КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ПОДБОРКА КНИГ)

НАТАЛЬЯ ГОРБАЧЕВА — КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ


Жизнеописание блаженной Ксении Петербургской, ее чудотворения и пророчества сродни путешествию в неведомую и загадочную страну. Единственная канонизированная юродивая XVIII века, она обрела дар пророчества в одну ночь. «Мнимым безумием мир отвергнувшая», Ксения своими молитвами охраняла град Петров от бед, предсказывая судьбы, помогала людям в их горе и болезнях.



Читать 29 стр

Скачать:   fb2 258 кб  epub 412 кб


Читать далее КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ПОДБОРКА КНИГ)

(103)

Святая блаженная Ксения Петербургская (подборка материалов)

imagesБлаженная Ксения Петербургская еще при жизни и на протяжении XIX-XX веков почиталась скорой помощницей и чудотворицей. Ради спасения и любви к ближним она взяла на себя подвиг казаться безумною. За свои труды, молитвы, пощения, странничества и претерпевание со смирением насмешек блаженная получила от Бога дар прозорливости и чудотворения. Ее часовня на Смоленском кладбище была испещрена благодарностями за содеянные чудеса по ее молитвенному предстательству.


ksenia-p

Дни памяти:  24 января, 24 мая (прославление)

 

 

 

Azbuka_Pravoslaviya_S

 

вятая блаженная Ксения родилась в первой половине XVIII столе-тия от благочестивых и благородных родителей; отца ее звали Григорием, а имя матери неизвестно. По достижении совершеннолетия Ксения Григорьевна сочеталась браком с придворным певчим, полковником Андреем Феодоровичем Петровым, и жила с супругом в Санкт-Петербурге. Но не долго судил Господь молодой чете идти вместе по жизненному пути, ангел смерти разлучил их: Андрей Феодорович скончался, оставив Ксению Григорьевну вдовою на двадцать шестом году ее жизни.

Этот неожиданный удар так сильно поразил Ксению Григорьевну, так повлиял на молодую вдову, что она сразу как бы забыла все земное, человеческое, все радости и утехи, и вследствие этого многим казалась как бы сумасшедшей, лишившейся рассудка. Читать дальше

(373)

Ири­на Се­чи­на: «Блаженная Ксения Петербургская: история любви»

6 июня и 6 фев­ра­ля Цер­ковь чтит па­мять Ксе­нии Пе­тер­бург­ской. У бла­жен­ной Ксе­нии ча­ще все­го про­сят квар­ти­ру, ма­ши­ну и му­жа хо­ро­ше­го. Несмот­ря на обы­ден­ность просьб, она ни­ко­му не от­ка­зы­ва­ет в уте­ше­нии и по­мо­щи, хо­тя ко­гда-то Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва по­те­ря­ла все это за один день — и му­жа и дом и эки­па­жи. Ее ис­то­рия вполне под­хо­дит для на­сто­я­щей «лав сто­ри».


Смерть

Ни­кто не зна­ет, ко­гда она ро­ди­лась, но в ту по­ру, где-то в на­ча­ле XVIII ве­ка, Пе­тер­бург еще до­стра­и­вал­ся. Ули­ца, на ко­то­рой по­се­ли­лась мо­ло­дая пре­крас­ная, ре­спек­та­бель­ная се­мей­ная па­ра: во­ен­ный Ан­дрей Фе­до­ро­вич Пет­ров и его же­на Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва, вся со­сто­я­ла из де­ре­вян­ных до­ми­ков.

Счаст­ли­вые па­ры не так ин­те­рес­ны обы­ва­те­лям, как бро­дя­щие по око­лот­ку су­ма­сшед­шие. Вот и эта па­ра ни­чем осо­бен­ным не от­ли­чи­лась в па­мя­ти на­род­ной, раз­ве что муж был ин­те­рес­ный че­ло­век, бу­дучи во­ен­ным, по пре­да­нию в чине пол­ков­ни­ка, он пел в цер­ков­ном хо­ре. Все из­ме­ни­лось в день вне­зап­ной кон­чи­ны Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча во цве­те лет без хри­сти­ан­ско­го по­ка­я­ния. На по­хо­ро­нах Ксе­ния Гри­горь­ев­на бы­ла оде­та в кам­зол, каф­тан, шта­ны и кар­туз по­кой­но­го му­жа. Весь ко­стюм был тра­ди­ци­он­ных ар­мей­ских цве­тов – зе­ле­ный с крас­ным, а са­ма Ксе­ния, ко­то­рой то­гда ми­ну­ло толь­ко 26 лет, вы­гля­де­ла со­вер­шен­но су­ма­сшед­шей. Она всех уве­ря­ла, что Ан­дрей Фе­до­ро­вич жив и что это его же­на, Ксе­ния, скон­ча­лась. Ко­неч­но, со­се­ди жа­ле­ли несчаст­ную вдо­ву, не вы­дер­жав­шую уда­ра судь­бы, но са­ма вдо­ва не по­ни­ма­ла, по­че­му ее жа­ле­ют. Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва ста­ла ски­тать­ся по ули­цам и всем, знав­шим ее, пред­ла­га­ла при­знать в ней по­кой­но­го Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча. «Ксе­ньюш­ка моя скон­ча­лась и мир­но по­чи­ва­ет на клад­би­ще, — го­во­ри­ла она встреч­ным зна­ко­мым. — аз же греш­ный весь тут». Ви­ди­мо она ре­ши­лась про­жить жизнь за сво­е­го му­жа, чтобы та­ким об­ра­зом за­вер­шить де­ло его хри­сти­ан­ско­го спа­се­ния. Безу­мие? Читать далее Ири­на Се­чи­на: «Блаженная Ксения Петербургская: история любви»

(123)

Священник Георгий Максимов: Неоязычество как угроза

Кто такие неоязычники? Безобидные мечтатели, любители дохристианской старины или представители опасных криминальных структур? Какое отношение неоязыческие культы имеют к культуре славян? Какие исторические подмены, связанные с этой темой, бытуют в современном общественном сознании? На эти вопросы ответил в своем выступлении гость Межрегионального научно-образовательного форума «Славянский мир в эпоху перемен: диалог культур и ценности Православия» — член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, руководитель сектора апологетической миссии Синодального миссионерского отдела, преподаватель Сретенской духовной семинарии, кандидат богословия священник Георгий Максимов.


— Темой Вашего выступления на пленарном заседании Кирилло-Мефодиевских чтений стали общественные угрозы, связанные с неоязычеством. В чем они заключаются?

— Во-первых, неоязычество — это экстремистская идеология с крайне негативным отношением к представителям других вер, особенно к христианам. На сегодняшний день более ста шестидесяти текстов, написанных лидерами и активистами этого движения, официально признаны экстремистскими. И эти устремления выражаются не только в словах, но и в действиях. Приведу несколько примеров. В 2008 году неоязычники попытались взорвать храм святителя Николая в Бирюлево, на юге столицы. Взрывное устройство вовремя обнаружили, и пострадали только два человека, которые его обезвреживали. В 2009 году неоязычник устроил взрыв в храме во Владимире. Подобные случаи зафиксированы в Санкт-Петербурге и в Орле. Есть множество примеров осквернения храмов. Стрельба в Воскресенском соборе Южно-Сахалинска в 2014 году — также дело рук представителя этого культа.

Во-вторых, неоязычество настраивает своих адептов против реальности. Человеку говорят: у тебя украли страну, у тебя украли историю, у тебя украли веру. У тебя ничего нет. Украденное, разумеется, нужно вернуть, и, если понадобится, с оружием в руках. А дальше происходит всё то, о чем я сказал перед этим.

И третья опасность — культурная. Сегодня неоязыческие движения буквально оккупировали тему русской старины, хотя никакого отношения их новодел к русской истории не имеет. Возьмем, например, популярный неоязыческий символ — коловрат. Он представляет собой восьмиконечную свастику. Древнее изображение? Ничего подобного! Его придумал польский художник Станислав Якубовский в 1923 году. Или праздник Масленицы — якобы древний языческий праздник проводов зимы. Сегодня очень многие думают, что в это время наши предки пекли блины — символ солнца, сжигали чучело на костре и прыгали через огонь. Что говорят по этому поводу историки? А они говорят, что якобы народные обряды празднования Масленицы были придуманы советским агитпропом, на самом же деле это всегда был христианский праздник, смысл которого заключается в подготовке к Великому посту, а вовсе не в каких-то там проводах зимы. Об этом говорят особые масленичные песни, которые известны ученым-фольклористам. Да и какие проводы, если Масленица у нас нередко приходится на февраль? Что же касается блинов, они были повседневной пищей русского крестьянина, а не особой масленичной едой. А чучело сжигали? В некоторых селах — да, но говорить о том, что это общерусский обычай, не приходится. Костры в это время жгли действительно повсеместно, но совсем для другой цели: сжигали старье, мусор.
Читать далее Священник Георгий Максимов: Неоязычество как угроза

(95)