся сам Фо­ма и, мож­но ска­зать, с неко­то­рым юмо­ром ска­зал: «Жи­во­му ты мне не по­ве­рил, по­че­му же те­перь по­ве­ришь мерт­во­му? Но не бой­ся, ибо ми­ло­стив Иисус Хри­стос, ра­ди ве­ли­ко­го Сво­е­го ми­ло­сер­дия». А да­лее при­во­дит­ся ис­то­рия о том, что Маз­дей, при­дя ко гро­бу Фо­мы, по ка­кой-то при­чине не на­шел там его остан­ков.

Что же то­гда сде­лал царь? Он взял горсть пес­ка с ме­ста за­хо­ро­не­ния апо­сто­ла и вер­нул­ся до­мой. Маз­дей при­звал Имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста, от­рек­ся от дья­во­ла, а за­тем дал сы­ну при­ло­жить­ся к пес­ку с мо­ги­лы Фо­мы, в ре­зуль­та­те че­го тот по­лу­чил ис­це­ле­ние. За­тем Маз­дей об­ра­тил­ся к ру­ко­по­ло­жен­но­му Фо­мой пре­сви­те­ру Си­фо­ру с прось­бой кре­стить его. По­че­му так ва­жен этот эпи­зод? Де­ло ведь не столь­ко в фак­те ис­це­ле­ния боль­но­го, в это чу­до мож­но ве­рить или не ве­рить. Но де­ло глав­ным об­ра­зом в том, что царь, каз­нив­ший апо­сто­ла, об­ра­тил­ся ко Хри­сту. Это сви­де­тель­ство о глав­ном чу­де, ко­то­рое воз­мож­но для че­ло­ве­ка – о пе­ре­мене серд­ца.

Судь­ба мо­щей апо­сто­ла

Что же ка­са­ет­ся мо­щей апо­сто­ла Фо­мы, то судь­ба их очень ин­те­рес­на. Из Ин­дии они бы­ли пе­ре­не­се­ны в Эдес­су.

Об их пре­бы­ва­нии там сви­де­тель­ству­ет ле­то­пис­ный текст «Хро­ни­ки гра­да Эдес­сы», а так­же упо­мя­ну­тые за­пис­ки мо­на­хи­ни Эге­рии: она со­об­ща­ет, что мо­ли­лась в этом го­ро­де у мо­щей апо­сто­ла Фо­мы. В XI ве­ке Эдес­су раз­гра­би­ли тур­ки. Мо­щи Фо­мы, на­ря­ду с дру­ги­ми свя­ты­ня­ми, бы­ли спря­та­ны хри­сти­а­на­ми во из­бе­жа­ние по­ру­га­ния.

Ме­сто­на­хож­де­ние их бы­ло неиз­вест­но, по­ка их не об­на­ру­жи­ли на гре­че­ском ост­ро­ве Хиос. А от­ту­да в 1258 го­ду мо­ре­пла­ва­тель Ли­он, на­ня­тый жи­те­ля­ми ита­льян­ской Ор­то­ны, пе­ре­вез их в этот го­род. Там они и на­хо­дят­ся по сей день. А перст Фо­мы был до­став­лен в Рим и пре­бы­ва­ет там в церк­ви Свя­то­го Кре­ста. Ины­ми сло­ва­ми, апо­стол Фо­ма, при жиз­ни ушед­ший с За­па­да на Во­сток, по­сле зем­ной кон­чи­ны за несколь­ко ве­ков со­вер­шил об­рат­ное пу­те­ше­ствие.

Та­ков был зем­ной и по­смерт­ный путь апо­сто­ла Фо­мы. Жизнь его на­по­ми­на­ет при­клю­чен­че­ский ро­ман, а сам он – ге­роя, со­вер­ша­ю­ще­го под­час аб­со­лют­но нело­гич­ные по­дви­ги.

Ка­кое же от­но­ше­ние все это име­ет к нам, лю­дям XXI ве­ка? Де­ло в том, что Фо­ма, по­жа­луй, са­мый совре­мен­ный апо­стол. Ведь боль­шин­ству из нас зна­ко­мо со­сто­я­ние внут­рен­ней пу­сто­ты, ко­гда ру­шат­ся на­деж­ды, ко­гда, ка­за­лось бы, смыс­ла в жиз­ни со­всем не оста­ет­ся. И очень непро­сто в та­кой си­ту­а­ции по­ни­мать, что Гос­подь – ря­дом. Но при­мер Фо­мы по­ка­зы­ва­ет, что Бог нас не толь­ко не оста­вил, но бо­лее то­го – Он го­тов прий­ти к каж­до­му, кто ис­кренне это­го хо­чет. Апо­стол Фо­ма, по­ве­рив­ший в Вос­кре­се­ние сво­е­го Учи­те­ля, всю свою жизнь на­столь­ко го­рел этой ве­рой, что су­мел при­ве­сти ко Хри­сту ты­ся­чи лю­дей. Он не по­бо­ял­ся ни даль­не­го пу­ти, ни ино­зем­ных ца­рей, ни смер­ти. Ему при­хо­ди­лось ид­ти на аван­тюр­ные, с точ­ки зре­ния зем­ной ло­ги­ки, по­ступ­ки, рис­ко­вать жиз­нью и в ито­ге рас­стать­ся с ней, ис­по­ве­до­вав Хри­ста. Но он все­гда по­ни­мал, ра­ди че­го все это со­вер­ша­ет. По­сле то­го как он лич­но встре­тил­ся с Вос­крес­шим Бо­гом, для него не оста­ва­лось боль­ше со­мне­ний в том, ра­ди че­го он жи­вет. Да­же ес­ли ему при­хо­ди­лось кар­ди­наль­ным об­ра­зом ме­нять ме­сто жи­тель­ства и круг об­ще­ния. Да­же ес­ли ка­за­лось, что мис­сия его тер­пит неуда­чу. Да­же ес­ли в да­ле­кой стране не на­хо­ди­лось лю­дей, го­то­вых его под­дер­жать… Все эти пре­пят­ствия бы­ли пре­одо­ли­мы, по­то­му что Бог, од­на­жды став ря­дом с ним, уже ни­ко­гда не остав­лял Сво­е­го уче­ни­ка. При чем же здесь мы, совре­мен­ные лю­ди? По­жа­луй, при том, что Гос­подь точ­но так же при­хо­дит к каж­до­му из нас. И ка­ки­ми бы ни бы­ли об­сто­я­тель­ства на­шей жиз­ни, встре­ча с Ним воз­мож­на. Сто­ит толь­ко очень это­го за­хо­теть…

Ал­ла Мит­ро­фа­но­ва

Упо­ми­на­ния об апо­сто­ле Фо­ме в Свя­щен­ном Пи­са­нии

Эпи­зод при­зва­ния апо­сто­лов

И при­звав две­на­дцать уче­ни­ков Сво­их, Он дал им власть над нечи­сты­ми ду­ха­ми, чтобы из­го­нять их и вра­че­вать вся­кую бо­лезнь и вся­кую немощь. Две­на­дца­ти же Апо­сто­лов име­на суть сии: пер­вый Си­мон, на­зы­ва­е­мый Пет­ром, и Ан­дрей, брат его, Иа­ков Зе­ве­де­ев и Иоанн, брат его, Филипп и Вар­фо­ло­мей, Фо­ма и Мат­фей мы­тарь, Иа­ков Ал­фе­ев и Лев­вей, про­зван­ный Фад­де­ем, Си­мон Ка­на­нит и Иуда Ис­ка­ри­от, ко­то­рый и пре­дал Его (Мф.10:1-4).

Вос­кре­ше­ние Ла­за­ря

Был бо­лен некто Ла­зарь из Вифа­нии, из се­ле­ния, где жи­ли Ма­рия и Мар­фа, сест­ра ее. Ма­рия же, ко­то­рой брат Ла­зарь был бо­лен, бы­ла та, ко­то­рая по­ма­за­ла Гос­по­да ми­ром и отер­ла но­ги Его во­ло­са­ми сво­и­ми. Сест­ры по­сла­ли ска­зать Ему: Гос­по­ди! вот, ко­го Ты лю­бишь, бо­лен. Иисус, услы­шав то, ска­зал: эта бо­лезнь не к смер­ти, но к сла­ве Бо­жи­ей, да про­сла­вит­ся через нее Сын Бо­жий. Иисус же лю­бил Мар­фу и сест­ру ее и Ла­за­ря. Ко­гда же услы­шал, что он бо­лен,то про­был два дня на том ме­сте, где на­хо­дил­ся. По­сле это­го ска­зал уче­ни­кам: пой­дем опять в Иудею. Уче­ни­ки ска­за­ли Ему: Рав­ви! дав­но ли Иудеи ис­ка­ли по­бить Те­бя кам­ня­ми, и Ты опять идешь ту­да? Иисус от­ве­чал: не две­на­дцать ли ча­сов во дне? кто хо­дит днем, тот не спо­ты­ка­ет­ся, по­то­му что ви­дит свет ми­ра се­го; а кто хо­дит но­чью, спо­ты­ка­ет­ся, по­то­му что нет све­та с ним. Ска­зав это, го­во­рит им по­том: Ла­зарь, друг наш, уснул; но Я иду раз­бу­дить его. Уче­ни­ки Его ска­за­ли: Гос­по­ди! ес­ли уснул, то вы­здо­ро­ве­ет. Иисус го­во­рил о смер­ти его, а они ду­ма­ли, что Он го­во­рит о сне обык­но­вен­ном. То­гда Иисус ска­зал им пря­мо: Ла­зарь умер; и ра­ду­юсь за вас, что Ме­ня не бы­ло там, дабы вы уве­ро­ва­ли; но пой­дем к нему. То­гда Фо­ма, ина­че на­зы­ва­е­мый Близ­нец, ска­зал уче­ни­кам: пой­дем и мы умрем с ним (Мф.11:1-16).

Во­прос ко Хри­сту о пу­ти

Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше; ве­руй­те в Бо­га, и в Ме­ня ве­руй­те. В до­ме От­ца Мо­е­го оби­те­лей мно­го. А ес­ли бы не так, Я ска­зал бы вам: Я иду при­го­то­вить ме­сто вам. И ко­гда пой­ду и при­го­тов­лю вам ме­сто, при­ду опять и возь­му вас к Се­бе, чтобы и вы бы­ли, где Я. А ку­да Я иду, вы зна­е­те, и путь зна­е­те. Фо­ма ска­зал Ему: Гос­по­ди! не зна­ем, ку­да идешь; и как мо­жем знать путь? Иисус ска­зал ему: Я есмь путь и ис­ти­на и жизнь; ни­кто не при­хо­дит к От­цу, как толь­ко через Ме­ня (Ин.14:1-6).

Встре­ча с вос­крес­шим Хри­стом

В тот же пер­вый день неде­ли ве­че­ром, ко­гда две­ри до­ма, где со­би­ра­лись уче­ни­ки Его, бы­ли за­пер­ты из опа­се­ния от Иуде­ев, при­шел Иисус, и стал по­сре­ди, и го­во­рит им: мир вам!

Ска­зав это, Он по­ка­зал им ру­ки и но­ги и реб­ра Свои. Уче­ни­ки об­ра­до­ва­лись, уви­дев Гос­по­да.

Иисус же ска­зал им вто­рич­но: мир вам! как по­слал Ме­ня Отец, так и Я по­сы­лаю вас. Ска­зав это, ду­нул, и го­во­рит им: при­ми­те Ду­ха Свя­та­го. Ко­му про­сти­те гре­хи, то­му про­стят­ся; на ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся.

Фо­ма же, один из две­на­дца­ти, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, не был тут с ни­ми, ко­гда при­хо­дил Иисус. Дру­гие уче­ни­ки ска­за­ли ему: мы ви­де­ли Гос­по­да. Но он ска­зал им: ес­ли не уви­жу на ру­ках Его ран от гвоз­дей, и не вло­жу пер­ста мо­е­го в ра­ны от гвоз­дей, и не вло­жу ру­ки мо­ей в реб­ра Его, не по­ве­рю.

По­сле вось­ми дней опять бы­ли в до­ме уче­ни­ки Его, и Фо­ма с ни­ми.

При­шел Иисус, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, стал по­сре­ди них и ска­зал: мир вам!

По­том го­во­рит Фо­ме: по­дай перст твой сю­да и по­смот­ри ру­ки Мои; по­дай ру­ку твою и вло­жи в реб­ра Мои; и не будь неве­ру­ю­щим, но ве­ру­ю­щим.

Фо­ма ска­зал Ему в от­вет: Гос­подь мой и Бог мой! Иисус го­во­рит ему: ты по­ве­рил, по­то­му что уви­дел Ме­ня; бла­жен­ны неви­дев­шие и уве­ро­вав­шие (Ин.20:19-29)

Яв­ле­ние Хри­ста уче­ни­кам при лов­ле ры­бы

По­сле то­го опять явил­ся Иисус уче­ни­кам Сво­им при мо­ре Ти­ве­ри­ад­ском. Явил­ся же так: бы­ли вме­сте Си­мон Петр, и Фо­ма, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, и На­фа­наил из Ка­ны Га­ли­лей­ской, и сы­но­вья Зе­ве­де­е­вы, и двое дру­гих из уче­ни­ков Его. Си­мон Петр го­во­рит им: иду ло­вить ры­бу. Го­во­рят ему: идем и мы с то­бою. По­шли и тот­час во­шли в лод­ку, и не пой­ма­ли в ту ночь ни­че­го.

А ко­гда уже на­ста­ло утро, Иисус сто­ял на бе­ре­гу; но уче­ни­ки не узна­ли, что это Иисус. Иисус го­во­рит им: де­ти! есть ли у вас ка­кая пи­ща? Они от­ве­ча­ли Ему: нет.

Он же ска­зал им: за­кинь­те сеть по пра­вую сто­ро­ну лод­ки, и пой­ма­е­те. Они за­ки­ну­ли, и уже не мог­ли вы­та­щить се­ти от мно­же­ства ры­бы (Ин.21:1-6).

Воз­не­се­ние Хри­ста и воз­вра­ще­ние уче­ни­ков в Иеру­са­лим

Ска­зав сие, Он под­нял­ся в гла­зах их, и об­ла­ко взя­ло Его из ви­да их. И ко­гда они смот­ре­ли на небо, во вре­мя вос­хож­де­ния Его, вдруг пред­ста­ли им два му­жа в бе­лой одеж­де и ска­за­ли: му­жи Га­ли­лей­ские! что вы сто­и­те и смот­ри­те на небо?

Сей Иисус, воз­нес­ший­ся от вас на небо, при­дет та­ким же об­ра­зом, как вы ви­де­ли Его вос­хо­дя­щим на небо.

То­гда они воз­вра­ти­лись в Иеру­са­лим с го­ры, на­зы­ва­е­мой Еле­он, ко­то­рая на­хо­дит­ся близ Иеру­са­ли­ма, в рас­сто­я­нии суб­бот­не­го пу­ти. И, при­дя, взо­шли в гор­ни­цу, где и пре­бы­ва­ли, Петр и Иа­ков, Иоанн и Ан­дрей, Филипп и Фо­ма, Вар­фо­ло­мей и Мат­фей, Иа­ков Ал­фе­ев и Си­мон Зи­лот, и Иуда, брат Иа­ко­ва. Все они еди­но­душ­но пре­бы­ва­ли в мо­лит­ве и мо­ле­нии, с неко­то­ры­ми же­на­ми и Ма­ри­ею, Ма­те­рию Иису­са, и с бра­тья­ми Его (Деян.1:9-14).

По­чи­та­ние апо­сто­ла Фо­мы в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви

Тол­ко­ва­ние со­мне­ний апо­сто­ла Фо­мы: неве­рие, про­ис­хо­дя­щее от жаж­ды ве­ры

К со­жа­ле­нию, об апо­сто­ле Фо­ме мы зна­ем немно­го. Еван­ге­лие – са­мый глав­ный и ав­то­ри­тет­ный ис­точ­ник – по­дроб­нее и боль­ше го­во­рит о Пет­ре и Иоанне; Но­вый За­вет в це­лом очень мно­го го­во­рит об апо­сто­ле Пав­ле и мно­гое – уста­ми са­мо­го Пав­ла. А имя апо­сто­ла Фо­мы преж­де все­го при­во­дит на па­мять эпи­зод, ко­гда он сна­ча­ла не по­ве­рил в вос­кре­се­ние Хри­ста, а по­том по­лу­чил уве­ре­ние в ис­тин­но­сти со­вер­шив­ше­го­ся от Са­мо­го Спа­си­те­ля.

«Фо­ма неве­ру­ю­щий» стал рас­про­стра­нен­ным ху­до­же­ствен­ным об­ра­зом. Прав­да, как это неред­ко бы­ва­ет, его ин­тер­пре­та­ции в куль­ту­ре ока­за­лись весь­ма да­ле­ки от глу­би­ны Еван­гель­ско­го смыс­ла, ска­жем, как в из­вест­ном в со­вет­ские вре­ме­на сти­хо­тво­ре­нии «Фо­ма». Сти­хо­твор­ный Фо­ма «ни до­ма, ни в шко­ле, ни­где, ни­ко­му – не ве­рил» и был за свое неве­рие съе­ден ал­ли­га­то­ром. Прав­да, лишь во сне, по­это­му ко­нец сти­хо­тво­ре­ния все-та­ки бо­лее по­учи­тель­ный, чем тра­ги­че­ский. Неве­рие Фо­мы здесь – бес­смыс­лен­ное упрям­ство, иду­щее про­тив оче­вид­ных фак­тов. То есть то, что в филь­ме «Ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя» Глеб Жег­лов при­пе­ча­тал афо­ри­стич­ным: «Упрям­ство, Ша­ра­пов, пер­вый при­знак ту­по­сти»…

Неве­рие апо­сто­ла Фо­мы в по­след­нюю оче­редь мож­но на­звать упрям­ством. На­про­тив, это неве­рие, про­ис­хо­дя­щее от жаж­ды ве­ры. Вспом­ним си­ту­а­цию: уче­ни­ки – бли­жай­шие дру­зья Спа­си­те­ля – на­пу­га­ны, рас­те­ря­ны и рас­се­я­ны по­сле страш­ных со­бы­тий Стра­стей Гос­под­них. До кон­ца еще не по­ни­ма­ю­щие, с Кем они на­хо­ди­лись ря­дом, апо­сто­лы в те дни жи­вут на­деж­дой встре­чи с Хри­стом, но при этом счи­та­ют, что встре­ча эта – нечто со­вер­шен­но неве­ро­ят­ное.

И ко­гда Фо­ма ви­дит апо­сто­лов, уже встре­тив­ших Хри­ста вос­крес­ше­го, он, воз­мож­но, не ве­рит им по­то­му, что их слов, их ра­до­сти ему недо­ста­точ­но. Он дол­жен быть уве­рен, по­то­му что от это­го за­ви­сит все в его жиз­ни.

Па­ра­докс: Фо­ма не ве­рит по­то­му, что очень хо­чет по­ве­рить, не «при­нять на ве­ру», а всем сво­им су­ще­ством узнать ис­ти­ну. И Хри­стос, на­вер­ное, по­то­му и яв­ля­ет­ся Фо­ме, что ви­дит его жаж­ду ве­ры. Стрем­ле­ние че­ло­ве­ка к ве­ре, уве­ре­нию – не мо­жет остать­ся без от­ве­та. Бог все­гда от­клик­нет­ся.

В неве­рии Фо­мы нет рав­но­ду­шия, ко­то­рое, к со­жа­ле­нию, очень ча­сто встре­ча­ет­ся сре­ди нас… Мы лег­ко – бла­го нас за это се­го­дня ни­кто не пре­сле­ду­ет – на­зы­ва­ем се­бя ве­ру­ю­щи­ми, но ча­сто та­кая «ве­ра» не ве­дет к встре­че жизнь счи­тать се­бя хри­сти­а­ни­ном, но так и не встре­тить Хри­ста – про­сто по­то­му, что ты не ищешь этой встре­чи, по­то­му что твоя ве­ра рав­но­душ­на. А это на­мно­го ху­же апо­столь­ско­го «неве­рия». Теп­лич­ные усло­вия – ко­гда ве­ра на­ша не под­вер­га­ет­ся по­сто­ян­но­му ис­пы­та­нию, ко­гда нам не нуж­но от­ста­и­вать и до­ка­зы­вать пра­во ве­рить – со­зда­ют сре­ду для рас­слаб­лен­ной ве­ры, ко­то­рую ни­чем иным как неве­ри­ем на­звать нель­зя…

Фо­ма бли­зок еще од­но­му Еван­гель­ско­му об­ра­зу – от­ца, про­ся­ще­го Спа­си­те­ля об ис­це­ле­нии сы­на. На во­прос Хри­ста, ве­рит ли он в то, что его сын мо­жет быть ис­це­лен, отец от­ве­ча­ет еще од­ним па­ра­док­сом: Ве­рую, Гос­по­ди! По­мо­ги мо­е­му неве­рию (Мк.9:24). Это то­же свое­об­раз­ный вопль Фо­мы – ко­лос­саль­ная по­треб­ность по­лу­чить от­вет от Бо­га. Толь­ко Бог мо­жет ис­це­лить, и толь­ко Бог мо­жет из­ба­вить от неве­рия. И од­новре­мен­но это страх. Та­кой страх для че­ло­ве­ка пад­ше­го (а это то со­сто­я­ние, в ко­то­ром мы все на­хо­дим­ся) есте­стве­нен, по­то­му что в пад­шем ми­ре по­ве­рить не так про­сто. И страх этот мо­жет убрать толь­ко Хри­стос – Бог, Ко­то­рый так же, как по­том Он от­клик­нул­ся на прось­бу Фо­мы, от­ве­ча­ет на моль­бу от­ца об ис­це­ле­нии сы­на. За­ча­стую че­ло­век боль­ше­го ска­зать не мо­жет, толь­ко од­но: «Ве­рую, по­мо­ги мо­е­му неве­рию!». Но в та­кие мо­мен­ты имен­но это­го до­ста­точ­но, чтобы услы­шать от­вет Бо­га.

Вла­ди­мир Ле­гой­да

Фо­ми­на неде­ля и Ан­ти­пас­ха

Ко­гда празд­ну­ет­ся, в чем ее смысл, по­че­му имен­но в эту неде­лю осо­бо по­ми­на­ют усоп­ших?

В пер­вые ве­ка хри­сти­ан­ства в вос­кре­се­нье, сле­ду­ю­щее за Пас­хой, нео­фи­ты (т. е. недав­но кре­стив­ши­е­ся), на­ко­нец, ме­ня­ли свои празд­нич­ные бе­лые одеж­ды, в ко­то­рых хо­ди­ли всю неде­лю по­сле сво­е­го кре­ще­ния (оно пер­во­на­чаль­но со­вер­ша­лось в Церк­ви лишь в осо­бые дни, в первую оче­редь, на Пас­ху). В этот день уже в на­ше вре­мя в бе­лые одеж­ды, точ­нее, бе­лые под­ве­неч­ные пла­тья, стре­мят­ся об­ла­чить­ся мно­гие неве­сты: всем зна­ко­мая се­го­дня Крас­ная гор­ка – это пер­вый день по­сле длин­но­го Ве­ли­ко­го по­ста, ко­гда раз­ре­ша­ет­ся вен­чать­ся.

Но все это, ко­неч­но же, вто­ро­сте­пен­но!

Что же празд­ну­ет Цер­ковь на ис­хо­де Свет­лой сед­ми­цы? Ан­ти­пас­ху! В этом стран­ном, на пер­вый взгляд, мно­гих сму­ща­ю­щем на­зва­нии нет ни­ка­ко­го про­ти­во­по­став­ле­ния Па­схе. В пе­ре­во­де с гре­че­ско­го «Ан­ти­пас­ха» зна­чит «вме­сто Пас­хи». Так на­зы­ва­ет­ся сле­ду­ю­щая по­сле Свет­лой неде­ля, по Уста­ву она еще име­ну­ет­ся Но­вой неде­лей.

По­че­му же Но­вая, по­че­му «вме­сто»? Де­ло в том, что в вос­кре­се­нье Но­вой неде­ли Цер­ковь вспо­ми­на­ет че­ло­ве­ка, для ко­то­ро­го в ка­ком-то смыс­ле Пас­ха на­сту­пи­ла на неде­лю поз­же дру­гих апо­сто­лов: это апо­стол Фо­ма.

В день Сво­е­го Вос­кре­се­ния, вой­дя дверь­ми за­тво­рен­ны­ми и пред­став пе­ред сво­и­ми бли­жай­ши­ми уче­ни­ка­ми, Хри­стос не встре­тил сре­ди них Фо­му: по ка­ким-то при­чи­нам то­го не бы­ло с де­ся­тью апо­сто­ла­ми. А при­дя поз­же, он не мог до кон­ца по­ве­рить (да и кто бы смог!) услы­шан­ной от сво­их со­бра­тьев небы­ва­лой, неслы­хан­ной ве­сти о том, что Учи­тель жив: «Ес­ли не уви­жу на ру­ках Его ран от гвоз­дей(…), не по­ве­рю» (Ин.20:25)И уви­дел – через неде­лю, в то са­мое вос­кре­се­нье, ко­то­рое мы се­го­дня име­ну­ем Фо­ми­ным. «Гос­подь мой и Бог мой!» – это вос­кли­ца­ние Фо­мы и есть как бы об­нов­ле­ние пас­халь­ной ра­до­сти, но­вая ра­дость. От­то­го и неде­ля на­зы­ва­лась Но­вой.

«Ты по­ве­рил, по­то­му что уви­дел Ме­ня; бла­жен­ны неви­дев­шие и уве­ро­вав­шие» (Ин.20:29), – от­ве­ча­ет апо­сто­лу Спа­си­тель. «По­мя­нул Он и нас, уда­лен­ных от Него и про­стран­ством, и вре­ме­нем! Не за­бы­ты Гос­по­дом и мы, вос­по­ми­на­ю­щие со­бы­тие, от ко­то­ро­го от­де­ле­ны во­сем­на­дца­тью сто­ле­ти­я­ми», – ком­мен­ти­ру­ет эти сло­ва Хри­ста свя­ти­тель Иг­на­тий (Брян­ча­ни­нов) (1807–1867). А зна­чит, и мы, жи­ву­щие два­дцать ве­ков спу­стя, то­же не за­бы­ты…

Празд­ник уве­ре­ния апо­сто­ла Фо­мы от­ме­чал­ся точ­но уже в IV ве­ке (упо­ми­на­ние о нем со­дер­жит­ся в «Апо­столь­ских по­ста­нов­ле­ни­ях», да­ти­ру­е­мых при­бли­зи­тель­но 380-м го­дом). Им окан­чи­ва­ют­ся са­мые тор­же­ствен­ные, ли­ку­ю­щие дни празд­но­ва­ния Пас­хи. Хо­тя до са­мо­го От­да­ния Пас­хи (а От­да­ние – это по­след­ний день вос­по­ми­на­ния о празд­ни­ке) все служ­бы по-преж­не­му бу­дут на­чи­нать­ся с пас­халь­но­го тро­па­ря: «Хри­стос вос­кре­се из мерт­вых, смер­тию смерть по­прав и су­щим во гро­бех жи­вот да­ро­вав!» И, как пи­сал о нео­фи­тах бла­жен­ный Ав­гу­стин († 430), так и обо всех хри­сти­а­нах в эти дни мож­но ска­зать: «Бе­лиз­на, сла­га­е­мая с одеж­дой, на­все­гда оста­ет­ся в серд­це».

Кста­ти, на втор­ник Фо­ми­ной неде­ли при­хо­дит­ся Ра­до­ни­ца – осо­бый день по­ми­но­ве­ния усоп­ших. Во­пре­ки рас­про­стра­нив­ше­му­ся в со­вет­ское вре­мя обы­чаю хо­дить на клад­би­ще на Свет­лой неде­ле (пер­вой неде­ле по­сле Пас­хи) в эти дни не со­вер­ша­ет­ся да­же па­ни­хид (служб об упо­ко­е­нии умер­ших). По­че­му? По­то­му что это вре­мя ра­до­сти, от­че­го да­же вы­пав­шие на этот пе­ри­од от­пе­ва­ния свя­щен­ни­ки со­вер­ша­ют, об­ла­чен­ные в са­мые празд­нич­ные – крас­но­го цве­та – одеж­ды, с пе­ни­ем ра­дост­ных пес­но­пе­ний Пас­хи. Бо­лее то­го!… «Свя­тый Бо­же, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Бес­смерт­ный, по­ми­луй нас» – это обыч­ное пе­чаль­ное пе­ние, под ко­то­рое гроб с те­лом умер­ше­го несут, чтобы пре­дать зем­ле, за­ме­ня­ет­ся ли­ку­ю­щим пас­халь­ным тро­па­рем. Все ды­шит Вос­кре­се­ни­ем Хри­сто­вым – окон­ча­тель­ной по­бе­дой над смер­тью. А вот на Ра­до­ни­цу при­ня­то по­ми­нать умер­ших. Это плод сло­жив­шей­ся тра­ди­ции, а не стро­го­го пред­пи­са­ния бо­го­слу­жеб­но­го Уста­ва. Но са­мо на­зва­ние сви­де­тель­ству­ет о на­стро­е­нии это­го дня: хоть он и свя­зан с пе­ча­лью об оста­вив­ших наш мир, но пе­чаль эта свет­лая, рас­тво­рен­ная воз­гла­сом: «Хри­стос вос­кре­се!»

Ва­ле­рия Ми­хай­ло­ва

Дни па­мя­ти апо­сто­ла Фо­мы в Пра­во­слав­ной Церк­ви

• Пер­вое вос­кре­се­ние по­сле Пас­хи (Вос­по­ми­на­ние уве­ре­ния апо­сто­ла Фо­мы). Устой­чи­вой да­ты не су­ще­ству­ет, по­сколь­ку Пас­ха – пе­ре­хо­дя­щий празд­ник.

• 13 июля (30 июня по ста­ро­му сти­лю) – празд­ну­ет­ся Со­бор (т.е. со­бра­ние) свя­тых и все­х­валь­ных две­на­дца­ти апо­сто­лов, дру­ги­ми сло­ва­ми, это день па­мя­ти всех бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста.

• 19 ок­тяб­ря (6 ок­тяб­ря по ста­ро­му сти­лю) – день па­мя­ти апо­сто­ла Фо­мы.


Источник: https://azbyka.ru/days/p-zhizn-i-missija-somnenija-i-vera-svjatogo-apostola-fomy-zhizneopisanie-s-akafistom

(133)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *