Слово в день Покрова Пресвятой Богородицы (проповеди)

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Покров Пресвятой Богородицы

Празд­ник По­кро­ва – один из са­мых по­чи­та­е­мых на Ру­си, о чём сви­де­тель­ству­ет и ко­ли­че­ство По­кров­ских хра­мов, и ко­ли­че­ство лю­дей с «по­пов­ской» фа­ми­ли­ей По­кров­ский. (Де­ло в том, что до се­ре­ди­ны XIX ве­ка от­ли­чив­ши­е­ся вы­пуск­ни­ки Ду­хов­ных се­ми­на­рий по­лу­ча­ли но­вые фа­ми­лии в честь глав­ных празд­ни­ков.) В то же вре­мя мно­гие пло­хо пред­став­ля­ют се­бе сам смысл тер­ми­на «по­кров», да и са­ма ис­то­рия празд­ни­ка всё ещё недо­ста­точ­но изу­че­на. Об­ра­тим­ся к ис­то­ри­че­ско­му со­бы­тию, тра­ди­ци­он­но ле­жа­ще­му в его ос­но­ве.

В X сто­ле­тии Ви­зан­тий­ская им­пе­рия, тес­ни­мая сво­и­ми энер­гич­ны­ми во­сточ­ны­ми со­се­дя­ми, вновь ока­за­лась на гра­ни ги­бе­ли. Кон­стан­ти­но­поль вне­зап­но был оса­жден «вар­ва­ра­ми» (в том чис­ле и языч­ни­ка­ми-рос­са­ми), а гре­че­ское вой­ско не успе­ло вер­нуть­ся из даль­не­го по­хо­да. По­это­му от­ча­яв­шим­ся лю­дям оста­ва­лось лишь на­де­ять­ся на небес­ную по­мощь.

Во Влахерн­ском хра­ме, где хра­ни­лась бес­цен­ная ре­лик­вия – ри­за Бо­го­ма­те­ри и часть Её по­я­са – со­вер­ша­лось бес­пре­рыв­ное мо­ле­ние. Од­на­жды но­чью сто­яв­шие там Ан­дрей Юро­ди­вый и его ду­хов­ный уче­ник Епи­фа­ний удо­сто­и­лись чу­дес­но­го ви­де­ния. Неви­ди­мая для осталь­ных, яви­лась им «ве­ли­че­ствен­ная Же­на, иду­щая от цар­ских врат со страш­ною сви­тою, из ко­то­рой честный Пред­те­ча и Сын Гро­ма (апо­стол Иоанн Бо­го­слов. – Ю. Р.) под­дер­жи­ва­ли Ее сво­и­ми ру­ка­ми. Пре­кло­нив ко­ле­ни, Она дол­го мо­ли­лась, об­ли­вая сле­за­ми Свое бо­го­вид­ное и пре­чи­стое ли­цо. По окон­ча­нии мо­лит­вы сня­ла с Се­бя на­по­до­бие мол­нии бли­став­шее по­кры­ва­ло (мафори­он), ко­то­рое но­си­ла на пре­чи­стой гла­ве Сво­ей, и, дер­жа его с ве­ли­кой тор­же­ствен­но­стью Сво­и­ми пре­чи­сты­ми ру­ка­ми, рас­про­стёр­ла над всем сто­я­щим на­ро­дом. Чу­дес­ные эти му­жи (Ан­дрей и Епи­фа­ний) до­воль­ное вре­мя смот­ре­ли на это рас­про­стёр­тое над на­ро­дом по­кры­ва­ло и бли­став­шую на­по­до­бие мол­нии сла­ву Гос­под­ню. И, до­ко­ле бы­ла там Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, ви­ди­мо бы­ло и по­кры­ва­ло. По от­ше­ствии же Её, сде­ла­лось и оно неви­ди­мо. Но, взяв его с со­бою, Она оста­ви­ла бла­го­дать быв­шим там».

Это бы­ло зна­ком на­деж­ды на спа­се­ние. Дей­стви­тель­но, вско­ре, устра­шен­ные необъ­яс­ни­мы­ми небес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми, вар­ва­ры сня­ли оса­ду и в стра­хе бе­жа­ли. Со­бы­тие это да­ти­ру­ет­ся при­бли­зи­тель­но 930 го­дом.

На Ру­си ис­то­ри­че­ски кон­крет­ный смысл «по­кро­ва-за­щи­ты» жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля неиз­ме­ри­мо рас­ши­рил­ся, и он стал вос­при­ни­мать­ся как «По­кров Бо­го­ма­те­ри над Рус­ской зем­лёй» – ме­стом осо­бо­го по­чи­та­ния Ца­ри­цы Небес­ной.

Сам празд­ник По­кро­ва по­явил­ся на на­шей зем­ле, ве­ро­ят­но, в XII ве­ке. При этом счи­та­ет­ся (но те­перь под­вер­га­ет­ся со­мне­нию), что пер­вым По­кров­ским хра­мом стал ше­девр древ­не­рус­ской ар­хи­тек­ту­ры – зна­ме­ни­тый храм По­кро­ва на Нер­ли. Во­об­ще же ка­лен­дар­ная ис­то­рия празд­ни­ка до сих пор недо­ста­точ­но ис­сле­до­ва­на, хо­тя су­ще­ству­ет нема­ло ра­бот. Тем не ме­нее, яс­но, что тра­ди­ци­он­ная (гор­де­ли­вая!) точ­ка зре­ния на то, что это «чи­сто рус­ский празд­ник», вве­дён­ный по­че­му-то кня­зем Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским (а не цер­ков­ным свя­щен­но­на­ча­ли­ем?) и буд­то бы незна­ко­мый гре­кам и дру­гим хри­сти­а­нам, – оши­боч­на.

До­ста­точ­но вспом­нить об об­сто­я­тель­ствах по­яв­ле­ния пер­во­го – и един­ствен­но доз­во­лен­но­го цер­ков­ным уста­вом! – ака­фи­ста «Взбранной Во­еводе…». Этот ше­девр цер­ков­ной по­э­зии ино­гда при­пи­сы­ва­ет­ся свя­то­му Ро­ма­ну Слад­ко­пев­цу, жив­ше­му ещё VI ве­ке; по­это­му он и изо­бра­жа­ет­ся на неко­то­рых ико­нах По­кро­ва. И па­мять его то­же се­го­дня! Уче­ные ука­зы­ва­ют на по­чи­та­ние в ви­зан­тий­ской тра­ди­ции мафори­о­на, го­лов­но­го по­кры­ва­ла Пре­свя­той Де­вы, и пред­по­ла­га­ют, что да­же са­ма да­та празд­но­ва­ния По­кро­ва бы­ла при­вя­за­на ко дню па­мя­ти Ро­ма­на Слад­ко­пев­ца, вос­пев­ше­го Бо­го­ма­терь (а не на­обо­рот!). Да и са­ма служ­ба на По­кров име­ет сход­ство с бо­го­слу­же­ни­ем на празд­ник По­ло­же­ния ри­зы Бо­го­ро­ди­цы во Влахерн­ском хра­ме (2/15 июля) и с тек­стом зна­ме­ни­то­го ака­фи­ста Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Гре­ки и за­пад­ные хри­сти­ане то­же про­слав­ля­ют Бо­го­ро­ди­цу как свою За­щит­ни­цу и По­кро­ви­тель­ни­цу (бы­ло бы стран­но в этом со­мне­вать­ся!) вне за­ви­си­мо­сти от еди­нич­но­го и ло­каль­но­го кон­стан­ти­но­поль­ско­го со­бы­тия X сто­ле­тия. Об­щий для всех хри­сти­ан смысл празд­ни­ка – ми­ло­серд­ная за­щи­та Бо­го­ро­ди­цей лю­дей, го­ро­да, стра­ны – вы­ра­зи­лась у нас в сим­во­ле По­кро­ва, у гре­ков – в сим­во­ле Скепе (За­щи­та, При­кры­тие), у ка­то­ли­ков – в сим­во­ле Pallium’а, т. е. Пла­ща Бо­го­ро­ди­цы.

У мно­гих воз­ни­ка­ет во­прос: а что же имен­но Бо­го­ма­терь рас­про­стёр­ла над на­ро­дом? На неко­то­рых ико­нах мож­но ви­деть длин­ную уз­кую лен­ту. Неуже­ли это ар­хи­ерей­ский омо­фор?

К со­жа­ле­нию, эта гру­бая ошиб­ка до сих пор ти­ра­жи­ру­ет­ся не толь­ко в ико­но­гра­фии празд­ни­ка, но и удер­жи­ва­ет­ся в бо­го­слу­жеб­ных текстах («покрый нас Сво­им омо­фо­ром» и др.). Бо­жия Ма­терь – не епи­скоп и тем бо­лее не дья­кон, тор­же­ствен­но но­ся­щий на под­ня­тых ру­ках омо­фор в опре­де­лён­ные мо­мен­ты ар­хи­ерей­ской Ли­тур­гии. В гре­че­ском жи­тии Ан­дрея Юро­ди­во­го сто­ит сло­во μαφόριον,мафори­он; это – боль­шой жен­ский пла­ток-по­кры­ва­ло, за­кры­ва­ю­щий го­ло­ву, пле­чи и спус­ка­ю­щий­ся вниз.

Про­стой рус­ский на­род, не слиш­ком обре­ме­ня­ю­щий се­бя бо­го­слов­ски­ми зна­ни­я­ми, пе­ре­осмыс­лил «по­кров», став­ший ка­лен­дар­ной ве­хой, как нель­зя бо­лее праг­ма­тич­но. Это вре­мя сва­деб, пер­вое за­зи­мье. «Ба­тюш­ка По­кров (так! – Ю. Р.), по­крой мать сы­ру зем­лю и ме­ня мо­ло­ду! Бел снег зем­лю при­кры­ва­ет: не ме­ня-ль мо­ло­ду, за­муж сна­ря­жа­ет? Ба­тюш­ка По­кров, по­крой зем­лю снеж­ком, а ме­ня, мо­ло­ду, же­ниш­ком!» – при­пе­ва­ют ис­то­мив­ши­е­ся крас­ные де­ви­цы. По­нять их мож­но, осо­бен­но сей­час, ко­гда ино­го «мо­лод­ца» труд­но от­ли­чить от де­ви­цы. Же­ла­ем не от­ча­и­вать­ся и ждать сво­е­го до­стой­но­го суже­но­го. Быть мо­жет, он ещё по­явит­ся в «кре­щен­ский ве­че­рок»?


Ли­те­ра­ту­ра

Алек­сан­дров А. Об уста­нов­ле­нии празд­ни­ка По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Рус­ской Церк­ви // ЖМП. 1983. №№ 10 и 11; Плю­ха­но­ва М. Б. Сю­же­ты и сим­во­лы Мос­ков­ско­го цар­ства. СПб., 1995 (при­ло­же­ние: Ис­то­рия во­про­са о про­ис­хож­де­нии празд­ни­ка По­кро­ва); Ру­бан Ю. По­кров Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы // Во­да жи­вая. С.-Пе­тер­бург­ский Цер­ков­ный вест­ник. 2007. № 10.

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Слово в день Покрова Пресвятой Богородицы

Много раз являлась Пресвятая Богородица отдельным великим святым, обычно в сопровождении одного или двух апостолов Христовых, а преподобному Серафиму Саровскому являлась и одна. Но никогда и никому не являлась Она в такой славе, как в Константинопольском Влахернском храме, в этот великий праздник, именуемый Ее Покровом.

В храме было множество народа, и в его числе стояли блаженный Андрей, Христа ради юродивый с учеником своим Епифанием.

Совершалось всенощное бдение. Народ горячо молился об избавлении от нашествия варваров, которые уже подошли к самому Константинополю.

Около четырех часов утра блаженный Андрей внезапно увидел под сводами храма стоящую на облаках Пресвятую Богородицу, окруженную сонмом Ангелов, апостолов, пророков, святителей и множеством великих святых.

Блаженный Андрей спросил Епифания: «Видишь ли ты Госпожу и Царицу Мира?», – «Вижу, отец мой духовный, и ужасаюсь», – ответил Епифаний.

На глазах их обоих Пресвятая Богородица сошла вниз, вошла в алтарь и долго молилась Богу, стоя на коленях пред престолом. Потом встала, вышла на амвон и, сняв с себя сиявшее небесным светом и блиставшее молниями большое покрывало, распростерла его над всем молящимся народом.

На этом внезапно окончилось чудесное видение Андрея и Епифания.

Утром всем стало известно, что на рассвете варвары сняли осаду Константинополя и ушли.

Думаю, что всем вам понятно, как велика разница между этим преславным и чудным явлением Покрова Пресвятой Богородицы и Ее многочисленными явлениями отдельным великим святым с одним-двумя апостолами, или даже в одиночестве.

Хочу углубить Ваше внимание и остановить его на тех весьма важных чертах, которыми отличается Ее чудесное явление во Влахернском храме в великий день Ее Покрова.

Велика, конечно, разница между тем, во что веруем только понаслышке или по письменным сообщениям и тем, что видят глаза человеческие.

Правда, и во Влахернеком храме чудесное видение Покрова Пресвятой Богородицы видели не все молящиеся, а только Андрей, Христа ради юродивый и ученик его Епифаний, но свидетельство блаженного Христа ради юродивого, исполнившего в великой мере первую заповедь блаженства о нищете духовной, вполне убедительно для нас, ибо такой великий святой, конечно, не мог солгать или выдумать небылицу, и его глазам мы можем верить, как своим собственным.

Никто да не усомнится в том, что видели человеческими глазами блаженный Андрей и ученик его Епифаний.
Никогда больше не являлась Пресвятая Богородица в такой великой славе, со множеством Ангелов, апостолов, пророков и святых. Такая огромная и преславная свита, какую видели Андрей и Епифаний, могла сопровождать только воистину Святейшую Всех Святых, и огромно для нас значение этого Божьего свидетельства о Ней.

Сердцами своими мы верим, что Пресвятая Богородица всегда молится о роде христианском и предстательствует о нем пред Своим Божественным Сыном, но своими человеческими глазами убедились в этом блаженный Андрей и Епифаний, когда сошла она из-под сводов храма в алтарь и долго молилась, стоя на коленях.

Вспомним, что Апостол Павел называет диавола князем, господствующим в воздухе, и тогда с великой благодарностью Ей и Божественному Сыну Ее, поймем значение блиставшего Божественным светом Ее Покрова, распростертого над головами молящихся, которым Она защищала их от низко носившегося в воздухе князя тьмы и темных ангелов его, которых поражала Она молниями своих молитв, сверкавших из Ее Покрова.

Видите ли, люди Божии, как велико и свято для нас значение праздника Покрова Пресвятой Богородицы, как укрепляет видение блаженных Андрея и Епифания нашу веру в Нее как Заступницу Усердную мира нашего.

Будем же любить Ее всем сердцем, как любят маленькие дети свою мать, и воздадим великую славу и честь Ее Божественному Сыну по плоти человеческой, Господу и Богу нашему Иисусу Христу, с Его Предвечным и Безначальным Отцом и Пресвятым Духом.

Аминь.

1958 г.

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Покров Пресвятой Богородицы

Все люди стремятся к блаженству, к счастью, все хотят жить хорошо. И в сегодняшнем Евангелии Господь нам говорит, как этого достичь: надо слушать слово Божие и хранить его в своем сердце. Кто учился в школе, знает, что учителя наши чаще всего были недовольны тем, что у нас в одно ухо влетает, а в другое вылетает и ничего не остается. Это им было больше всего обидно.

Так и Господь. Он принес на землю слово Божие и хотел бы, чтобы оно как-то осело в человеке, чтобы он хранил его в своем сердце. Не только в уме хранил – этого недостаточно, потому что просто запомнить мало, это ничего не даст – до тех пор, пока человек не примет его сердцем. Только всем сердцем согласившись со словом Божиим, он будет жить так, как оно велит. Вот этого Господь и хочет, поэтому Он сказал: «Блажени слышащии слово Божие и хранящии его. И нам надо этому научиться.

Мы ходим в храм и каждый раз слышим здесь отрывки из Евангелия, то есть маленькие частицы слова Божия. Евангелие нам надо вместить в себя полностью, но невозможно на каждом богослужении прочитать его целиком. Поэтому святая Церковь избирает отрывки – они называются по-славянски «зачала», – которые читаются в каждый день года и в каждый праздник особенный. Богослужение наше так устроено, что если ходить в храм ежедневно, то мы услышим все Евангелие. Однако мало кто может быть на службе каждый день, поэтому во всех странах мира воскресенье – день выходной, когда никто не работает. Так Господь устроил для того, чтобы в этот день люди могли прийти и послушать слово Божие. Для воскресных и праздничных чтений святая Церковь избирает такие отрывки из Священного Писания, которые наиболее для нас важны. Но, конечно, просто прийти в храм недостаточно, можно все мимо ушей пропустить и выйти пустым, потому что ты ничем не наполнился, ничего не понял, ничто в твою голову не проникло.

Сегодняшнее Евангелие от Луки, отрывок, который мы часто в храме слышим, называют Богородичным. Когда бывает праздник какой-нибудь иконы Божией Матери, или Ее Рождество, или отмечается любое другое событие, с Ней связанное, читается это зачало о Марфе и Марии. Чему же оно нас учит? Мы знаем, что у человека очень много земных забот: ему надо поесть, попить и постель приготовить, надо и постирать, и убраться; все это занимает очень много сил и времени. И Господь не говорит, что это маловажно, но Он учит, что есть вещи более важные. Более важная вещь – это заниматься своим сердцем, духовной жизнью.

Можно и обед сготовить, в этом нет ничего дурного; можно и постель убрать после того, как встал, и это неплохо; можно даже полы подмести, и это хорошо. Но если мы живем так, что просыпаемся, готовим, чистим, моем, потом на работу идем и приходим домой уже обессиленными, дома отдыхаем, телевизор смотрим, ну а потом, сколько у нас осталось сил и времени, молимся Богу – то Господь говорит, что такая жизнь неправильная. Если мы будем так жить, мы не достигнем того, к чему стремимся, не достигнем блаженства. Надо, наоборот, сперва в храм сходить, сперва помолиться, сперва заняться своей душой, Евангелие почитать, а если время останется, тогда можно и покушать; если время останется, можно и поспать, и квартиру убрать, и постирать.

Но мы самое главное, к сожалению, оставляем на потом. Некоторые так и заявляют: мне некогда часто в храм ходить, я с внуками сижу. Что же в этом плохого? С внуками сидеть надо? Да, бывает такая необходимость. Но представь себе, что ты завтра умрешь. И что, твои внуки на улице останутся без призора? Нет? Значит, найдется возможность куда-то их пристроить? А вот спасут ли тебя твои внуки от вечной погибели? Господь учит: едино на потребу только есть. Потому что сколько ни стирай белье постельное – поспишь на нем некоторое время, и оно опять испачкается; сколько квартиру ни мой, все равно она будет грязная; сколько ни ешь, все равно есть захочется. То есть эти дела в некотором роде бессмысленны, потому что мы едим, едим, едим, а потом все равно умираем. Спрашивается, зачем мы истребили такое огромное количество пищи, если тело наше умрет; какой в этом смысл? Никакого. Но мы все о телесном помышляем и заботимся, а вот о душе нашей, которая бессмертна, которая никогда не умирает, – о ней нерадим.

Хорошо, если кто раз в неделю в храм придет; хорошо, если раз в несколько дней или раз в месяц подготовит свою душу к причастию; хорошо, если постарается какие-то заповеди Божии исполнять. Но ведь нужно, чтобы человек научился молиться непрестанно, заповеди Божии исполнял все – а он сидит телевизор смотрит. Ты что, уже Евангелие выучил? У тебя времени очень много? Как же ты кино смотришь? Ну какое может быть кино, когда ты еще не знаешь наизусть Священного Писания? Сперва ведь нужно знать, а уж потом исполнять. А человек не знает, и ему неохота. За чем-то другим он в очереди стоит, а Евангелия у него до сих пор нет, не может купить – лень или денег жалко.

Вот в чем наша беда. Поэтому жизнь наша такая тяжелая и мрачная, поэтому мы попадаем во всякие беды. Потому и с детьми мы так мучаемся, что кормить мы их кормили, поить поили, одевать одевали, да еще старались получше одевать, и все это оказалось никому не нужным делом. А вот душой ребенка никто не занимался, никто его не учил молиться, никто не учил его заповедям Божиим, никто его в храм не водил, никто его не причащал, на ночь его в постельке не благословлял. Так вот он и вырос. Естественно, мир-то злой, греховный; и он этим всем грехом пропитался. Порча ведь не сразу бывает, а постепенно. Даже яблоко в корзине, оно же не сразу гниет: сначала бочок немножко промялся; потом в этом месте начинает подгнивать, а потом все-все потихонечку и сгнивает. Так и душа человека: допустил зло – сначала злится немножко, потом все больше, больше, и так постепенно совершенно в злодея превращается, уже готов и детей малых, и жену свою бить смертным боем, и вообще все вокруг плохие, один только он хороший.

У каждого человека есть предрасположенность ко злу, мы люди грешные, уже рождаемся такими. Но один с помощью воспитания это зло в себе подавил и дал жить добру, а другой, наоборот, в результате своей жизни стал лицемером: прикидывается только добрым, а дома – злодей, истязатель, фашист, садист, от которого житья просто нет. На вид-то все благочестиво, все хорошо, улыбочка на устах играет – вот такое подлое лицемерие. Но Бог все видит, Бог все знает.

И если мы хотим быть христианами, хотим достичь блаженства, которое Господь нам обещает, то нам нужно жизнь свою исправлять. На первое место мы должны ставить участие в святых таинствах, посещение храма Божия, молитву, чтение Священного Писания. А если после всего этого время у нас останется, и силы, и возможности, то можно немножко и постирать, это не грех; если останутся силы, можно и обед сварить, можно даже и поспать. Это все совсем не плохо, но только если останется время. А у нас наоборот. Нам некогда молиться; некоторые так и говорят: мне молиться некогда. Ничего себе; как же это так? Бог нам все дает, а нам молиться некогда, некогда в храм сходить.

Такое наше отношение к Богу называется грехом. Поэтому если кто у нас спросит когда-нибудь: объясни мне, пожалуйста, что такое грех, надо отвечать: грех – это наше поганое, неблагодарное, совершенно свинское отношение к Богу, Который нам дал и солнце, и землю, и воду, и жизнь всю нашу, и то, чем мы питаемся. Вот что Господь нам дал; мало этого, Он нам дал Церковь, Он отдал нам Свою жизнь, Он отдал нам Свою Кровь – Он все для нас отдал, только чтобы нас от греха спасти, отвратить нас от зла. Все, что у Него было, Он нам дал, а мы вместо благодарности Богу его забываем, то есть живем не по-Божьи, а живем жизнью дьявольской. И многие из нас, когда умрут, будут уверены, что их ждут райские кущи, Царство Небесное, но ничего этого не получат, потому что всю жизнь прослужили дьяволу – всю жизнь, от начала и до конца. Для молитвы выбирали самые неудобные часы своего дня, Богу уделяли какие-то крохи, как пословица говорит: «На Тебе, Боже, что нам негоже».

Мы отдаем Богу только остатки – вот если осталось немножко от того времени, которое мы себе уделяем, тогда уж Ему. Понятно, что такого отношения к Отцу Небесному быть не должно, оно недостойно Бога. Как же мы можем быть Его наследниками, наследовать Царство Небесное, вечное блаженство, когда к Богу так относимся, когда мы хотим себе только славы от людей, чтобы нас хвалили, чтобы себе все иметь, все себе приобрести, а истинного добра не ищем, истинного труда ради Бога у нас нет.

Вот этому нас учит сегодняшнее Священное Писание. Видите, маленький отрывочек, всего несколько строк, а открывается в нем бездна всякой премудрости. А если бы мы все Священное Писание знали, то вся голова наша и все сердце наполнились бы этой премудростью Божией. Вот и надо нам стараться свою жизнь таким образом устроить, чтобы наше сердце и голова, ум наш напитывались словом Божиим. А то бывает так: воскресный день наступил или праздник, а у человека какие-то дела. Ну есть ли на свете дела важнее, чем спасение собственной души? Душа ли не драгоценней всего на свете?

Конечно, возможны такие обстоятельства, когда человек ну никак не может прийти в храм: собрался на службу – а его парализовало или трамвай переехал. Как ты с перерезанными ногами пойдешь? Понятно, никак. Ну так лежи и плачь, что все в храм пошли, а ты не можешь. Но нет, человек еще оправдывается: мне некогда, мне надо с людьми встретиться, они меня ждут, у меня очень важные дела. Какие дела? Ты посмотри на свою душу, сколько в ней зла, ненависти и всякого хамства, грубости! Чтобы эти авгиевы конюшни, полные навоза, очистить, сколько тебе времени понадобится!

Поэтому мы должны устремляться в храм, чем чаще, тем лучше. Чтобы действительно душу свою очистить, нам надо каждый день в храм ходить и быть здесь с утра до вечера. Но, к сожалению, так жизнь устроена, что многим приходится на работу идти, поэтому ну не может человек постоянно в храме молиться, но в воскресенье-то это наша святая обязанность. Раз ты крест на себе носишь, ты должен в храм ходить; хочу – не хочу, могу – не могу, а раз ты уж назвался христианином, раз ты крещеный, то надо. Потому что кто три воскресенья в храме не был, тот уже от Церкви отлучен, он уже, значит, никакой не христианин. Поэтому нам надо обязательно свою жизнь в этом наладить. Тогда и Господь, глядя на нас, будет доволен, что мы начали свою жизнь исправлять. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 14 октября 1989 года

Проповедь священномученика Фаддея (Успенского)

Слово на Покров Пресвятой Богородицы

«Дева днесь предстоит в Церкви, и с лики святых невидимо за ны молится Богу»

(Кондак праздника)

Это молитвенное предстояние Божией Матери и святых пред Богом напоминает нам, братие, что мы, члены Церкви земной, можем и должны быть в самом живом общении с членами Церкви небесной. Видимо удаляясь от мира во время земной своей жизни и оставляя землю, как бы место тягостного для них изгнания, святые на самом деле никогда не отделяли себя от общения с людьми. Они не принимали участия в обычных житейских суетных попечениях людей, но духовные нужды людей всегда были им близки. Они даже более любили людей, нежели люди, живущие в мире, любят друг друга. И эта любовь их выражалась особенно в духовных советах, в которых они никогда не отказывали желающим, или в их писаниях; и если даже они совершенно удалялись в пустыню, то и тогда молитвенно воздыхали и сетовали о своих собратиях в мире. Оставив же земную жизнь, они тем более усилили свои к Богу молитвенные ходатайства за мир. Тайнозритель святой Иоанн Богослов видел в откровении, как молитвы святых вместе с фимиамом кадильным возносились пред Бога, отвращая от мира грозящие ему бедствия (Откр. 8:3-5).

И быть может, их молитвы и молитвы неизвестных миру, но еще не оставивших земную жизнь святых подвижников более имеют значения, нежели громкие и всем известные дела тех из нас, кто считает себя полезным деятелем на благо человечества. Ибо мы только «делатели» на «Божией ниве», возрастить же то, над чем мы трудились, может один Бог (1 Кор. 3:5-6; Ин. 4:35, 38; Мф. 9:38), Который взирает прежде всего не на видимое величие дел человеческих, но на внутреннее расположение духа трудящихся.

Но какие мысли и чувства вызывает в нас размышление о молитвенном предстательстве за нас святых пред Богом? Многие ли из нас исполняются радостью о том, что они «приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах» (Евр. 12:22-23)? Многие ли имеют такую веру, чтобы общение их с небесной Церковью не было только мысленным, но и действительным и как бы ощутительным? Не бывает ли, напротив, что мы в действительности держимся мыслей тех людей, которые еще ясно не знали о будущей жизни, думая, что когда человек нисходит в преисподнюю, то уже он отошел в путь невозвратный «и место его не будет уже знать его», как «не существующего более» (Иов. 7:10, 3:16)? Затем, если святые, исполненные любви ко всем, не оставляли своего общения с земной Церковью, но ведают все наши нужды и немощи духовные, то ищем ли мы сами общения с ними? Ибо общение должно быть взаимным. Можем ли мы сказать, что стремиться к общению с ними столь же приятно и радостно для нас, как и с людьми, которых мы любим на земле, считая пребывание и беседы с ними счастьем для себя и подражая им? Не бывает ли, напротив, обыкновенно то, что мы готовы, правда с уважением, относиться к подвигам святых, но не считаем эти подвиги предметом желаний или предметом подражания для нас самих? Мы думаем, что нам предстоят другого рода занятия и деятельность на пользу общественную, и сохраняем в себе уверенность, что можно быть в общении с Церковью небесною, не имея в себе расположения духа святых людей. Считая же подвиги святых необходимыми лишь для них самих, мы перестаем и помощь их считать для себя необходимою. Но ведь если даже мы способны или по крайней мере считаем себя способными устроить свои земные дела, то можем ли обойтись без помощи святых в жизни духовной: в борьбе со своими страстями, с дурными привычками, даже незначительными, с малейшими движениями гнева, в изгнании из сердца своего себялюбия и в научении делам любви?

Итак, братие, желая быть живыми и действительными членами Церкви небесной, постараемся приобрести прежде всего простую и смиренную веру в предстательство святых, ибо невидимое молитвенное предстательство святых созерцается лишь посредством духовного ока веры и только «смиренным Бог… дает благодать» (Иак. 4:6). В простоте и смирении сердца прибегающие к молитвам святых, особенно же Божией Матери пред Ее иконами, повсюду прославленными чудесами, никогда не постыдятся в своем уповании, но получат всегдашнюю помощь. И если бы мы, братие, проходя путь жизни своей, прибегали к Божией Матери и святым с подобной же верой и с тем смирением сердца, за которое «сотворил Ей величие Сильный», так что «ублажают Ее все роды» (Лк. 1:48-49), то для нас как бы осязательным сделался распростертый над миром Ее святой Покров.

Аминь.

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Покров Пресвятыя Богородицы

(К чему должна побуждать нас та истина, что Пресв. Матерь Божия есть славная Заступница и Ходатайница наша пред Богом?)

I.

Ныне мы, братия, празднуем «Покров Пресвятыя Богородицы». Начало сего празднества, без сомнения, известно вам. Некогда сарацины, народ сильный и воинственный, вторглись в греческую империю и угрожали самой столице ея. Цареградские жители, устрашенные близкою опасностию и видевшие свое безсилие отразить супостатов, обратились к Богу с молитвами о помощи и – Господь явил им ее. Однажды, когда совершалось всенощное бдение во влахернском храме Пресвятыя Богородицы, блаженный Андрей и святый ученик его Епифаний удостоились чуднаго видения. Им представился свод храма отверстым и они увидели в воздухе, что Матерь Божия с сонмом пророков, апостолов и других святых, коленопреклонно молится Богу о христианском мире и осеняет его честным Своим омофором. Это видение исполнило цареградских жителей радостию, одушевило их воинов мужеством и сопровождалось победою над сарацинами. В память такого события и для всегдашняго напоминания христианам о покровительстве им Матери Божией, св. церковь установила ежегодно праздновать в настоящий день честный покров Ея.

Впрочем, не одно описанное видение служит основанием нашему верованию, что Пресвятая Богородица ходатайствует пред Богом о христианах и оказывает им благопотребную помощь в их нуждах; на это есть много и других доказательств. Чудотворныя иконы Ея, в разных местах чествуемыя, служат явными и неумолкающими свидетелями, что Матерь Божия воистину есть сильная заступница и ходатайница наша пред Богом.

II.

Какое же назидание из этого мы выведем для себя, братия, – к чему это должно побуждать нас?

а) Во-первых, мы должны всемерно чтить, величать и усерднейше благодарить Пресвятую Богородицу за Ея великия нам благодеяния. Правда, Она не имеет нужды в наших похвалах, потому что Ее воспевают ангелы, славословят все силы небесныя; Она не потребует и благодарений наших, потому что благотворит нам единственно по любви и милосердию к роду человеческому. Но это не освобождает нас от всякой обязанности величать и благодарить Ее, великую заступницу нашу, ибо неблагодарность, тем паче пред Богом и Пречистою Материю Его, есть величайший грех. Когда из десяти прокаженных мужей, исцеленных I. Христом, один только пришел и благодарил Его, то Господь со скорбию сказал: «не десят ли очистились? где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника» (Лук. 17:17-18)? Такой упрек Он сделает и нам, если мы не будем благодарить Его за те благодеяния, какия Он оказывает нам чрез Пречистую Свою Матерь, и лишит нас Своего благоволения, как людей безчувственных, не умеющих ценить Его милости, а поэтому и недостойных Ея.

б) Во-вторых, мы должны прибегать под покров Божией Матери во всех нуждах наших с твердым упованием на Ея помощь; Она, яко Матерь Божия, с большим дерзновением, нежели кто-нибудь, может приступать «к престолу благодати Божией, чтобы получить милость и благодать для благовременной помощи людям» (Евр. 4:16): ужели же «Она, Преблагословенная, не захочет ниспослать нам благодатную помощь, когда мы будем умолять Ее о ней? а Сын Божий, ужели Он не послушает возлюбленной Своей Матери, когда Она будет ходатайствовать пред Ним за нас во славу Его имени? Находясь еще во плоти, Он чудодействовал и благотворил людям в угождение Пречистой Его Матери, как это сделал на браке в Кане галилейской (Иоан. 2:1-10): ужели же Он не сотворит угоднаго Ей, притом для блага верующих в Него, ныне, когда «Ему дана всякая власть на небе и на земле» (Матф. 28:18)? Честнейшая херувимов и несравненно славнейшая серафимов, без сомнения, есть первая приемница и раздаятельница благодати Божией; поэтому Она более, нежели другие святые, совершила и доселе делает чудныя благодеяния верующим, за которыя ублажают Ее во всех концах вселенной.

в) В-третьих, имея такую великую заступницу и покровительницу, как Матерь Божия, мы должны быть благодушны во всех обстоятельствах нашей жизни и отнюдь не должны унывать, а тем паче отчаяваться, какия бы несчастия ни постигли нас: ибо безчисленные примеры свидетельствуют, что Матерь Божия избавляла христиан от разных величайших бед, и часто являла им помощь Свою тогда, когда, по-видимому, нельзя было ожидать ея. Правда, может случиться и то, что Она не скоро явится в помощь нам и допустит нас долготерпеть те несчастия, которыя пошлет нам Господь. Но в этом случае мы не должны огорчаться и думать, будто Матерь Божия забыла нас и не благоволит нам; напротив, из сего мы должны заключать только то, что по премудрым планам Божиим не настало еще время избавить нас от бед, и что оне нужны для какого либо высшаго блага нашего, например, для укрепления нас в христианском терпении и мужестве, для возбуждения в нас искренняго раскаяния во грехах, подвергающих нас гневу Божию, или для обращения сердца нашего к Богу, Котораго мы часто забываем в счастии.

III.

Но чтобы Матерь Божия могла предстательствовать за нас пред Богом и ходатайство Ея было действенно пред Ним, для этого мы, братия, должны быть достойны Ея покрова и милости Божией; в противном случае Она не может явить нам благодатной помощи, – не потому, чтобы не хотела оказать ея, а потому, что мы, по грехам своим, не способны принять ее и воспользоваться ею: ибо «какое общение праведности с беззаконием и света со тьмою», говорит апостол (2 Кор. 6:14-15).

И мы, братия, поступим так ныне, сознавая грехи свои и нужду в помощи Божией; и мы с покаянием, верою и смирением будем взывать к Царице небесной: «Владычице, помози на ны милосердовавши!»

(Сост. по «Избран. слов. и бесед». Платона, митр. киевскаго, Киев, 1892г.).


Источник: https://azbyka.ru/

(78)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *