Суббота Светлой седмицы (проповеди)

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

Светлая суббота. О росте и умалении

Ин.3:22-23.

Христос воскресе!

Путь к воскресению Христову начался еще в раю, когда Бог утешил падших прародителей, пообещав, что некогда семя жены сотрет главу змия. Потом Бог через пророков и праведников долго готовил людей к пришествию Спасителя, а после Воскресения — через Апостолов и других святых помогал приходить к Нему. Бог вечен, и дело Его идет через тысячелетия, а дни человеческой жизни — «семьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет» (Пс.89:10). И каждый, кого избирает Господь, какое-то время находится как бы на самом гребне дела Божия, а потом неизбежно отходит в сторону. Но Божий человек всегда остается Божьим человеком. Сегодняшние чтения показывают нам примеры таких людей и в расцвете, и на исходе их служения.

Вот Апостолы, исполненные Святого Духа, совершают чудесное исцеление. «И как исцелевший хромой не отходил от Петра и Иоанна, то весь народ в изумлении сбежался к ним». Что же плохого в том, что собрались люди? А, между тем, Апостолы как бы отталкивают их от себя, даже укоряют за то, что они собрались: «Что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит»? И далее Апостолы — нет, чтобы забыть все прошлое, – начинают еще и прямо обвинять собравшихся в преступлениях против Иисуса, Которого они «предали, и от Которого отреклись перед лицом Пилата, когда он полагал освободить Его. Но вы от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу; а Начальника жизни убили». Апостолы знали, что истинных детей спасения, тех, кого призвал Бог, – не оттолкнешь словами справедливого укора, но скорее приведешь к умилению и покаянию. А отойдут, обидятся, разгневаются только те, кто сбежался поглазеть на них самих, как на невиданных чудотворцев.

Иоанн Креститель тоже не обольщался, что вот, мол, к нему идут люди. И он не ласкал толпы приходящих, но обличал жестокими словами: «порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева» (Мф.3:7)? А сегодня мы читаем и о времени его заката. Только недавно «Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность иорданская выходили к нему» (Мф.3:5). И вот уже другой стал центром внимания. Он и крестит, Он и творит чудеса, и все идут к Нему, оставляя Иоанна. Ученики переживают за своего учителя, но сам Иоанн не скорбит, не рассуждает о неверности человеческой славы. Он говорит: «Ему должно расти, а мне умаляться». И мы помним, до какой степени умалился Иоанн: до тюрьмы, до смерти, причем, смерти-то какой: просто зарезали его в тюрьме в угоду грешной женщине.

Но можем ли мы сомневаться, что чем ниже умалялся этот великий муж, тем сильнее радовался о Женихе Небесном, о Господе Иисусе Христе, слава Которого возрастала с каждым днем! «Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостию радуется, слыша радость жениха. Сия-то радость моя исполнилась».

Вот так истинные делатели стараются отвлечь от себя славу и радуются, когда Сам Господь ее отводит.

Не всякому дано потрудиться для Божьего дела, но умаления не миновать никому. И при любом умалении, от чего бы оно ни происходило, мы можем сказать, как Иоанн Креститель: «Ему должно расти, а мне умаляться».

Даже если не видим Христа, как видел он, даже если вокруг нас бесконечно умножается нечестие и всякое зло, – все равно мы не имеем права забывать о величии нашего Господа. Пусть уже нет сил продолжать свое дело, – ну что же, это только то значит, что наконец-то Он призовет более достойных, более бескорыстных, и теперь-то дело Божье пойдет так, как оно должно идти.

Но вот уже умалилась и светлая пасхальная седмица. Сегодня последний праздничный день, и вечером закроются Царские врата. Но пусть растет наша вера в Воскресшего Господа. Ему должно расти — в нашей жизни, в наших сердцах, в наших делах. А нам — умаляться пред Его бесконечной премудростью и силой.

Христос воскресе!

 

Проповедь протоиерея Александра Глебова

Cуббота Светлой седмицы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы только что слышали Евангелие, в котором содержится свидетельство Иоанна Предтечи о Христе. Я немного прокомментирую его, чтобы текст этот был понятнее, о чем здесь идет речь.

Иоанн, названный Крестителем, был сыном священника Захарии и Елизаветы, о которых евангелист говорит, что они были праведны перед Богом. Рождение Иоанна было возвещено его отцу архангелом Гавриилом во время богослужения, которое совершал Захария в храме Иерусалимском. Его рождение это чудо Божие.

Во-первых, Захария и Елизаветы были всю жизнь бесплодными и во-вторых, они находились уже в столь преклонном возрасте, когда даже здоровые люди детей уже не заводят. Но архангел не только возвестил чудесное рождение младенца, но и указал на его особую миссию, собственно цель, ради которой Господь и совершает чудо его рождения, дабы явить в мир человека, который приготовит сердца людей к принятию Спасителя мира.

Нам ничего не известно о его детских и юношеских годах. Единственное, о чем говорит Евангелие, что до того, как Иоанн пришел на берег Иордана проповедовать и крестить людей, он жил в пустыне, проводя время в посте и молитве.

Иоанн был пророком, последним и самым великим пророком. Он назван печатью пророков. То есть он запечатлел собой пророческое служение, запечатал и завершил его. Но, как пророк, он принципиально отличен от своих ветхозаветных предшественников, поскольку возвещает непосредственную близость Царствия Божия. По сути это уже начало христианской проповеди. Ведь основная тема проповеди Христа, апостолов, а затем и Церкви это Царствие Божие. А поскольку определяет это Царство не только благодать, дарованная Христом, но и человеческое поведение, то Иоанн призывает людей покаяться, то есть перемениться, чтобы быть готовыми к приходу этого Царства, способными вместить его в себя. Тех, кто внимал проповеди Иоанна, он крестил, то есть погружал в воду реки Иордан в знак готовности начать новую чистую жизнь. Крещение Иоанна не несло конечно в себе силу таинства христианского крещения, оно не омывало человеческого греха, поскольку Христос тогда еще не искупил нас. Это было внешнее символическое действие, означающее готовность человека принять грядущего Христа.

У Иоанна Крестителя были ученики. И из сегодняшего Евангелия мы слышим о недоумении, которое выразили ученики Иоанна, и вот в связи чем. Я напомню этот текст. «Они сказали Ему: равви! Тот, Который был с тобой при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот, Он крестит, и все идут к Нему. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Ему должно расти, а мне умаляться». Но крестил, конечно, не Христос, а крестили апостолы. Крестили тем же самым крещением покаяния, что и Иоанн Предтеча. И народ, который шел до этого к Иоанну, пошел ко Христу. Что и вызвало недовольство учеников Иоанна, ведь Христос Сам крестился у Иоанна. А теперь как бы переманивает последователей Иоанна Крестителя к Себе. Но посмотрите, как реагирует Иоанн Креститель на жалобу своих учеников: Ему должно расти, а мне умаляться. Можно конечно задасться вопросом, ну а что же он должен был еще сказать? Ведь у Иоанна Крестителя своя миссия в этом мире, а у Христа своя.

Да, для нас это кажется естественным, когда мы читаем евангельскую историю. Но настолько лишь это является естественным для человеческой психологии, для человеческого сознания, опыта, а главное для человеческих амбиций. Отдавать славу, пропускать вперед и самому уходить в тень. Ведь чаще всего в нашей жизни путь к славе это не путь уступок, а путь борьбы. И для того, чтобы казаться великим в глазах окружающих людей, человек умаляет кого угодно, но только не себя. Борьба за первенство, конкуренция – вот что определяет законы этого мира. Особенно если человек уже вкусил славы, если на него смотрят с восхищением, то уступать эту славу другому, даже может быть более достойному, без борьбы, просто так никто не будет. И эта аксиома касается не только мирской светской жизни, то есть схватки за место под солнцем, которой человеческое общество просто пронизано, буквально на всех уровнях, будь то борьба за место небольшого начальника или президентское кресло. Борьба за первенство существует и в религиозной жизни. И к сожалению совсем не в тех формах, на которые указал нам Христос, говоря, что тот, кто хочет из вас быть первым, да будет всем слуга. Еще в древнем Израиле появлялись многие уже лжеучителя, которые объявляли себя мессиями, собирали вокруг себя группы последователей, выдвигали претензии на свое лидерство, на особые божественные полномочия, а значит и на соответствующее отношение к себе. Кстати, Иоанн Креститель был воспринят большинством иудеев именно как Мессия. Евангелист Лука совершенно ясно об этом говорит. Он пишет: все помышляли в сердце своем об Иоанне, не Христос ли он. Иоанн же свою разницу между Христом и собою и свою дистанцию от грядущего Мессии выразил так: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви. То есть он категорически отвергает принять то, что ему не принадлежит. Вот такое скромное и здравое отношение к себе, к своим возможностям и к своей миссии было свойственно всем подлинно святым людям. В отличие от тех, кто хотел или хочет казаться святым, но не являются таковыми по сути.

Но все-таки тема крещения не случайно возникла в завершение пасхальной недели. Ведь наше крещение это и есть наша Пасха. В таинстве Крещения с нами происходит то, ради чего Христос был распят и воскрес. Христос пришел в мир для того, чтобы избавить род человеческий от власти греха, чтобы грех не довлел более над родом человеческим. Он принимает на Себя все последствия наших грехов, включая страдания и смерть. И образно говоря, пригвождает грех ко кресту, лишает его силы властвовать над людьми. Христос принял грех на себя, был умерщвлен этим грехом, но победил его, восстал из гроба. Как бы оставив грехи людей в той пещере, в которой Он был погребен. И перед Своим Вознесением заповедал Своим апостолам крестить все народы во имя Отца и Сына и Святаго Духа, дабы дело, совершенное Им, распространилось на всех людей.

Поэтому христианская купель крещения – это не место внешнего омовения, это гроб, в котором был погребен Христос, в котором Он оказался из-за человеческого греха, но из которого Он восстал Победителем греха.

Вот так и мы, погружаясь в купель крещения, силой Христова Воскресения освобождаемся от своих грехов. Вместе с Христом погребаемся входя в воду, дабы вместе с Ним воскреснуть, выходя из этой воды, очищенными, обновленными и освобожденными от силы греха. Как и пишет об этом апостол Павел. Он говорит: неужели не знаете, что все вы, крестившись во Христа Иисуса, в смерть его крестились. Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить во обновленной жизни.

Вот такими пасхальными мотивами сопровождается таинство крещения всякого человека. Почему в древности именно к празднику Святой Пасхи приурочивалось таинство крещения. Потому что крещение и есть наша Пасха, освобождение от греха, но не своей силой, а силой искупительной жертвы Христа.

Людей крестили в реке в древности, одевали на них белые одежды, символ чистоты, и с зажженными свечами они шли в храм на пасхальную Литургию. И именно в память об этом нам остался крестный ход, когда духовенство в белых ризах со свечами обходит храм в преддверии божественной пасхальной Литургии.

Воскресение Христово и Его победа над грехом и смертью это не только событие в жизни Богочеловека Иисуса Христа. Но это то, что произошло со всеми нами. Силой Божией стало для нас реальностью в таинстве крещения, дабы мы почитали себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе Господе нашем по слову апостола. Аминь.

 

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Всенощное бдение под Антипасху

Христос воскресе!

Святая Церковь живет переживанием события, которое не укладывается в уме, – события Воскресения Христова. Действительно, если над этим размышлять, то человеческому поврежденному уму очень трудно проникнуть в эту тайну. Апостол Павел сказал: если Христос не воскрес, то вера наша тщетна. Поэтому то, что Христос жил как человек, умер на Кресте и воскрес, есть самое главное, что составляет суть нашей веры.

Человечество знает много исторических персонажей, легендарных и полулегендарных, и некоторые из них явились основателями целых философских течений или даже религий. Но представим себе на секундочку, что не было бы Мухаммеда. И окажется, что не так уж важно, был Мухаммед или нет, главное, что есть ислам, есть определенный закон, которому можно следовать. Или представим, что не было Моисея, а Тору написал кто-то другой. Но это же не так важно, главное – заповеди, главное, что они от Бога и что можно их читать. Еще проще с буддизмом: совершенно неважно, был ли Будда, принц Гаутама, или не было его, главное, что есть стройное, разветвленное учение, которое как система вполне работает, и поэтому у него много последователей. А существуют еще и целые системы, которые не имеют основателей.

Но с христианством так не получается. Если нет Христа, тогда все, чем мы тут занимаемся, не имеет никакого основания. Все религии («религия» – от слова «связывать») пытаются связать человека с неведомым Богом. Есть такие религии, в которых учение о Боге разработано, а есть такие, в которых о Боге вообще ничего не сказано. Но христианство отличается от них и по сути не является религией, потому что ему не надо никого связывать. Бог уже пришел, и Он жив, и Он действует, и Он здесь пребывает: вот здесь, в нашем собрании, Он есть. Нужно только поверить этому – и на этой вере уже строится совершенно иная жизнь и иные отношения с Богом. Нам не нужна цепь упражнений, чтобы достичь какого-то озарения. Достаточно веровать тому, что мы Ему говорим, а Он нас слышит, – и больше ничего. Потому что Он с нами пребывает «во все дни до скончания века».

Это нам дано даром, и не только нам, а и всему человечеству. Но приобщиться к этому может, конечно, только тот, кто в это верит не сомневаясь. Поэтому мы имеем огромную власть. Господь так и сказал: «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе». Церковь на земле является уже Небесным Царством. И каждый, кто сумеет углубиться в жизнь церковную, входит в общину Христа, становится Его учеником, начинает ходить с Ним вместе и начинает исправлять свою жизнь до тех пор, пока не получит силу свыше, пока не родится свыше, пока не получит дар Святого Духа. Поэтому нам не нужно ничего того, что обещают прочие религии. Здесь, в Церкви, уже реализовано все, от начала и до конца, уже все дано заранее, и нужно только уметь это воспринять. А для этого, конечно, необходимо приложить некий труд.

Господь сказал: только чистые сердцем узрят Бога. Поэтому труд христианский, труд ученика-христианина должен заключаться в том, чтобы очистить свое сердце. «Сердце» в переводе на русский язык – это «середина», сердцевина всего нашего естества. Что в нас самое главное? Дух, то есть то, в чем отпечатлевается наша личность, сотворенная по образу и подобию Божию. Все мы очень разные, настолько разные, что никогда на земле не было такого человека, который был бы полностью похож на кого-то из нас. Мы все абсолютно уникальны. Господь творит Свою красоту совершенно несимметрично.

Когда мы посмотрим на любое творение Божие, мы увидим, что везде красота, гармония. Господь как-то, в силу Своего могущества, умудряется даже видимо несимметричный хаос показать как красоту. Поэтому все, что создал Бог, удивительно сгармонизировано. И каждый из нас со своей индивидуальной неповторимостью нужен Богу. Для каждого из нас есть на небесах определенная, уготованная ему обитель, в которую он должен войти. Но поскольку мы обладаем также божественной свободой, не все туда войдут, потому что некоторым зло окажется все-таки милее.

Каждый человек ежедневно совершает выбор между добром и злом. Например, знает человек, что нехорошо про другого говорить плохо, и все-таки говорит. Почему? Потому что ему хочется осудить, хочется другого унизить и тем самым возвысить себя. От чего такое желание? От гордости, а гордость – от диавола. И насколько диавол покорил сердце человека, настолько он и хочет другого осуждать и уничижать, тем самым себя как бы делая лучше. И если сладость этого греха не будет преодолена, значит, человек уже не сможет быть учеником Христовым, потому что ученик Христов должен стараться всем послужить, ни в коем случае не считать никого хуже себя, стараться принимать с любовью каждого, даже если это его враг. «Если враг твой голоден, накорми его», – говорит Священное Писание. Поэтому если мы хотим быть учениками Христовыми, то, несмотря на бушующую в нашем сердце злобу, мы должны ее отлагать, должны ее в себе побеждать. Понятно, что это трудно, и это дается только очень сильной верой – верой в то, что истина должна победить, что все равно Христос в нас победит.

И если мы таким образом будем свою жизнь управлять, то постепенно она будет очищаться. Это очищение начинается с поступков: сначала надо перестать делать плохие поступки. Но этого еще недостаточно, потому что любой фарисей, который, пальцем показывая на истерзанного Господа, кричал: «Распни, распни Его!» – он в этом нас вполне превосходил. Фарисеи внешне были людьми очень нравственными и порядочными. И среди тех, кто нас окружает, мы тоже видим много людей порядочных, не совершающих плохих поступков, очень вежливых и приличных. Но ни один из этих вежливых, приличных людей, хороших, может быть, семьянинов в Царствие Небесное не войдет.

Многие говорят: я ничего плохого не делаю, я никого не убил, не ограбил – значит, я хороший человек. Но ни один хороший человек не войдет в Царствие Небесное. В Царствие Небесное входят только кающиеся грешники. Потому что если человек себя считает хорошим, значит, он слепой, значит, у него нет духовного зрения. Про таких Господь сказал: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза». Почему человек не видит своих грехов? Потому что в каждом глазу у него бревно. Потому что стоит вынуть бревно – и он увидит в себе миллиард грехов. А если человек не видит в себе миллиарда грехов, то тогда он пока еще слеп. «Фарисей слепой!» – говорит Господь.

Если человек не видит грехов, как он может очиститься? Никак. Погиб такой человек, безнадежно совершенно погиб. А человек кающийся, хотя, может быть, у него грехов и больше, чем у этого праведника, но он может достичь Царствия Небесного, потому что он будет омывать все время свою душу. Такого спроси: в чем ты грешен? – и он начнет говорить и будет говорить в понедельник, во вторник, в среду, четверг, пятницу, пока не упадет от изнеможения или ему не скажешь: хватит, я больше не могу слушать. Потому что если человек имеет духовное видение, то он видит свои грехи, как песок морской. Вот взять на пляже горсточку песка и начать считать – и этого упражнения хватит на месяц. А если человек не видит в себе грехов, то это значит, что он духовно мертв, он просто труп, он ничего не чувствует. К трупу сколько ни обращайся, он лежит себе абсолютно холодный, он не понимает, в чем ему надо каяться, в чем надо исправляться, он не видит пути, он слеп.

И вот начинать очищение надо с поступков. Но изменение поступков не есть еще духовная жизнь. Духовная жизнь начинается тогда, когда человек захочет, по выражению евангельскому, очистить «внутреннее сткляницы» своей души: не только внешне быть приличным человеком, но именно изнутри таким стать. Тогда он больше внимания будет уделять не тому, как он выглядит, что про него люди скажут, как к нему относятся, а именно тому, кто он есть по сути. Потому что человека будет занимать только то, что видит проницающий взгляд Божий, который устремляется в его сердце. Такой человек всегда стоит перед Богом, он видит, что Бог все знает, все видит, и ему стыдно перед Ним: он стыдится своих помыслов греховных, если он в них медлит, стыдится своих греховных чувств.

Такой стыд – это есть страх Божий, который очень легко потерять, но очень трудно стяжать, ему очень трудно научиться. Но только он, этот стыд, и есть начало спасения. «Начало премудрости страх Господень». Без этого никак невозможно угодить Богу. Человек должен заботиться о том, каким он выглядит перед Богом, а не только внешне, потому что внешне – это перед людьми, это человекоугодие. Людей слишком много, чтобы им всем угодить; это совершенно невозможно. Господь так и говорит: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо!» Можно этому угодить, этому угодить и так в бесконечном угождении все-все потерять.

Поэтому христианин должен всегда стоять перед взором Христа. И конечно, на этом пути его ждет очень трудная борьба и с искушениями, и со всякими чувствованиями, и с постоянным желанием своего. Поэтому очень важно каждому из нас прийти в себя. Потому что очень многие из людей, ходящих в церковь и по виду вроде бы желающих духовной жизни, на самом деле внутренне давно ее отверглись и желают и в Церкви получить ту же самую усладу: то, чего не нашел человек в миру, этой же утехи он ищет в Церкви.

А спасение души – это совсем другое. Оно заключается в отвержении всякого мирского обычая. Конечно, отвержение это происходит постепенно, от простого к сложному, от внешнего к внутреннему. Если человек не умеет еще просто молчать, просто не сквернословить, просто раздраженным тоном не говорить – как ему очиститься от греховных мыслей, от чувств? Понятно, что нужно для начала хотя бы перестать быть хамом, грубым человеком, медведем, а потом тебя уже примут в человеческое общество, а потом, может быть, ты станешь и человеком духовным.

Путь этот очень трудный, но зато велика награда. Она заключается в том, что Сладчайший Иисус будет для тебя совершенно открыт, Он будет тебя научать через благодать Божию, ты всегда будешь с Ним, потому что Пресвятая Троица сотворит в твоем сердце обитель. И нет в мире высшего блаженства. И ради этого блаженства нужно пожертвовать всем. Поэтому Евангелие говорит: «Царство Небесное подобно купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее». Поэтому чтобы достигнуть этого, нужно употребить все силы своей души, весь, выражаясь техническим языком, свой ресурс, или, языком евангельским, – весь свой талант. Вот сколько тебе отпущено Богом, сколько возможно твоему сердцу любить, сколько есть у тебя решимости, чтобы отвергнуться себя, сколько у тебя есть мужества идти за Христом, ради Него идти на все, на любое страдание – столько и отдать.

Но мы люди-грешники, поэтому для нас отлепление от греха есть страдание. Страдание, предпринятое ради Христа. И если мы готовы идти на это страдание, готовы от сладости греха уклониться, тогда мы сможем быть Его учениками. И тогда мы познаем, что иго Его благо, а бремя Его легко. Вначале, когда человек не имеет еще решимости, колеблется, ему трудно бывает отказаться от греха, он думает: как я могу без этого обойтись? Но если веруешь, то Господь сказал: «Все возможно верующему».

Вот веруешь, что, если пойдешь по пути греха, тебя ждет геенна огненная? Если ум твой постигает эти слова, пожалуйста, подставь палец к горящей свече и посмотри, много ли ты сможешь выдержать. Секунду подержал и уже кричишь, тебе больно? А как ты выдержишь тогда вечный огонь? Не сможешь выдержать? Тогда и нечего грешить! Если веруешь, тогда иди за Христом. Не надо, как Иуда, грешить, если уж тебя Господь избрал. Иди путем веры, благодари Бога, что Господь позвал тебя, сделал Своим учеником, поставил перед Собой. Потому что хотя этот путь и труден, но очень уж сладок, если кто по нему идет достаточно долго. Те люди, которые уже при жизни достигли осияния благодатью Божией, свидетельствуют об этом. Они сейчас редки между нами, совсем редки, когда-то их было больше, но, слава Богу, у нас за плечами вся история Матери нашей Церкви, и мы видим множество святых угодников Божиих, которые стяжали благодать Божию и прямо нам засвидетельствовали, как это все будет.

Но опять: веруем мы им или не веруем и эти все их слова для нас пустой звук? Почему так? Разве Господь нас мало убеждал в том, что Он есть, и что Он истинен, и что Он промышляет о нашей жизни? Нет, достаточно. Каждый из нас может назвать десятки свидетельств, когда Господь ему Себя являл. Следовательно, если мы уклоняемся от Бога, то в силу лукавства нашего сердца, в силу того, что наше сердце изменчиво, в силу того, что оно лживо, в силу того, что оно непостоянно. А раз мы таковы и не хотим это свое лживое и непостоянное сердце исправить, значит, мы сами добровольно отвергаемся благодати Божией; мы удовлетворяемся вот таким простым хождением в церковь: чтобы правило читать, яйца красить на Пасху, время от времени причащаться, время от времени на исповеди говорить одно и то же. Как мы жили в грехах, так десятилетия за десятилетиями проходят, и ничего не меняется, мы к Богу не приближаемся, и нам этой жизни хватает.

Если тебе этого хватает – пожалуйста, но только это не есть духовная жизнь, не надо обольщаться, потому что в Евангелии говорится совсем о другом. Конечно, мы вряд ли можем достичь того, чего достигли святые отцы или апостолы, но в свою меру каждый может и должен достичь, а у нас и этого нет. У многих из нас уже голова седая, а они до сих пор не умеют себя просто вести элементарно, то есть не достигли еще праведности фарисеев. Но Господь сказал: если вы не превзойдете «праведности… фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное». А апостол Павел даже перечисляет, какие люди никогда не войдут в Царствие Небесное. Это все совсем не шуточки.

Конечно, неплохо в церковь ходить, это хорошее времяпрепровождение, лучше, чем телевизор смотреть, безусловно. И любой доктор, и генеральный директор телевещания вам скажет, что в церковь, конечно, ходить лучше, это каждый знает. Но нужно, чтобы от этого хождения был какой-то толк. А толк есть только один: Христос пришел на землю, чтобы дать нам свет, просветить наши души, чтобы свет Христов был у нас внутри. И надо душу свою очистить, чтобы свет этот исходил изнутри наружу. Господь так и говорит: «Да просветится свет ваш пред человеки, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». А вот этого-то у нас и нет: у нас и поступки нехорошие, и слова нехорошие, и мысли нехорошие, и чувства нехорошие, и мы как-то вполне с этим соглашаемся, удовлетворяемся и никак не хотим идти вперед.

Вот это очень плохо. Если не будет у нас подвига («подвиг» – от слова «движение»), то мы погибли. Потому что Царствие Небесное есть процесс постоянного спасения, постоянного движения. Пусть это движение будет очень малым, пусть оно будет совершенно микроскопическим, но само направление нашей воли к свету будет свидетельством о нашей хоть и малой, но вере. И если, несмотря на абсолютно полную духовную немощь, мы все-таки стараемся двигаться, то, как Господь сказал: «Стучите, и отворят вам», – если в нас не оскудеет вот этот стук, то тогда Он нас спасет.

Не сами спасемся, упаси Бог так думать. Если кто-то по безумию своему думает, что он спасается сам, что он просто оказался в Церкви потому, что чего-то достоин или что-то заслужил, это самая страшная ересь. Мы все здесь ради Христа, мы все здесь нищие, убогие, нас Господь по распутиям, халугам собрал духовно хромых, глухих, горбатых, убогих, кривых, потому что избранные оказались недостойны. Вот поэтому нас Господь созвал, поставил здесь. И нам теперь нужно трудиться над тем, чтобы найти себе брачную одежду, чтобы быть достойными этого пира веры. Вот для этого мы все и собираемся. И если мы действительно этого хотим, если действительно это есть жажда и любовь нашего сердца, то мы этого достигнем. Если нет – то нет. Двери закроются, и Господь скажет: отойдите, Я не знаю вас. Поэтому если кто еще колеблется, кто еще думает, что можно как-то ни шатко ни валко, как-то боком чего-то достичь, то нет, не надо даже и надеяться.

Господь сказал фарисеям-праведникам: мытари и блудницы предваряют вас в Царствии Небесном. Потому что бывает, что человек хоть и грешил в своей жизни, но он живой, он хочет освободиться от греха, он хочет чистой жизни – и любой восхотевший чистой жизни от любого греха может освободиться. А можно быть вполне приличными людьми, никого не обижать и быть очень хорошими, приятными собеседниками – но Царствия Небесного не увидеть как своих ушей.

Христос пришел, стоит среди нас, и каждое сердце, даже отягченное грехом, это чувствует. Он пришел, чтобы нас спасти, Он нам протянул обе руки, раскинул на Кресте руки, хочет всех нас принять в Свои объятия. Поэтому если мы не ринемся в Его объятия, то значит, нам это не надо, значит, в этом мире что-то есть для нас более привлекательное. Ну и хорошо, и выбирай, что для тебя дороже; что для тебя милее, к тому и стремись. Просто тогда не обольщайся, потому что Бог никого не наказывает: рай там или ад. Человек сам выбирает, сам. И каждый день мы выбираем, что для нас важней: благодать или блуд; воровство, хамство или смирение и кротость. Каждый сам выбирает, что ему по сердцу. Из сокровищницы сердца своего человек выносит доброе или злое.

А как проверить, что там у человека внутри? Для этого надо его достать. Поэтому Господь говорит: люби врага. Потому что никто тебя не достанет так, как враг. Один только враг может найти тебе такие слова, самые наиобиднейшие, только он может сочинить, придумать, как бы тебя побольнее уколоть. И вот тут-то твоя душа и покажет, что в ней там, внутри: злоба, раздражение, желание отомстить или смирение и любовь, терпение и желание как-то все умиротворить. Сразу суть-то твоя и вылезет. Все очень просто. Поэтому Господь нам помогает, Он нам посылает испытания, попускает искушения, чтобы каждому из нас продемонстрировать, кто мы есть на самом деле.

А то многие думают, что они, в общем, ничего, а на деле-то, когда искушение появляется, сразу и видно, кто они есть. Так вот запомни, запиши на бумажке, кто ты есть, и начинай в этом каяться – то есть исправься в этом. Не надо думать, что ты ничего. Это совсем неправильно. Стремись к тому, чтобы увидеть свои грехи, как песок морской, – и в этом положишь начало спасению. Помоги нам в этом воскресший Господь. Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского, 13 апреля 1991 года, вечер


Источник: https://azbyka.ru/days/2018-04-14

(74)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *