Наставления Паисия Святогорца

Я знаю, что наш Ангел-Хранитель за нас ходатайствует и руководит нами. Когда мы молимся за кого-нибудь, наш Ангел может помочь с быстротой молнии Он может предупредить или сохранить того, о ком мы молимся.


Гордость – это нехватка любви.


Соучастие ближнему в его беде и попытка его утешить равносильны молитве за него и часто приносят скорбящему облегчение.


Не у всех, кто достиг святости, были святые духовники, но у всех были святые помыслы.


Сердце для духовной жизни тоже самое, что двигатель для машины. То, что человек делает от сердца не приносит ему усталости. Поэтому, когда люди спрашивают меня, какое им получить образование, я отвечаю: «то, которое вам по душе». Некоторые профессии (особенно врача и учителя) следует выбирать по призванию. Что касается духовной жизни, то здесь важно, чтобы молитва совершалась при участии сердца.


Молитва – громоотвод, отводящий от нас Гнев Божий.


Наше сердце должно болеть из-за каждого нашего прегрешения, иначе мы будем грешить снова и снова.


Если мы боремся со страстями, но не можем их победить – значит у нас есть гордость, или мы кого-то осуждаем.


Нам надо научиться уставу Рая – непрестанной молитве.


Диавол закинул сети, чтобы поймать в них всё человечество. Богатых он хочет уловить масонством, бедных коммунизмом, а верующих экуменизмом.


Если будем жить духовно – диавол не будет иметь над нами никакой власти.

Когда нам делают замечание (неважно заслуженное или нет) будем всегда просить прощения. Тогда смиримся и получим Благодать от Бога.

Если человек не переживёт духовного возрождения он обречён на ад.

Сегодня Евангелие отложили в сторонку, беззаконие объявляют законом, а из греха делают моду. Всё идёт к развалу, но последнее слово остаётся за Богом.


О том, кто думает о себе, не думает Христос.


Когда мы жалуемся на своих ближних – тем самым ропщем на Бога.


Чтобы видеть в другом человеке ангела надо и самому стать ангелом.


Самолюбием человек изолирует себя от Бога.


Истинное и совершенное смирение – это такое состояние, когда человек даже если захочет не сможет возгордиться.


Как обрести ревность по Бозе? Избавиться от зависти.


Тот кто говорит и пишет о Святых отцах, предварительно не очистившись от страстей, похож на бочонок, который полон мёда, но пахнет бензином.


В прежние времена миряне имели больше благоговения к просфоре, чем сегодня некоторые монахи к Святому Причастию.


Бог прежде всего хочет, чтобы мы были радостными и обрели утешение. Бог не тиран. Он не давит, а даёт нам свободу.


Плотское воздержание делает человека сильным физически. Если же он будет стараться ещё и вести духовную жизнь – станет сильным и духовно.


Если бы были хорошие духовники не было бы нужды в психиатрах.


Если во время молитвы мы не чувствуем утешения и радости как дети оказавшиеся в материнских объятиях – значит или кого-то ранили своим поведением или одержимы гордыней.


Пусть всегда рядом с вами будет открытая духовная книга, чтобы лукавый не имел возможность досаждать злыми помыслами.


Если кто-то раздражён – лучше не пытаться заговорить с ним, пусть даже и по-доброму. Он похож на раненного, которому даже ласковое поглаживание раздражает рану.


Смирение и любовь – вот самые главные средства для нашего спасения.


Мы должны стремиться выкорчевать большие страсти. Победив их, одновременно справимся и с менее значительными пороками.


Бог нас никогда не оставляет, Его оставляем мы.


Нет причин усложнять простые вещи.


Любовь видна, когда человек дает, сам находясь в лишениях. Когда ты встречаешь нуждающегося, подумай: если бы на месте нищего был Сам Христос, то что бы ты дал Ему? Безусловно, самое лучшее… Господь говорит, что делая что-то одному из несчастных, вы тем самым делаете это Мне.


Если мы обличаем кого-то от любви, с болью, то независимо от того, понимает он нашу любовь или нет, в его сердце происходит изменение, потому что нами двигает чистая любовь. А обличение без любви, с пристрастием делает обличаемого зверем, потому что наша злоба, ударяя в его эгоизм, высекает искры, как сталь в зажигалке высекает искры из кремня.


Терпение начинается с любви. Чтобы ты терпел человека, тебе должно быть за него больно. Терпение спасает семью от разрушения.


Не находишь оправдания другим, но находишь себе самому? Тогда пройдет совсем немного времени, и Христос не найдет оправдания для тебя.


Если человек без конца получает помощь, то в конечном итоге он остаётся беспомощным.


Смерть боится того, кто не боится смерти.


Покаянием уничтожается зло.


Как только в нас поселяется помысел, что другой человек ниже нас, мы закрываем себя для помощи Божией.


Насколько мы забываем себя, настолько Бог помнит о нас.


Как бы человек не попирал свою совесть, она всё равно будет обличать его изнутри. Нет ничего слаще, чем мирная, спокойная совесть.


Люди видят весь мир, не видя только самих себя.


Любовь не может оставаться спрятанной в сердце. Как у матери, которая потеряла ребёнка, молоко льётся из груди, так и любовь ищет выхода.


Скупой, повредивший свои руки сжиманием богатства, сжал также своё сердце и сделал его каменным.


Чтобы в семье был мир и согласие, очень поможет вот что: муж должен любить свою жену больше, чем свою мать, и больше, чем кого бы то ни было из своих близких и родных. Любовь супруга к родителям должна литься через его жену. Конечно, и жена должна вести себя так же.


Кто погребает собственные дарования, тот завидует дарованиям других.


Обычно самые большие искушения — мгновенные.


Люди стремятся ощутить радость, но для того, чтобы пришла радость, человек должен пожертвовать собой.


Жизнь, это не дом отдыха: она имеет радости, но имеет и скорби.


Воскрешению предшествует Распятие.


Удары испытаний необходимы для спасения нашей души, ибо они её очищают.


Я бы сошел с ума от несправедливости этого мира, если бы не знал, что последнее слово останется за Господом Богом.


В наши дни исполнилось пророчество преподобного Антония Великого: «Придёт время и люди сойдут с ума. Того же , кто остался разумным, будут называть умалишенным, потому что он не такой как они».


Грешные люди после смерти будут страдать из-за своих желаний.


Для духовной жизни необходимо самопожертвование.


Когда не ищешь себе оправданий – чувствуешь всю радость этого мира. Когда хочешь оправдывать себя – не сможешь найти покоя.


Большинство людей столь погружено в земное, что не чувствует Божественной любви.


Для ребенка ад — быть вдали от матери, для человека — быть далеко от Бога.


Люди горделивые и восторженные должны находиться в послушании у кого-то (здесь старец имеет в виду прежде всего духовного отца), чтобы отсекать свою волю.


Благоговейные родители, желающие чтобы их дети стали монахами, не должны их к этому подталкивать, а должны сами вести подвижническую жизнь.


Каждый должен действовать сообразно своему духовному состоянию. Нельзя брать на себя подвиги, к которым человек ещё не готов.


Я встречал развращенных мужчин с «плотским мудрованием», которые женились на церковных девушках, ведущих духовную жизнь. Они так отчётливо ощущали их духовную чистоту, что не дерзали приблизиться к ним и вступить в плотские отношения. Как следствие, даже подумывали о разводе. Если простые девушки так повлияли на своих нецеломудренных супругов, то как описать то неизмеримо большее и неизгладимое впечатление, которое производила на людей наша Владычица Пресвятая Богородица.


Благодать священства это нечто особенное. Она подобна внешнему элементу питания, от которого священники получают энергию. Эта благодать не является их собственностью. Она не даётся как награда за какие-то духовные заслуги.


Сегодня диавол своей великой злобой невольно делает миру огромное благодеяние. Благочестивые люди, видя куда катится мир, сближаются с другими благочестивыми христианами и получают стимул в своей духовной брани с лукавым.


Если кто-то пал духом – его следует подбадривать и воодушевлять. Но когда он впал в гордыню и превозношение – ему полезно будет смириться.


Часто мы, монахи, становимся жестокосердными, потому что не видим боль других. А бедолажки миряне сострадательны, так как всё время видят вокруг боль и скорби. Поэтому мы должны боль других сделать своей и молиться за весь мир.


Если во время молитвы мы не чувствуем Божественного утешения – значит что-то неладно. Мы должны принести покаяние и в чём-то исправиться. Неправильно говорят некоторые, что это происходит из-за зависти и козней диавола. На самом деле Сам Господь словно говорит нам: «Я не понимаю того, как ты обращаешься ко Мне». Молитва как и Святое Причастие – это Таинство. К ней необходимо готовиться и иметь чистую совесть.


Пришёл ко мне как-то один паломник и рассказал, что прочитал несколько книг об Иисусовой молитве, и попытался понудить себя к её творению, но в результате у него лишь разболелось сердце. Тогда я спросил его: «Разве у тебя нет материала для смирения (грехов)? Смирись и ты почувствуешь, как тебе необходима милость Божия. Тогда молитва будет литься сама собой, без понуждения.


Бог не вмешивается в нашу жизнь, а ждёт, что мы попросим Его помочь нам, так как уважает нашу свободу.


Духовный человек чувствует намерения других (например, если его хотят использовать или обокрасть) но всегда относится к ним с добрым помыслом. Он не препятствует злоумышленникам, считая, что они имеют в том, что хотят отнять у него, большую необходимость.


Если нет искреннего покаяния и смирения – предпосылок для того, чтобы человек почувствовал как ему жизненно необходима Милость Божия, одни только внешние подвиги и понуждение себя приведут человека к прелести.


Ум наш (насколько это возможно) должен быть рядом с Богом и не думать о злом.


Посеяв горсть пшеницы – мы получим урожай пшеницы, посеяв колючки – вырастим колючки. Добро, творимое человеком, порождает новые добродетели, а грехи влекут за собой новые прегрешения.


Одному женатому, который заявил мне, что монашество в отличие от брака это не таинство, я ответил, что иночество – это таинство Церкви Торжествующей, так как уже в земном существовании переживает ангельскую жизнь.


Несчастья, боль и поношения искупают нас от ада.


Мы не должны искать в молитве наслаждения, пусть даже и духовного. В противном случае мы уподобляемся детям, любящим своего отца только за то, что он даёт им карамельки и шоколадки. Искомое в молитве – это душевный мир.


Многие впавшие в прелесть, которых диавол сделал лжепророками, не положили в основу духовной брани покаяние и познание себя, а стремились к постам и бдениям, по своей гордыне желая великими подвигами достичь святости.


Как у каждого автобуса есть депо, так и беснование имеет какую-то первопричину. Не надо идти на отчитку, если прежде не найден повод ставший причиной духовного заболевания.


Настоящее смирение имеет тот человек, который сделанные им добрые дела сразу забывает, а любое сделанное ему благодеяние (даже самое незначительное) считает громадным и чувствует за него благодарность.


Обретение святости не зависит от того сколько времени мы подвизаемся, а зависит от любочестия и нашего смиренного подвига. В любочестии есть и смирение, и благородство, и жертвенность.


Будем избегать разговоров о бесполезных вещах. Будем постоянны в своем монашеском правиле, а также посещении храма. Находясь в церкви, будем слушать службу, Литургию, вечерню. На трапезе да будем все вместе. Во всем будем хранить порядок. Где порядок, там и мир. Где о мир, там и Бог. Где беспорядок, там и смущение. А где смущение, там и дьявол. Вся благообразно и по чину да бывают, говорит божественный Павел (1Кор.14,40).


Источник:

Христианская мудрость в притчах. Наставления Паисия Святогорца

(116)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *